У евреев нет истории

16.07.2010

В Шаббат, предшествующий 9 ава, еврейскому дню скорби, в синагогах читают гафтару (избранные отрывки из книг пророков) главы Хазон — «видение Иешаягу». А непосредственно 9 ава мы вспоминаем разрушение Храма, которое произошло около 2000 лет назад. В этот день мы скорбим и постимся, а также соблюдаем ряд запретов.

Но для чего нам помнить о разрушении Храма? Мир не может понять, почему мы помним даже о Холокосте — а с тех пор прошло всего лишь 65 лет! На протяжении более 19 веков мы помним о Храме, а день его разрушения стал самой печальной датой еврейского календаря. Почему? Может, стоит оставить все в прошлом? Это ведь уже стало историей. Что было — то прошло. Для чего заново переживать старую боль?

Говорят, однажды Наполеон проезжал по еврейскому кварталу Парижа и услышал стоны и рыдания, доносящиеся из синагоги. Он остановился и спросил у прохожих, по какому поводу раздаются эти горестные стенания? Ему ответили, что в этот день евреи вспоминают разрушение их Храма.

— А когда его разрушили? — поинтересовался император.

— Около 1700 лет назад, — был ответ.

Услышав это, Наполеон изрек, что у народа, не забывающего о своем прошлом, всегда будет будущее.

У евреев никогда не было истории. У нас есть память. История — это книга, музей или забытые памятники древности. А память живет всегда, и именно она дает нам будущее.

Даже оказавшись среди руин, мы отказываемся забыть о прошлом. Первый Храм разрушили вавилоняне. Когда они захватили евреев в плен, те сидели и плакали. «При реках Вавилона, там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе». О чем мы скорбили? О потерянных богатствах, домах и деньгах? Нет. Мы плакали о Сионе и Иерусалиме. «Если я забуду тебя, Иерусалим, пусть отсохнет моя правая рука. Да прилипнет язык мой к небу моему, если не вознесу Иерусалим на вершину веселья моего». Мы плакали не о себе и не о потерянной свободе, но о святом городе и о Храме. В неволе мы мечтали о том, чтобы заново построить Храм, среди руин мы стремились вернуться в свой город.

И мы вернулись в Иерусалим — потому что не забыли о нем. Мы отказались смириться с поражением и принять изгнание как исторический факт. Мы расселились по всему миру, а те, кто нас когда-то победил, стали историей. Сегодня нет вавилонян, народ, живущий в Риме — не те римляне, которые разрушили Второй Храм. Все эти народы канули в истории, а мы, сохраняя память, выжили и слова «Ам Исраэль хай» — народ Израиля жив! — всегда будут правдой.

Помню, как однажды мне рассказали историю о раввине и его племяннике. Они вместе учили Талмуд в концлагере. Они изучали трактат Моэд Катан, по иронии судьбы посвященный законам траура. Когда дядя понял, что скоро умрет, он сказал племяннику:

— Пообещай мне, что, если выживешь, закончишь изучать трактат Моэд Катан. О чем он думал, окруженный горем, страданиями и отчаянием? О том, что нужно продолжать учить Талмуд. Таким было его последнее желание. Что это: безумие или секрет нашего выживания?

Только если мы будем помнить, если мы будем скорбеть 9 ава, у нас есть надежда на то, что когда-нибудь Храм будет восстановлен. В Талмуде сказано: «Тот, кто скорбит об Иерусалиме, удостоится увидеть его в радости». Если мы должны вернуться в Сион, если наш народ хранит надежду на возрождение, мы ни в коем случае не должны ничего забывать. Нам следует соблюдать День скорби. Откажитесь в этот день от кино и ресторанов. Скорбите вместе со своим народом; и, что еще важнее, — помните. И Всевышний вернет нам дни радости и вновь построит Свой вечный дом в наше мире. Пусть это случится в наши дни.

Йоси Гольдман

Шейндл Кроль

Tэги: 9 ава Храм