Колумнистика

Алла Борисова

Нет у Троцкого конца

22.11.2017

Нет у Троцкого конца

22.11.2017

Противоречивая и не отлакированная временем фигура Троцкого уже в 1960-х в СССР особых эмоций не вызывала. Ленин и Сталин, да, вызывали восхищение или ненависть – в зависимости от того, с какой стороны баррикад вы оказались. Но Лев Давыдович если кого и волновал, то в основном историков. Однако кому-то понадобилось вынести сегодня фигуру Троцкого на поверхность.

Дед моего мужа видел и слышал Троцкого. И по его собственному признанию, был Троцким совершенно околдован. «Если бы этот человек приказал людям встать и идти на смерть, они бы это сделали, не задумываясь», – вспоминал дедушка. Такой харизмой обладал Троцкий-оратор.

В сериале, вышедшем на Первом канале, этого нет. Оратор как оратор, напоминающий нынешних лидеров на митингах. Но не в этом дело. Как и не в том, что в фильме множество нестыковок и небылиц – перед нами все-таки художественное произведение, как и «Матильда», а не докторская диссертация. А в том, что в этом немножко сказочном сериале изначально главный упор сделан на миф, что Троцкий – марионетка западной закулисы, провозглашающий на словах идею мировой революции, а на деле занятый вместе с горсткой соратников хитроумной манипуляцией.

Никаких глубинных исторических причин, приведших в результате к революции в России, сериал нам не открывает – оказывается, всё это игры на немецкие деньги, и дирижеры находятся за рубежом. А революцию сделали, конечно, всяческие «инородцы». И потому важной темой в сериале сделана еврейская.

Нет, упрекнуть сериал в антисемитизме сложно. Показав во второй серии страшную сцену избиения старика-еврея, создатели сериала, казалось бы, откупились от этих обвинений. И заодно объяснили, почему евреи так приветствовали 1917 год, обрушивший дискриминационную черту оседлости. И всё же вбрасывание с Первого канала порции еврейских имён и тыканье зрителя носом в то, что революции, мол, сделали евреи, происходит неспроста. Оказывается, появившийся на исторической сцене из ниоткуда Троцкий возглавил всё, что только можно было возглавить, и передал бразды совершенно карикатурному в фильме Ленину только потому, что «еврея-лидера русский народ не примет».

Это сигнализирует о том, что даже на уровне менеджеров государственных пропагандистских каналов антисемитские предрассудки не изжиты. И если что-то и сдерживает глубинный народный антисемитизм, так только позиция нынешнего вождя, который, так уж вышло, сам не антисемит.

Еще один мотив, резанувший меня в сериале, – отношение к женским образам. Все эти красивые девушки, оказывается, не имеют никакого отношения к серьезным мужским делам. Все они либо преданные жены, либо слегка развратные любовницы – третьего не дано. Даже Лариса Рейснер изображена лишь манерной кокоткой. Баба, чего с неё взять?

И наконец, революция в фильме показана только с одной стороны – как кромешный ад. И сам Троцкий на глазах зрителя постепенно превращается из юного интеллигента в беспощадного дьявола революции, готового проливать кровь во имя идеи и власти. Романтика революции длится недолго – подсказывают зрителям создатели сериала. Что будут делать герои революции? Они будут убивать и устроят кровавое месиво, а спасшихся ждет падение с вершины власти, изгнание из страны и гибель собственных детей. И подспудно задают вопросы: вам действительно надоела стабильность, вы правда хотите перемен? И подсказывают, кто в этой революции будет виноват: не ленины и не сталины, а троцкие.

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...