Колумнистика

Анна Каллер

Ехать или не ехать?

18.06.2010

Ехать или не ехать?

18.06.2010

Interior with Vintage Luggage, Кристофер СкоттТема эмиграции совсем не новая, а для евреев в некотором отношении даже вечная. С тех пор, как двадцать лет назад рухнул «железный занавес», вопрос «ехать, или не ехать?» перестал быть столь животрепещущим, но и актуальности не утратил.

Недавно мой знакомый провел в одной из модных ныне социальных сетей мини-опрос среди своих друзей. Интересовала его актуальность темы возможного отъезда. Познакомившись с ответами и комментариями к опросу, я совсем не удивилась, увидев, что для большинства актуальность этого вопроса возросла. Выборка данного исследования, может, и не очень репрезентативна, но и среди моих знакомых тенденция очевидна.

Переезд в США, Великобританию и прочую Европу в данном контексте меня интересует меньше. Что меня да интересует, так это почему люди снова хотят ехать в Израиль?

Еще 5-7 лет назад «русские израильтяне» активно возвращались в Россию. В Москве было больше работы, больше денег, больше возможностей, нежели в стране с населением в половину Москвы. В последнее время ситуация стала меняться. Во-первых, израильтяне начали возвращаться домой. Среди них и высокооплачиваемые экспаты, занимающие видные позиции в российских компаниях. А, во-вторых, «отечественные» евреи совершают алию или, по крайней мере, всерьез говорят об этом.

Еще 5-7 лет назад «русские израильтяне» активно возвращались в Россию. В Москве было больше работы, больше денег, больше возможностей, нежели в стране с населением в половину Москвы. В последнее время ситуация стала меняться.
Разговоры об отъезде велись, ведутся и будут вестись всегда — специфика жизни еврейского народа в диаспоре предполагает постоянное передвижение. Однако сегодня такие разговоры ведут даже те, кто еще пару лет назад об этом не задумывался. Да и число реальных отъездов действительно возросло. Эти мои ощущения подтверждает и официальная статистика Сохнута. В прошлом году алия из России выросла на 25% по сравнению с 2008-м. А за первый квартал 2010 года в Израиль репатриировалось еще на 25% больше, чем за первый квартал предыдущего. Не думаю, что причиной послужили внезапная вспышка сионизма или экономический кризис. Толчком — возможно, но причиной — вряд ли.

Это может прозвучать немного по-снобистски, но, как известно, есть Москва, а есть Россия. Более или менее понятны причины, по которым совершают алию люди из регионов. В провинции меньше возможностей, меньше перспектив, меньше денег — там всего меньше. Удивительно, однако, когда люди уезжают из успешной во многих отношениях Москвы, предлагающей все возможные и невозможные перспективы. И получается как в том мультфильме про Вовку в Тридевятом царстве: «Хочешь — пирожного, хочешь — мороженого! А он — заборы красит!»

Одна моя подруга работала в московском офисе крупной западной компании, получала приличную зарплату, имела определенные карьерные перспективы, не говоря уже о насыщенной культурной жизни и куче друзей под боком. А потом собрала вещи и вместе с мужем уехала в Израиль, где все теперь приходится строить почти с нуля. И она не одна такая! Люди увольняются, продают машины, сдают квартиры — и едут в Израиль.

Почему???

Конечно, причины, так или иначе, у каждого свои, но, пытаясь понять природу данного явления, я забросала вопросами всех своих уже уехавших и только собирающихся уезжать знакомых.

Лично мне, девочке, родившейся и выросшей в Москве, Израиль всегда казался довольно «местечковым». Все-таки размер иногда имеет значение...

В большинстве своем уезжают те, кого здесь особо ничего не держит: нет суперкрутой работы, нет детей или больных родителей, которых не оставишь. Если нет сильных сдерживающих факторов, то потери при перемене постоянного места жительства не так уж велики. Но при этом есть надежда, что «там» в долгосрочной перспективе будет лучше.

Частым ответом, который дают молодые репатрианты на вопрос о причинах отъезда, является и забота о будущих детях. Последним, возможно, действительно лучше расти в теплой и богатой фруктами средиземноморской стране. Для этого необходимо уезжать рано, чтобы успеть встать на ноги — ведь детям нужна стабильность. А если что-то не получится на новом месте, всегда можно вернуться обратно, главное — не сжигать мосты. С экономической точки зрения, сейчас, наверное, лучшее время для тех, кто решился на переезд. Всюду кризис, везде одинаково нехорошо, а если что-то менять, то делать это имеет смысл, пока корни еще не слишком глубоко пущены.

Есть и такие, для кого переезд является попыткой сбежать из огромного мегаполиса: это желание не потеряться в большом городе; почувствовать себя значимым элементом — человеком, а не песчинкой в море. Лично мне, девочке, родившейся и выросшей в Москве, Израиль всегда казался довольно «местечковым». Все-таки размер иногда имеет значение. Думая о потенциальном отъезде (сама я, несмотря на всю свою любовь к родному городу, никогда не оставляю мысль однажды его покинуть), я всегда видела себя где-нибудь в Нью-Йорке или Лондоне — больших эклектичных городах, живущих в сумасшедшем ритме. Но чем больше я сейчас об этом думаю (или чем старше становлюсь, может в этом причина?), тем больше мне импонирует идея о жизни в небольшом еврейском государстве на Ближнем Востоке. Кстати, не менее эклектичном, чем все эти мегаполисы. В Израиле есть своя прелесть, уникальная, ни на что не похожая атмосфера. А размер страны, в данном случае, возможно, наоборот можно считать плюсом.

Если мы чему-то и должны были научиться за века жизни в диаспоре, так это верности фразы из Торы о том, что евреи — ам левадад ишкон (народ, живущий отдельно и среди других народов не числящийся). И как бы хорошо нам ни жилось в странах рассеяния в разные времена, но этой хорошей жизни, так или иначе, наставал конец.

Эта «атмосфера», а также «другие люди» и «другой менталитет» являются дополнительными и достаточно распространенными причинами отъезда. В Москве вроде бы все хорошо, вроде бы есть все, и даже больше. Но в последнее время как-то не хватает воздуха (в прямом и переносном смыслах) и можно чувствовать себя свободным человеком в рамках очень ограниченной свободы. Да и черт бы с ней, с этой свободой, если б еще не эти вечно угрюмые и нелюбезные лица, окружающие тебя повсюду. То ли дело улыбающиеся лица на залитых солнцем улицах Тель-Авива… Не хочется идеализировать, но климатические условия накладывают определенный отпечаток на ментальность в целом, и на выражение лица в частности.

Да и со свободой в Израиле, очевидно, совсем другая история: еврейский менталитет выводит на первый план ценностей человеческую жизнь. За две тысячи лет изгнания в нашем генетическом коде прочно засел страх. Если мы чему-то и должны были научиться за века жизни в диаспоре, так это верности фразы из Торы о том, что евреи — ам левадад ишкон (народ, живущий отдельно и среди других народов не числящийся). И как бы хорошо нам ни жилось в странах рассеяния в разные времена, но этой хорошей жизни, так или иначе, наставал конец.

Я не призываю собирать вещи и ехать в Израиль. Более того, пока никуда не еду сама. Но, пытаясь разобраться в этой теме, я понимаю мотивацию тех, кто едет. И, честно говоря, я очень рада, что люди едут в Израиль, я рада, что у евреев есть такое место, где их всегда ждут.

Возможно, все совсем не так. Возможно, все называемые вслух причины отъезда — ненастоящие, и евреи едут в Израиль просто потому, что глубоко внутри истосковались по своему месту и своей земле. Что бы кто ни говорил, Израиль — это наша земля, которую заповедал нам Всевышний. Так написано в Книге, почитаемой большей частью населения Земли. Израиль дает заряд аутентичности — народ, святыни, язык, места и события, описанные в Торе, разворачиваются на твоих глазах. Две тысячи лет мы тосковали по Иерусалиму, так почему бы сейчас, когда есть такая возможность, по крайней мере, не попробовать пожить на своей земле?



       
     

Автор о себе:

Родилась в Москве. К 23 годам закончила Высшую Школу Экономики: получила степень магистра психологии.

Некоторое время жила и училась в Лондоне. По возвращении работала на телевидении и принимала участие в различных волонтерских и благотворительных проектах.

С самого детства и по сей день активно и плодотворно участвую в еврейской жизни Москвы.





Мнение  редакции и автора могут не совпадать

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...