Колумнистика

Меир Антопольский

Эллина нет, а иудей — есть

13.11.2012

Эллина нет, а иудей — есть

13.11.2012

Тема нашего еврейского национализма стала в последнее время актуальной по целому ряду причин. Одна из них — акты возмездия, именуемые на иврите «таг махир». Снова и снова мы слышим в новостях о разбитых стеклах и вырванных деревьях, о поджогах и оскорбительных граффити в арабских деревнях и мечетях, а в последнее время — и в церквях. Акты эти сопровождаются подписями, указывающими на то, что они задуманы как возмездие — обычно за действия правительства против поселенцев, реже — за враждебные или террористические акты, совершенные арабами.

Далеко не все эти акты действительно совершены поселенцами и даже вообще евреями. Одну их часть совершают сами арабы в ходе внутренних разборок (наиболее знаменита история с поджогом бедуинской мечети на севере Израиля — оказалось, что ее подожгла конкурирующая община), а другую — левые провокаторы с целью разжигания вражды (существует немало доказательств в отношении вырванных масличных деревьев). При этом нельзя отрицать, что определенная часть этих поступков действительно совершается еврейскими подростками.

Среди арабов, безусловно, есть немало наших врагов. В каких-то ситуациях их может даже быть большинство. И каждый еврей обязан воевать с этими врагами, по мере сил защищая свой народ и свою страну. Однако называть целую нацию враждебной кажется мне этически недопустимым.
Частично мотивацию этих подростков можно охарактеризовать как обычное молодежное хулиганство, ничем принципиально не отличающееся от выцарапывания трехбуквенного слова на заборе. Но и это объяснение мне не кажется достаточным. Все-таки за поступками стоит идея. Идея эта вкратце формулируется так: еврейский народ находится в состоянии войны с арабским народом. Фактически, во многих случаях лица, совершающие акты «таг махир», стремятся перевести внутриеврейский (и вполне легитимный) спор о власти и законе в плоскость межнационального конфликта — просто потому, что эти люди мыслят именно в таких категориях!

В августе многие из нас содрогнулись, услышав, что в арабскую машину, проезжавшую недалеко от еврейского поселения Бат-Аин в Гуш-Эционе, была брошена бутылка с коктейлем Молотова. Шесть человек, члены одной семьи, получили ожоги, двое из них — тяжелые. Насколько мне известно, расследование до сих пор не закончено. Полиция арестовала группу подростков из Бат-Аина, но впоследствии они были освобождены. Пока все три версии — криминальная разборка, сознательная провокация и еврейский «национализм» — имеют право на существование. В разгар общественной бури местная многотиражка «Гушпанка» взяла интервью у целого ряда жителей Гуш-Эциона — раввинов, активистов и рядовых граждан — и обнаружила некий водораздел мнений. Никто не считал, к счастью, что бросать бутылками с зажигательной смесью в проезжающие арабские машины — правильно. При этом большинство (во главе с раввином поселка Бат-Аин) все-таки считало это неправильным принципиально. А меньшинство — только неправильным тактически. «Этот поступок — несвоевременный и вредный, — говорили они, — но все-таки не надо забывать, что арабы — наши враги».

Вот в этом-то я вижу корень проблемы. Среди арабов, безусловно, есть немало наших врагов. В каких-то ситуациях их может даже быть большинство. И каждый еврей обязан воевать с этими врагами, по мере сил защищая свой народ и свою страну. Однако называть целую нацию враждебной кажется мне этически недопустимым, и именно эта этическая ошибка приводит молодых ребят к тем поступкам, с осуждения которых я начал. При этом для меня так же неприемлем подход тех левых евреев, которые отрицают само право на существование национальных соображений применительно к реальности.

Еврейский народ находится в состоянии войны с арабским народом. Фактически, во многих случаях лица, совершающие акты «таг махир», стремятся перевести внутриеврейский (и вполне легитимный) спор о власти и законе в плоскость межнационального конфликта — просто потому, что эти люди мыслят именно в таких категориях!
В поисках пути между этими Сциллой и Харибдой я, как мне кажется, нащупал путь — на основе известной статьи выдающегося литовского поэта и диссидента Томаса Венцловы «Ответ А. Жувинтасу». Эта статья появилась в литовском самиздате еще в далеком 1978 году. Настойчиво рекомендую эту статью прочесть, а пока цитата: «...Свой народ, свое племя человек ощущает как бы изнутри, как органическое целое. Мы вправе гордиться лучшими представителями нашего народа, однако недостойные дела каждого соотечественника причиняют всегда особую боль. Если француз или испанец совершили нечто замечательное — это одно, но если литовец — для меня это другое, потому что я к этому как-то слегка причастен. Если провинились еврей или англичанин, то виноваты этот еврей и этот англичанин, а не все евреи и англичане. Однако если провинился литовец, то в какой-то мере и я сам провинился. Только так я понимаю разделение на своих и чужих».

Интересно отметить, что статья эта была написана как ответ некоему литовскому националисту-антисемиту. На протяжении последующих лет Венцлова немало написал на тему национализма. Основной тезис его остается неизменным: для того, чтобы быть националистом, достаточно любить свой народ. Вовсе не обязательно ненавидеть другие народы.

В нашем случае этот тезис означает примерно следующее: еврей — он всегда еврей. Его хорошие поступки и его успехи меня радуют, его дурные поступки и несчастья — огорчают. Даже если этот еврей — вор или сутенер, член «Нетурей Карта», «Гуш-Шалом» или отряда «таг махир» — он все равно еврей, и я никак не могу равнодушно относиться к его судьбе.

А вот любой другой человек в мире заслуживает индивидуального подхода. Если он террорист, то он заслуживает пулю в лоб. А если, скажем, мирный феллах — то доброго, человеческого отношения. И то обстоятельство, что феллах и террорист принадлежат к одному народу (или даже, скажем, живут в одной деревне) никак не должно влиять на мое к ним отношение.

Если человек террорист, то он заслуживает пулю в лоб. А если, скажем, мирный феллах — то доброго, человеческого отношения. И то обстоятельство, что феллах и террорист принадлежат к одному народу (или даже, скажем, живут в одной деревне) никак не должно влиять на мое к ним отношение.
На первый взгляд, такой подход вступает в определенный конфликт с еврейской традицией. И пророки, и мудрецы часто говорят о других народах именно в национальных, обобщенных терминах, часто персонифицируя их в образах таких персонажей, как Ишмаэль, Эсав, Лаван и т.д. Крайнее выражение этот подход находит в формуле рабби Шимона бар Йохая (Рашби): «Галаха: известно, что Эсав ненавидит Яакова» (Сифри, глава Беалотха). Тем самым Рашби возводит в ранг закона утверждение о ненависти Эсава (видимо, имелась в виду Римская империя и ее наследники) к евреям. Впрочем, исследователь Талмуда д-р М. Кахане показал на основании рукописей мидраша, что слово «галаха» здесь является ошибкой переписчика. Но, во-первых, и без этого категорического слова формула достаточно однозначна. К тому же она так прижилась в общественном сознании... Сколько тысяч субботних драшот (проповедей) выстроено на ее основе!

Однако на основании другой, столь же широко известной, формулы Талмуда мне кажется возможным утверждать, что и мудрецы наши стремились оставить эти образы для мистики, отрицая их прямое применение в реальной жизни. Мишна в трактате «Ядаим» рассказывает, как в бейт-мидраш к мудрецам приходит гер Йехуда, по рождению из аммонейцев. Об этом народе Тора прямо говорит, что его представителей нельзя принимать в еврейство! Несмотря на это, рабби Йехошуа постановляет принять этого человека, аргументировав это тем, что ассирийский завоеватель Санхериб «перемешал все народы». Тем самым одним ударом он объявляет неприменимыми практически все указания Торы относительно других народов — амалекитян, моавитян, египтян и т.д. Рамбам и Шулхан Арух принимают это положение и формулируют на его основе практическую галаху. Мне кажется, что мудрецы воспользовались, как они это часто делают, формальным аргументом (свалили все на Санхериба!), чтобы выразить свое понимание того, что нельзя относиться к человеческой личности на основании ее принадлежности к тому или иному народу.

Тем самым, я предлагаю свою альтернативу формуле апостола Павла, который хотел отменить нации, сказав что «нет ни эллина, ни иудея». Отрицая реальность других наций для нашего взгляда на мир, я предлагаю считать, что «эллина нет, а иудей — есть». А все остальные — просто люди. Человеки.

Автор о себе:

 Мне 45 лет, и у нас с женой Аней на двоих семеро детей. Я родился и вырос в Москве, но вот уже почти 15 лет жизнь моя связана с Иерусалимом, в котором я работаю врачом, и нашим домом — поселением Нокдим в Гуш-Эционе. Последние годы все время и силы, которые остаются от работы и семейных радостей, направляю в наше товарищество «Место Встречи», которым руководит Аня. Товарищество это старается совместить несовместимое и встретить евреев всех сортов и разновидностей, а также «примкнувших к ним товарищей» — на «Месте встречи», которое есть Израиль, Иерусалим, Храм (это как zoom на гугл-карте или как матрешка — какой образ вам больше нравится).

 Мнение редакции и автора могут не совпадать.

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...