Король мыльных драм

30.06.2017

Он снял сериалы «Богатые тоже плачут», «Просто Мария» и «Дикая роза», столь любимые советскими и российскими зрителями – ведь он и сам корнями был из России. На днях в Чили на 92-м году жизни умер легендарный продюсер Валентин Пимштейн – отец всех сериалов.

Названия этих сериалов вряд ли что-то говорят молодому поколению. Сейчас уже не объяснишь, почему по всему Союзу, а потом России вымирали улицы на время их показа. Во дворе по вечерам были отчетливо слышны доносящиеся из окон квартир и сливающиеся воедино реплики героев: люди смотрели все сериалы одновременно по разным телевизорам и каналам. Миллионы зрителей собирались у телеэкранов каждый вечер независимо от пола и возраста: пожилые люди в окружении отложивших игры внуков, а домохозяйки – рядом с мужьями суровых профессий. Люди стремились уйти с работы пораньше, чтобы не пропустить очередную серию, обсуждая на следующий день тяжелую женскую долю Марианны из сериала «Богатые тоже плачут». Хотя в это время было что еще обсуждать – шла перестройка, распадался Советский Союз.

Отчасти эти сериалы, «приникшие» на советские экраны, даже случайно выступили в роли еще одного могильщика СССР и предвестника новой жизни, потому что именно по заокеанским мыльным драмам наш обычный гражданин судил и узнавал, как там у них, за границей? А когда Центральное телевидение после демонстрации восьми серий прекратило показ сериала «Богатые тоже плачут», гнев народа выразился в тысячах писем, приходивших в редакцию в мешках ежедневно. Сериал не только вернули в эфир – вместо одной серии вечером стали показывать две в течение дня. И впоследствии рейтинг этого и других сериалов бил порой даже традиционные новогодние обращения президента.

Не меньше Марианны полюбилась постсоветскому зрителю и бедная деревенская швея из Мексики – «Просто Мария». Героиню Виктории Руффо, которая по сценарию сериала становится известным модельером, называли даже мексиканским прототипом Фроси Бурлаковой из фильма «Приходите завтра». А уж когда актрисы, исполнявшие главные роли в этих сериалах, приезжали в Россию, масштаб события был трудно сопоставим с чем-либо еще.

Сегодня отношение к этим и другим «мыльным операм» несколько иное. «Но ведь это вполне закономерно, – говорил их создатель Валентин Пимштейн. – Речь идет не о кризисе жанра, а о том, что теленовелла меняется и эволюционирует так же, как сама жизнь». К сожалению, жизнь самого Валентина Пимштейна – выдающего продюсера, создавшего более сотни телесериалов, лишь несколько из которых транслировались в СССР, оборвалась 27 июня 2017 года в Чили.

Ему был 91 год, более 50 из них он проработал на крупнейшей мексиканской «фабрике грез» – Televisa. Начав с самых низов в этой профессии, он добился общемирового признания. Его называют крестным отцом телесериалов, гением теленовелл, родоначальником этого жанра не только в Мексике, но и во всем мире. Хотя, как уверял сам Пимштейн: «Я ничего не придумал. Я заимствовал эту идею у Оноре де Бальзака. Его многостраничные романы со множеством сюжетных линий и персонажей уже были готовыми сериалами. Телевидение в те годы еще только зарождалось, и свои первые серийные спектакли я предложил самой популярной тогда мексиканской радиостанции XEW. А знаете, почему их назвали “мыльными операми”? Потому что эти сериалы рекламировали мыло и другие парфюмерные изделия, производители выступали в качестве спонсоров».

Корнями Валентин Пимштейн уходит в дореволюционную Россию, в предместье нынешнего Минска, откуда незадолго до эпохального 1917 года его родители бежали за океан, но обосновались не в США, как многие, а в Мексике. Отец начал новую жизнь с работы обычным уборщиком и мойщиком окон, однако весьма скоро стал успешным бизнесменом. Родившийся в 1925 году сын Валентин стал уже девятым по счету ребенком в семье. «Отец умер рано, в 50 лет, но он оставил нам, своим девятерым детям, огромное многомиллионное состояние: земельные участки, ранчо, фабрики, лошадей и даже собственные самолеты. Не приложив к этому никаких усилий, я с детства стал миллионером, – вспоминал Валентин Пимштейн. – Я рано научился управлять маленькими самолетами, и мы с друзьями устраивали гонки на аэропланах над Тихим океаном».

Однако были у Пимштейна и другие увлечения. С малых лет он ставил домашние спектакли, развлекая семью и гостей дома. Чуть позже – организовывал уличные цирковые представления и городские конкурсы красоты. Так что к 15 годам, следуя за своими мечтами, Пимштейн стал студентом продюсерского факультета Мексиканского университета. Но понимание, что увлечение может перерасти в профессию, пришло не сразу, и Валентин, несмотря на солидный капитал, доставшийся от отца, перепробовал массу профессий: пел в баре, работал страховым агентом и даже шофером. Наверное, мало кто из работодателей мог предполагать, что их работник может легко купить их бизнес. Но именно такие случайные работы и привели Пимштейна в итоге в телестудию: он устроился в Televisa на ставку водителя, но вскоре уже выбил себе должность помощника на съемках. И так, совмещая работу с учебой, он все больше узнавал о нюансах будущей профессии, поднимаясь по карьерной лестнице все выше и выше.

Поначалу он снимал рекламные ролики, а в 1958 году на экраны вышел первый фильм, в котором он был уже продюсером. Дальше Пимштейна было уже не остановить – ежегодно на мексиканских каналах появлялись все новые и новые его сериалы. Но настоящий успех пришел к нему в 1979 году после выхода на экраны мелодрамы «Богатые тоже плачут». Этот сериал, снятый по роману кубинской писательницы Инес Родены, с Вероникой Кастро в главной роли, показали в итоге в более чем полусотне стран, а дублирован сериал был на 25 языков, но до зрителей СССР он добрался только спустя десятилетие.

Так, от сериала к сериалу, Пимштейн и вывел Мексику в мировые лидеры по производству теленовелл, поставив их изготовление на конвейерный поток. Многие еще на этапе съемок осуждали используемые им недорогие декорации или методы подбора актеров: в его теленовеллах, к примеру, роли родителей и детей играли актёры практически одинакового возраста. Но это был его стиль, он ему следовал, и с неизменным успехом его сериалы получали мировую известность – вопреки всем предсказаниям критиков.

Сериалы Пимштейна как будто были наполнены особой магией – ведь для увлеченного сюжетом зрителя не было никакой трагедии даже в том, что многих актеров меняли прямо в середине сериала. Пимштейн был строг и беспощадно заменял тех актёров, которые отказывались исполнять его требования. «Съемки “Богатых” шли не всегда гладко. Однажды сразу 12 актеров потребовали увеличения зарплаты. Решили, что все равно я никуда не денусь. А я взял и всех их уволил и набрал новых, – вспоминал спустя годы сам Пимштейн. – Все ожидали, что рейтинг сериала упадет – ведь зритель привык к определенным лицам, но он только вырос! Тогда я понял, что главное в сериалах не актеры, а характеры».

Именно это умение Пимштейна – почувствовать характер – подарили поклонникам немало звезд телеэкранов, включая Веронику Кастро, Лусию Мендес и Викторию Руффо – все эти актрисы обязаны своей славе именно Пимштейну. Последним из его сериалов стала история «Марии из предместья». Через два года, в 1997-м, Валентин Пимштейн вышел на пенсию в связи со сменой администрации телекомпании: новому руководству нужны были люди с более современными подходами к стремительно меняющемуся миру кинематографа и сериалов.

Незадолго то кончины Пимштейна спросили о мировом кризисе жанра длинных телесериалов, которым он посвятил более полувека. Приводили в доказательство результаты опросов, показывавших, что публика устала от бесконечных мыльных драм. «Теленовелла будет существовать всегда, пока в сердцах людей живет любовь и сострадание, кипят страсти и не дают покоя душевные муки, – ответил он. – Теленовелла – это универсальный язык чувств, понятный во всем мире».

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...