Колумнистика

Михаэль Кориц

Любовь под партой

01.09.2017

Любовь под партой

01.09.2017

1 сентября в одночасье меняет весь ритм жизни сотен миллионов людей – детей и родителей, для которых это день начала учебы и окончания школьных каникул. А также еще одно свидетельство, что именно отношения между поколениями выделяют человеческое общество из остального живого мира.

Человеческий детёныш появляется на свет абсолютно не готовым к самостоятельной жизни. И чем более развитым становится человеческое общество – тем длиннее период взросления. Если еще несколько столетий назад родители должны были материально поддерживать ребенка лишь в детстве, то сейчас возраст, в котором дети обретают независимость, перевалил за двадцать лет.

Но самый запутанный вопрос даже не материальный, а образовательный – как интеллектуально и ментально подготовить ребенка к самостоятельной жизни в современном мире? До недавнего времени казалось очевидно – с помощью школьного образования, которое должно обеспечить ребенка необходимым в жизни набором знаний и навыков. Но при этом каждый специалист сферы образования признает – большая часть изучаемого материала в жизни не пригодится. Да и полезные знания или, что еще важнее, навыки и способности он мог приобрести более продуктивно. Понятно, что современная школа служит неким компромиссом между необходимостью дать всеобщее образование и невозможностью – как финансовой, так и методической – спланировать и реализовать для каждого ученика наиболее подходящий для него индивидуальный план.

В прошлом три значимых общественных института монополизировали информацию. Журналистика, занимающаяся распространением информации. Государство, обрабатывающее гигантские информационные потоки и берущее на себя право принимать «единственно правильные решения». И школа, державшая монополию на передачу информации следующему поколению.

Информационная революция сделала знания открытыми и общедоступными, и вся эта система претерпела кардинальные изменения. СМИ, чтобы выжить, зачастую приходится мимикрировать под соцсети. Политики в мире открытости и прозрачности больше уже не чувствуют себя небожителями. Школа – последний и наиболее консервативный из этих трех столпов. Но на наших глазах происходит и ее адаптация к техническим возможностям нового мира.

Формирование новой школы – это удел энтузиастов от образования, ищущих свежие пути развития, но наработанные за тысячелетия еврейской педагогикой методики могут оказаться востребованными для решения стоящих перед современной школой задач. Тем более что структура Талмуда – основного учебника еврейского образования и до сих пор самого изучаемого в Израиле текста – созвучна постмодернистскому миру своей диалогической формой и интертекстуальностью. Важной основой талмудического диалога служит вовлечение ученика в процесс в качестве самостоятельного аналитика текста. Усвоение материала должно стать результатом понимания учеником разбираемых вопросов, а не следствием долбежки услышанного от учителя.

Такой подход требует принципиально иной организации учебного времени, при которой основным становится самостоятельный творческий процесс постижения и последующего обсуждения. И важен тут даже не столько учитель, сколько «спарринг-партнер», с которым всё это обсуждение и ведется. Главные навыки в таком случае – умение слушать возражения, понимание чужой точки зрения и способность отстаивать свою перед безжалостной критикой. В эпоху, когда авторитет учителя как обладателя знания уже подорван вседоступным интернетом, на первый план выходит методист, направляющий ученика и дающий навыки решения проблем. Только тогда ученик будет любить своего учителя, да и полюбит своих одноклассников.

Талмудический стиль изложения материала имеет, кстати, еще одну интересную особенность. В основу обычно положен индуктивный принцип – от частного случая к обобщению. Но сами принципы каждый раз подвергаются тщательной проверке! Какие именно частные случаи стоят за тем или иным обобщением? В этой особенности Талмуда выражена главная его дидактика: закон должен иметь некое реальное выражение в нашей жизни, а не оставаться теоретической абстракцией.

Отсутствие жесткой структуры – еще одно качество, так роднящее Талмуд и с нашим хаотическим миром, и с современной наукой, в которой все дисциплины плотно переплетены. Хотя изначально Мишна и Талмуд разделены на трактаты по различным темам, по факту в изложении зачастую преобладает ассоциативная связь и далекие друг от друга темы и вопросы оказываются по соседству. Иногда – просто из-за сходства механизма аргументации. Поэтому законы ритуальной чистоты мы находим в трактате «Шаббат», а законы общественной молитвы – рядом с обычаями Пурима.

В школе разделение учебы по предметам вроде бы доказало себя, но, возможно, впереди школу ждет возвращение к холистическому подходу или, по крайней мере, его частичное внедрение. Тем более что мир современного ученика давно не разделен по предметам и классам.

BROOKLYN, NY � OCTOBER 25, 1972: Hasidic Jewish men studying books of Talmud and Jewish law in yeshiva in Williamsburg, Brooklyn, New York on October 25, 1972. The students are wearing beards, yarmulkes, glasses, and hair sidelocks (side locks) (peyes). The men are being trained to be rabbis at the Satmer Yeshiva school of rabbinical studies. The students are mostly from the religious and observant Satmer Hasidim community in Williamsburg, Brooklyn. The classes are held in English and Yiddish language, and the books are in Hebrew. (Photo by Nathan Benn/Corbis via Getty Images)

Новый идеал учебы не будет сводиться к наполнению знаниями, переданными от учителя к ученику, а должен быть приближен к прохождению ученика через набор проблем – как теоретических, так и идущих от практики.

Путь этот может быть даже циклическим и начинаться с разных стартовых точек – ведь основным будет набор навыков, а не знаний самих по себе, доступ к которым и так открыт. При таком подходе повторное возвращение к одному вопросу является углублением на новом уровне, а не унизительным второгодничеством. Это открывает путь к новым отношениям не только между учителем и учениками, но и учеников между собой. Вместо формирования классов по возрасту мы придем к объединению учеников по способностям и наклонностям.

Возможно, это только попытка разглядеть в тумане будущего некоторые черты новой школы. Скорей всего, наши прогнозы далеки от реальности, и сочетание разных идей будет совсем иным, чем мы может нафантазировать. Но важно, чтобы школа не останавливалась на месте, а учителя оказались достойны своей уникальной профессии – одной из немногих, именем которой Всевышний называет себя. И главное – пусть наши любимые ученики будут счастливы в школе, умнея и взрослея в ней на радость родителям и учителям.

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...