Истории

Литература

Легенда о Валленберге

Сегодня суд перенес рассмотрение дела родственников Рауля Валленберга против ФСБ России из-за того, что представитель ФСБ явился на заседание без правовой позиции…

Литература

Поездом из ада

Больше поездов из Риги, к которой подступали немцы, не было. Вся остальная семья погибла. Они же добрались до Алма-Аты, где все шпыняли их как «буржуев» – за европейские костюмы и кожаные сумки. После вернулись в Ригу, уже советскую и «уплотненную» – в родном доме властвовал дворник, разжигавший...

Литература

Еврейское гнездо

Про семью Мессерер говорили, что они – часть столицы, не такая неизменная, как Кремль, но более постоянная, чем коммунизм. Сначала род прославлял Асаф – и он, и его сестра, и племянница Майя Плисецкая были русским балетом. Потом Борис стал московской живописью, тесно сплетенной с литературой...

Литература

Мастер каббалы и эротизма

В юности он занимался каббалой, а повзрослев – подружился с Кафкой и Бродом и увлекся психоанализом и эротизмом. Его «Девять врат», описывающие изнутри жизнь религиозных евреев, стали прорывом в литературе, а сам Иржи Лангер навсегда остался великим мистиком XX века.

Литература

Принц из Баку

Он превратил себя в сюжет и стал собственным героем, а в литературу вошел сразу под тремя именами – Лев Нуссимбаум, Курбан Саид и Эссад Бей. Великий мистификатор, сбежавший от революции и Гитлера, навсегда остался в истории таинственным «принцем Востока» – маленьким еврейским мальчиком из Баку.

Литература

Сопротивленье по-французски

Сначала она сдала фашистам свою лучшую подругу-еврейку, но раскаявшись, спасла 18 еврейских детей, спрятав их в монастыре. Так её бросало от предательства к подвигу. «Если я чему и научилась за свою долгую жизнь, то одному: любовь показывает нас такими, какими мы хотим быть, а война показывает...

Наталья Твердохлеб

Голубая кровь

Нас гнали вдоль поля, усыпанного гравием. Мы прошли длинные ряды бараков и свернули ко рву, выложенному бетоном. Я пыталась совладать с дрожью, не обращать внимания на боль в ноге, хотя видела, как моя «голубая» кровь оставляет красную дорожку на земле. Нас ведут прямо в газовую камеру. А эта...

Литература

Память Лунгиных

«Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен», «Трое в лодке, не считая собаки» и многие другие фильмы – вот что создавал Семен Лунгин. В это время его жена Лиля переводила для нас «Малыша и Карлсона» и другие сказки Линдгрен. Оба они писали мемуары. И в памяти Лунгиных – весь двадцатый...

Литература

Отец-невидимка

Бабушку я запомнил «сумасшедшей», «бандершей». Деда она убила из ревности, причем суд ее оправдал. Потом она вырезала деда со всех фотографий, так что у папы был отец-невидимка. И, знаете, папа до конца жизни старался быть на него похожим, быть воплощением холода и пустоты. Сестре, страдающей...

Литература

Золотой запас Родины

Он надел синий выходной костюм и направился в травмпункт при девятнадцатой поликлинике. Оказалось, что медсестра весит 69 килограммов с какой-то мелочью. Он достал из кармана тщательно сложенную газетную вырезку, в которой было написано, что золотой запас США составляет 9840 тонн, и сказал: –...

Литература

Букет из колокольчиков

Всё было как обычно: стройная девушка с длинными, обесцвеченными до платинового оттенка волосами и заморский претендент на ее руку и сердце, годящийся по возрасту ей почти в дедушки. Дальше шел стандартный рассказ, как ей не хватает рядом сильного мужского плеча и какой заботой она готова...

Литература

Букет из колокольчиков

Всё было как обычно: стройная девушка с длинными, обесцвеченными до платинового оттенка волосами и заморский претендент на ее руку и сердце, годящийся по возрасту ей почти в дедушки. Дальше шел стандартный рассказ, как ей не хватает рядом сильного мужского плеча и какой заботой она готова...

Литература

Укус блохи Сорокина

Тёмные века Исламской революции миновали, мир ещё наводнен беженцами и солдатами, но в целом люди выдохнули и переживают Ренессанс. Еду теперь готовят на кострах из раритетных книг. Евреи здесь на высоте: форшмак на Шолом-Алейхеме, гефилте фиш на «Одесских рассказах» Бабеля. Таким Владимир...

Литература

Мама-робот

Ветер на улице был пронизывающий. Он сразу пожалел, что не послушал Маму и так легко оделся. За спиной зашипел домофон. – Я сделаю гефилте фиш, приходи вместе с этой… – ласково позвал компьютер. Борис нахмурился. – С Ингой, – быстро поправилась машина. Борис улыбнулся. Ему казалось, что в словах...

Литература

Душа концлагеря

«Зона интересов» – не первый роман Мартина Эмиса о Холокосте. До него была книга, награждённая букеровской премией, – «Стрела времени, или Природа преступления». В ее основе – история чудовищных экспериментов доктора Менгеле, книга полна фирменного «эмисовского» чёрного юмора, горькой иронии....

Литература

«Евреи» Невского проспекта

Афанасия Фета отчего-то записали в антисемиты наравне с Достоевским и Гоголем. Что особо отличает Фета – так это популярная городская легенда о его еврейском происхождении, прочно укоренившаяся в русском сознании. Правды в ней, увы, мало, но и антисемитом Фет прослыл необоснованно: в своих стихах...

Литература

Дети без берегов

Елена Давыдовна, роскошная крупная дама польско-еврейских кровей, была нашей учительницей русского языка и литературы. А заодно и классной руководительницей. Мы обожали её цепкий взгляд, тонкий ум и временами совершенно безжалостный язык. При этом она обладала не то что добротой, но какой-то...

Литература

Палец и пистолет

Будущий израильский поэт Хези Лескли родился в семье, только что репатриировавшейся в Израиль из Чехии. И первый серьезный скандал произошел тогда, когда он шестилетним ребенком заявил матери, что будет разговаривать только на иврите. Не по рождению, а по собственной воле поэт выбрал язык,...

Литература

День маляра

Марик был маляр, и вся семья Рейзманов были маляры: папа маляр, два старших брата маляры, оба дяди маляры и мама – учетчик в их бригаде. Рая Евсеевна Рейзман, женщина властная, всерьез озабоченная, что младший сын до сих пор не женат, имела твердое материнское намерение устроить Марику семейное...

Литература

Ты будешь врачом!

Я просто лежала и смотрела в потолок. Я лежу после аварии, которая внесла окончательную ясность в мою жизнь. Мне жаль мужа – он думает, что виноват, потому что уступил мне руль на трассе. Он теперь молчит, когда рядом. Ничего не сказал, даже когда я приказала поставить в комнату стол, оставшийся...

Литература

Хлебное небо

Мама говорила, что в тот день стреляли по всему Чернигову. Окраины горели, народ в панике бежал – кто на вокзал, кто по дорогам, ведущим из города на север и восток. Никто не знал, что их там ожидало и где теперь «этот проклятый немец». Бомба упала в соседний двор, но там, кажется, никто не...

Литература

Поэт эпохи хиппи

Всю свою недолгую жизнь Йона Волах прожила на окраине Тель-Авива – в домике, перестроенном из птичника, который она представляла то необитаемым островом, то Ясной Поляной. Она никогда не бывала за границей, не владела иностранными языками и не сподобилась получить аттестат зрелости. Несмотря на...

Литература

Еврей по Фрейду

Как относился к своему еврейскому происхождению основатель психоанализа Зигмунд Фрейд? На этот вопрос пытается ответить Питер Гай, написавший биографическую работу «Фрейд». К 160-летию со дня рождения великого психоаналитика книгу перевели и на русский язык

Литература

Шесть евреев Достоевского

Главный порок Достоевского – антисемитизм. Ювелир, с которым он отбывал каторгу, и ссыльный, спавший с ним в одной казарме. Мошенник-публицист, возомнивший себя Раскольниковым, и выкрест, чьи книги писатель держал у себя на полке. Молоденькая еврейка, жаждущая Достоевского, и еще более юная...

Литература

Холокост как поэма

Поэму «Холокост» Чарлз Резникофф написал уже пожилым человеком, годами оттачивая свой творческий метод. Дело в том, что родившийся в 1894 году поэт получил юридическое образование и большую часть жизни работал по профессии. Это, безусловно, наложило отпечаток на его литературное творчество и...

Литература

Прогулка по чужому дому

Я расставила запятые, исправила ошибки в словах и вернула ему листок. «Здесь выделено все, что нужно. Правила уточните сами», – было единственным, что я сказала. Постаралась поймать его взгляд, но глаза этот 50-летний ученик опустил куда-то в пол

Загрузить еще