Одной дорожкой бродим

03.08.2018

Трижды в истории наши предки входили в страну, которая тогда была Ханааном, а впоследствии станет страной Израиля: сначала праотец Авраам, затем его внук Яаков и, наконец, народ Израиля, вернувшийся на Землю Обетованную из Египетского рабства и скитаний по пустыне. Согласно еврейской традиции, переход границы состоялся трижды в одном и том же месте. Давайте найдем сегодня это удивительное и важное место.

Естественной восточной границей Ханаана служила тогда глубокая долина меж горных хребтов, именуемая геологами сирийско-африканским разломом, который образовался в результате движения могучих тектонических плат в течение миллионов лет. В разломе этом лежат озеро Кинерет, долина реки Иордан и Мертвое море.

Сама же река Иордан состоит из двух частей: горная часть впадает в Кинерет с севера, а южная – течет из Кинерета в Мертвое море. Любой идущий в нашу страну с востока путешественник должен пересечь где-то эту глубокую долину – если только в его планы не входит карабкаться через горы южного Ливана или брести через безводные пустыни к югу от Мертвого моря.

Один из вариантов перехода долины – в северной её части. С древнейших времен там проходит Великий торговый путь из Месопотамии через Сирию в Египет. Путь этот огибает Кинерет с севера и пересекает реку Иордан в месте, которое крестоносцы назвали Фортом Иакова, а в последующие века и евреи, и арабы называли его Мостом дочерей Яакова.

Однако эти упоминания еврейского патриарха в названиях – ошибочны, поскольку наши Праотцы не тут пересекали долину. Дело в том, что Великий торговый путь, миновав этот мост, шел по плодородным и густонаселенным долинам, которые контролировали города-крепости, главными из которых были Хацор и Мегидо – нынешнее шоссе номер 65, идущее с Голанских высот к центру страны, во многом следует этому древнему пути. И большой семье с многочисленными детьми, домочадцами и скотом там было не пройти – их просто не пустили бы на эти плодородные долины. И действительно, ни Хацор, ни Мегидо не упоминаются в истории Патриархов, но зато первым большим городом, к которому они подходят, оказывается Шхем.

Про Авраама в библейском тексте сказано, что он с женой Сарой, племянником Лотом и домочадцами «вышли, чтобы идти в землю Ханаанскую. И прошел Авраам по земле до места Шхема, до Элон-Море». А про Яакова сказано, что пройдя переправу через реку Ябок, где он сначала боролся с ангелом, а потом братался с Эйсавом, он со своей семьей «пришел невредимым в город Шхем, который на земле Ханаана, и расположился он станом пред городом».

Где же можно войти в страну Израиля с востока, чтобы первым встреченным городом оказался Шхем? Посмотрев на реку Иордан с высоты птичьего полета, мы увидим место, где в нее довольно близко один к другому впадают два притока: один – с востока, другой – с запада. С востока – это как раз довольно большая река Ябок, рассекающая надвое горный массив, возвышающийся над рекой Иордан. Видимо, именно вдоль Ябока подошел праотец Яаков к Иордану. С другой же стороны в Иордан впадает пересыхающая летом река Тирца, и вдоль проделанного этой рекой ущелья идет единственный путь, по которому большая семья со стадами может беспрепятственно подняться из долины Иордана на запад.

Сейчас вдоль ущелья по северному его берегу идет шоссе номер 57 – одна из красивейших дорог, хотя местами и страшноватая для начинающего водителя. Вот по этой-то, тогда еще не покрытой асфальтом, но в остальном практически оставшейся неизменной дороге и прошел сначала Авраам с домочадцами, а спустя многие годы – Яаков с женами и детьми.

Ущелье это приводит через довольно малолюдные даже в наши времена места – несколько маленьких арабских деревень и еще меньших еврейских поселений – прямо к пригородам великого города Шхем, ставшего впоследствии одной из древних столиц еврейского государства.

На прилагаемой спутниковой фотографии отмечены красными кружочками места впадения в Иордан Ябока и, соответственно, Тирцы. Где-то между ними и переходили Иордан наши Праотцы. Наверное, вброд: мост там тогда построить было некому. Из этого можно сделать вывод, что отцы нации входили в страну в сухое время года – летом или осенью, иначе Иордан не перейти.

Однако мы находим противоречие этому в иудейской традиции, согласно которой Иегошуа бин Нун, возглавивший евреев после смерти Моисея, ввел народ в страну в весенний месяц нисан. А ведь в это время года Иордан – тогда еще не истощенный, как в наши дни, был вполне себе полноводной рекой.

Дополнительная сложность в том, что и маршрут-то изменить было нельзя – он был заповедан Моисеем еще при жизни: «Когда введет тебя Г-сподь Б-г твой в ту землю, в которую ты идешь, чтобы овладеть ею, тогда произнеси благословение на горе Гризим, а проклятие на горе Эвал. Вот они – за Иорданом, по дороге к заходу солнца». И горы Гризим и Эйваль расположены как раз недалеко от Шхема, а «дорога к заходу солнца», или попросту говоря, дорога с востока на запад, это и есть наш добрый знакомец – шоссе 57 вдоль ущелья Тирца.

Как же народ Израиля перешел тогда полноводный Иордан? Очевидно, для этого и потребовалось описанное в библейском тексте чудо: когда священники, несшие Ковчег завета, вошли в реку – «остановились воды и встали стеной на расстоянии от города Адам». Таким образом еврейский народ, сильно разросшийся со времен Праотцев, перешел внезапно пересохший Иордан на участке от упомянутого Адама на севере и вплоть до Иерихона на юге, после чего направился на уже упомянутую «дорогу к заходу солнца» по пути в Шхем.

Имя упомянутого города Адам, как и множество других библейских названий, сохранили для нас арабские жители страны. В незапамятные времена в описанном нами месте был построен мост через реку Иордан, именуемый по-арабски Дамия – вероятно, искаженное название Адам. В последнее столетие этот мост неоднократно играл важнейшую роль как в военной, так и в гражданской истории страны Израиля, а сейчас, получив назад свое историческое имя Адам, стоит практически неиспользуемый, так как мост Алленби сменил его в качестве главного моста через Иордан.

Этой дорогой по этим местам входили в страну Праотцы, а потом и весь еврейский народ, и всякий желающий может и сейчас повторить их путь от Иордана в сторону Шхема, хотя к самому мосту Адам, находящемуся на государственной границе, подобраться, признаюсь, трудно.

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...