Болтун – находка для Феррари

29.05.2017

Ее почитали за особу творческую – она писала стихи и сказки, с ней дружили Горький, Ходасевич и Шкловский. Но втайне эта хрупкая дама организовывала покушение на Врангеля, вербовала в Европе так нужных СССР военных инженеров, выстраивала сеть агентуры в Америке. Из-за границы Елену Феррари вызвали в 37-м – через полгода она, урожденная Ольга Ревзина, была расстреляна в поселке Коммунарка.

Елена Феррари была одной из поэтесс «малого» Серебряного века, писала по-русски и по-итальянски. Но у нее имелось и другое имя – Ольга Ревзина-Голубева. И Ольга уже была кавалером ордена Красного Знамени, в 30-е годы бывшего редкостью, второго по значимости после ордена Ленина. В ее биографии много неясностей. В благодарностях по разведывательному управлению Красной армии Ольга Ревзина названа капитаном, но перед этим ее начальник Ян Берзин ходатайствовал о присвоении ей воинского звания полковничьей категории К-9. На фотографии из личного дела, где она снята в военной форме, в ее петлицах три «шпалы», как у полковника.

Она родилась в 1899 году в Екатеринославе в семье горного мастера Федора Абрамовича Ревзина. Зарабатывал Федор Абрамович прилично, Ольга и ее брат Владимир учились в гимназии. Когда мать заболела туберкулезом, Федор Ревзин отправил ее в Швейцарию, а вместе с ней в качестве помощницы и дочку. Там они провели три года, за это время Ольга в совершенстве освоила немецкий и французский языки. Через три года ее мать умерла, и их семья начала разваливаться. Скорее всего, все развивалось по обычному сценарию: сперва отец запил, потом у него появилась другая женщина.

Ни она, ни ее брат не оставили мемуаров – слишком резко и внезапно оборвались их жизни. В ее личном деле, сохранившемся в архиве разведывательного управления, есть автобиография, в ней Ольга Ревзина написала, что ушла из дома в 14 лет – так же поступил и ее брат, он был на год старше. Она помогала деревенской портнихе, работала в поле, потом устроилась в фотоателье, затем подсобной рабочей на завод в вечернюю смену. По вечерам Ольга работала, днем училась, так она умудрилась закончить шестой класс гимназии. После этого Ольга Ревзина стала литейщиком: в горячем цехе больше платили. Эта работа не подходила миниатюрной и очень хорошенькой девушке, но Ольга была необычным человеком.

Такие, как она и ее брат – сравнительно образованные, умные, волевые, не имеющие ни собственности, ни будущего молодые люди, – стали горючим материалом для революции и Гражданской войны. Ольга стала техническим секретарем газеты «Звезда», в 1916 году вступила в партию социал-демократов, потом оставила их ради анархистов. Анархисткой Ольга Ревзина возглавила один из районных советов Екатеринослава, но вскоре ушла на фронт. Город взяли немцы и отряды гетмана Скоропадского, затем большевики – вот в этот момент Ольгу и ее брата арестовали.

Их не расстреляли – оба согласились воевать за красных, оба тут же вступили в РКП(б). Ольга Ревзина стала санитаркой, потом красноармейцем, затем командиром стрелкового отделения. Она все-таки вышла замуж за анархиста Голубева, но он пропал за время Гражданской войны – от него ей осталась только фамилия. Ольге повезло: свирепствовал тиф, люди гибли в боях, раненые умирали в госпиталях, где не было ни лекарств, ни ухода, а ей пуля попала в палец. Искалеченная рука в будущем станет ее особой приметой.

Ее судьбу определил случай: комиссаром 12-й армии, где она и служила, стал бывший начальник красной военной разведки Семен Аралов. Они случайно столкнулись на фронте, и Аралова заинтересовала интеллигентная девушка – командир взвода: она была хороша собой, сообразительна, смела и владела двумя европейскими языками. Он направил ее на Курсы контроля и разведки, будущую Академию ГРУ, и в 1922 году Ольга Федоровна Ревзина появилась в Берлине – теперь, впрочем, ее звали Еленой Феррари. Под этим именем она и вошла в историю русской литературы.

В истории русской литературы у нее небольшое, но достаточно приметное место. Шкловский упомянул ее в повести «ZOO, или Письма не о любви»: «У нее лицо фарфоровое, а ресницы оттягивают веки. Она может ими хлопать, как дверьми несгораемых шкафов…» С ней дружили Ходасевич и блестящий художник-авангардист Иван Пуни. Она посылала свои стихи жившему на Капри Горькому – они ему не слишком нравились, а вот ее сказки он оценивал высоко, собирался даже печатать. При этом Горький чувствовал в ней какую-то фальшь и писал: «…литература для вас не главное…»

Так оно и было: к этому времени она успела организовать покушение на Врангеля. Белая армия эвакуировалась из Крыма в Турцию, и 15 октября 1921 года в стамбульском порту яхту барона «Лукулл» протаранил внезапно изменивший курс итальянский пароход. Суденышко тут же пошло ко дну. Врангеля на борту не было, но погибло несколько человек, потонул архив и армейское денежное довольствие. Белая контрразведка все еще работала: о том, что за диверсией стояла Феррари, через десять лет написал один из ближайших сподвижников барона Чебышев. Он упомянул и о ее особой примете – четырехпалой руке. А Горький узнал об этом еще раньше –скорее всего, ему рассказал об этом сын, Максим Пешков, имевший хорошие связи в ЧК. В ту пору Горький к большевикам относился прохладно. Узнав, кто такая Елена Феррари, публиковать ее сказки он не стал.

После Берлина была Италия – Елена Феррари стала своей среди футуристов, одновременно же она вербовала инженеров, работавших на итальянских военных заводах. Потом ее отправили в Париж помощником резидента. В СССР она вернулась с тяжелым нервным расстройством – сказалась работа. Это выяснилось во время медкомиссии, и врачи рекомендовали ей сменить деятельность. В 1926 году Ольга Ревзина стала скромной совслужащей, определилась в Главконцесском, которым руководил теряющий влияние Троцкий. Так прошло четыре года. Она понемногу печаталась, входила в литературное объединение «Центрифуга». Жила наша героиня в ту пору тихо и неприметно.

В 1930-м ее снова позвали в разведку, и она согласилась. Под именем Елены Феррари она снова отправилась в Италию, потом возглавила парижскую резидентуру. Во Франции Елена Феррари среди многих других завербовала и будущего помощника Рихарда Зорге югослава Бранко Вукелича. Дома ее работу оценили высоко – она стала помощником начальника западного отделения Разведупра, «за исключительные подвиги, личное геройство и мужество» получила орден Красного Знамени.

В 1935 году Ольга Ревзина возглавила резидентуру в Соединенных Штатах. Агент Вера стала лучшей ученицей расположенной в престижном квартале художественной школы, обросла влиятельными знакомыми и многих из них завербовала. Связной сообщал в Центр, что Вера работает на износ и находится на грани нервного срыва, бывают дни, когда она не может встать с постели.

В СССР она вернулась под самое начало репрессий, в процессе которых одним из важных эпизодов стал разгром Разведупра РККА. В декабре 1937-го ее арестовали, 16 июня 1938 года расстреляли в поселке Коммунарка. Тогда погибли почти все коллеги Елены Феррари, в том числе и ее брат Владимир, он же бригадный комиссар Владимир Воля, видный советский разведчик.

Путеводителем по ее внутреннему миру может служить изданная в 1923 году в Берлине книжечка «Эрифилли» – причудливое название в переводе с греческого значит «Горячо любимая». В ней Феррари-Голубева-Ревзина пишет о своем «свободном и строгом» пути, женском одиночестве, ужасах Гражданской войны, воле к победе. Детей она не рожала, замуж во второй раз не вышла, не было у нее и прочных любовных связей. Зато в ее судьбе есть литературная законченность. В конце 20-х Елена Феррари писала Горькому, что пишет роман, но на это ей не хватило времени. Приключенческим романом оказалась ее недолгая жизнь.

Статьи по теме

Культура

Семейный писатель Союза

Он хотел стать поэтом, но Маршак его отговорил. Тогда он стал классиком детской прозы, «русским Марком Твеном», как его называли в США. «В стране вечных каникул», «Звоните и приезжайте» и другие его книги переведены на 50 языков мира. И хотя писал он и взрослые романы, например, об антисемитизме...

Наука

Абрикосовых семья

Его прадед был российским миллионером, дед поставлял конфеты императору, а отец-патологоанатом первым вскрывал тело Ленина. Он же стал учеником Ландау и, как и он, получил Нобелевскую премию. В США в возрасте 88 лет умер знаменитый физик Алексей Абрикосов

Обзоры

Еврей Парфенова средь русских

Во второй часть трилогии «Русские евреи» Леонид Парфенов сомневается, стоит ли выделять евреев среди русских. Рассуждая о Троцком, уверяет, что тот навряд ли считал себя евреем. И тут же называет его «местечковым златоустом». Сказать такое о Троцком – это как назвать самого Парфенова...

Обзоры

От диссидента слышу

Двадцать легендарных советских диссидентов вспомнили о выбитых зубах, отравленных при обысках псах и дружбе в застенках, а также объяснили, почему почти никто из них так и не стал политиком