Еврей на польском троне

05.05.2017

Раввин и купец из Бреста Шауль Валь стал королем Польши, правда – всего лишь на одну ночь. Зачем польская шляхта выбрала еврея своим королем и что его краткое правление принесло европейским евреям, читайте в материале Jewish.ru.

Как-то ранним утром холодной зимой 1582-83 годов в итальянской Падуе появился нищий оборванец в одном тряпье и заявил, что он польский князь Николай Христофор Радзивилл. Местные жители, конечно, подняли его на смех – сумасшедших самозванцев по европейским городам тогда ходило немало. Его мольбы о помощи все игнорировали, даже без подаяния оставляли. Единственным человеком, кто поверил этому оборванцу, оказался живший тогда в Падуе раввин Шмуэль-Иегуда Каценеленбоген, более известный как Махаршик. Он был сыном крупного раввина Меира Каценеленбогена, прозванного Махарама из Падуи, но превзошел отца славой: стал верховным раввином Венеции и одним из ведущий еврейских мудрецов своего времени. И был, видимо, человеком крайне чутким и внимательным, раз безошибочно опознал в оборванце князя, пригласил к себе в дом, снабдил одеждой, деньгами и всем необходимым.

Существует две версии, почему польский князь оказался в таком виде в Падуе. По одной, более романтической, папа римский Григорий XIII повелел Радзивиллу в наказание за его грехи в течение года странствовать, живя подаянием. По второй, менее романтической и более правдоподобной, по пути из Польши в Венецию князь был ограблен. Всё, что оставили разбойники князю – так своё старое тряпье. В любом случае – раввин помог Радзивиллу, оказался фактически его спасителем, и в благодарность за это князь сделал много доброго евреям Польши.

От Падуи до Бреста

У этого раввина было пятеро детей. Старший сын Шауль родился еще в 1541 году и получил классическое еврейское образование в иешиве, ректором которой был его родной отец. В 25-летнем возрасте Шауль, успевший к тому времени обзавестись женой и тремя детьми, переехал в Польшу. Сначала он преподавал Талмуд в иешиве Брест-Литовска, находящегося тогда во владениях князя Николая Радзивилла, а в 1578 году получил привилегию на добычу и продажу соли в этом регионе.

Торговля шла успешно. Шауль был не только богат, но чрезвычайно влиятелен: в еврейской общине его авторитет был непререкаем, он также находился в хороших отношениях с самыми влиятельными шляхетскими родами Речи Посполитой и даже принимал участие в переговорах с королем Стефаном Баторием и католическим духовенством.

Князь Радзивилл вернулся в родные края из Италии только в 1584 году, познакомился вскоре с Шаулем – и узнал в нём сына своего спасителя. А заодно был настолько поражен умом и ученостью Шауля, что пригласил его в свой замок и сделал советником.

Король на одну ночь

12 декабря 1586 года скончался польский король Стефан Баторий, не оставивший после себя потомства. К тому же Речь Посполитая была уникальным для того времени государством – короля там избирал Сейм, собрание шляхты. Кандидатов было много, в том числе эрцгерцог Максимилиан Австрийский из династии Габсбургов, наследник шведского престола Сигизмунд Ваза и царь всея Руси Федор Иоаннович. Давно уже враждовавшие между собой две ведущие шляхетские группировки – Замойские и Зборовские – никак не могли сойтись на единой кандидатуре нового правителя.

Однако престол не должен был оставаться вакантным, поэтому следовало назначить «временного короля на одну ночь». Эта честь была предложена Радзивиллу-Сироте, но тот неожиданно для всех заявил, что есть только один человек, не принадлежащий ни к каким партиям и мудростью превосходящий всех, и выставил кандидатуру раввина Шауля из Брест-Литовска, который и был единогласно избран временно исполняющим обязанности короля Польши.

Прозвучали громкие возгласы: «Да здравствует король Шауль!» После этого события Шауль получил фамилию Валь, что по-немецки означает «избрание». На следующее утро выборщики все-таки определились с новым кандидатом на престол – им стал Сигизмунд Ваза, и Шауль Валь спокойно уступил ему польский трон. Но поговаривают, что за ночь своего правления король Шауль Валь успел подписать ряд указов, немного улучшивших жизнь польско-литовского еврейства.

Впрочем, евреям Речи Посполитой жилось в тот исторический период и без того неплохо. В 1573 году была подписана знаменитая Варшавская конфедерация – уникальный для своего времени акт о религиозной терпимости. Свою подпись под ней не поставили только католические епископы, полагавшие, что этот документ подрывает государственность, так как «провозглашает свободу всем иноверцам, магометанам, иудеям, протестантам и другим схизматикам».

Благодаря этому уникальному документу Речь Посполитая стала самой толерантной страной Европы. В 1580 году у польско-литовского еврейства появился свой автономный орган самоуправления – ВААД польских евреев. Одна за одной открывались новые иешивы, строились синагоги, возникали новые центры еврейской жизни. Речь Посполитая постепенно становилась еврейским центром Европы. Известно и о хорошем личном отношении к евреям со стороны королей Стефана Батория и Сигизмунда Вазы. «Золотой век» польско-литовского еврейства продлился до середины следующего столетия – до погромов Богдана Хмельницкого, в результате которых, по разным оценкам, погибло до 300 тысяч евреев, а Польша на многие столетия погрузилась во мрак антисемитизма.

Эпилог об исторической правде

О дальнейшей судьбе Шауля Валя после ухода с польского престола известно не много. В 1589 году Сигизмунд пожаловал своему предшественнику на польском троне титул «королевского слуги» – одну из высших должностей при дворе. Спустя четыре года Валь добился от Сигизмунда подписания указа, по которому единственным компетентным органом в делах брестских евреев становился местный еврейский суд, а польские власти потеряли право вмешиваться в эти дела. А в 1596 году имя бывшего короля Шауля Валя фигурирует в официальных документах последний раз – он снова просит, и снова за евреев. Тогда ему удалось выхлопотать для еврейских мещан освобождение от уплаты пошлин на брестской таможне.

Еврей – король Польши?! Такое кажется невероятным? Гораздо проще считать все это народной легендой. Неудивительно, что историки сильно расходятся в оценках этого события. Тем более что исторические факты и художественный вымысел за прошедшие века переплелись так сильно, что отделить их друг от друга непросто.

Первым, кто рассказал о «короле на одну ночь», был польский историк Иоахим Лелевель, который в своей книге «Средневековая Польша» зафиксировал: «Повсюду твердят евреи, что один из них был в течение ночи Королем Польским. Отсюда у германских евреев поговорка: “Счастье непостоянно, как правление Шауля Валя”». Эта история оказалась также отражена в изданной в начале XX века 12-томной англоязычной «Еврейской энциклопедии».

То, что у этой легенды есть историческая основа, полагал и историк Густав Карпелес. А другой немецкий историк, Яков Каро, считал, что пьяные шляхтичи запросто шутки ради могли избрать еврея королем. В своей «Истории евреев Польши» Александр Краусгар высказывается весьма уверенно: «Мы не решаемся сомневаться в существовании Шауля Валя. Для этого налицо ясные и не подлежащие сомнению доводы. А потомки Валя, и поныне существующие в Люблине, дают этим доводам еще большую вероятность».

У Шауля Валя было 13 детей. Один из его сыновей, брестский раввин Меир Валь, был председателем первого Ваада белорусских и литовских еврейских общин. А в доме-музее Карла Маркса в Трире можно увидеть генеалогическое древо, указывающее на родственные связи идеолога коммунизма с Шаулем Валем. Еще один его потомок был раввином Ленинграда. А в наши дни потомков еврейского короля Польши можно встретить в США, Италии, Польше, Германии, Великобритании, России и Израиле.

Еще при жизни Шауля Валя на его деньги в Брест-Литовске была построена синагога. Внутри здания, при входе, можно было увидеть доску с надписью: «В память о мудреце и гении Шауле Вале, при покровительстве и великодушии которого была построена эта синагога». Она находилась в старом городе – как раз в том самом месте, где воздвигли потом знаменитую Брестскую крепость.

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...