Земля надежды

10.06.2015

Это был самый громкий провал коллективного лидерства в Торе. Десять из двенадцати посланников, отправленных Моисеем в разведку, вернулись с отчетом, который вконец деморализовал евреев: «Мы пришли в землю, в которую ты нас послал… И оказалось, что народ, населяющий эту страну, силен, города весьма большие и хорошо укреплены… Мы не можем выступить против этого народа, потому что он сильнее нас… Мы казались кузнечиками рядом с ними, и такими же ничтожными были в их глазах».

Как сами разведчики могли поверить в этот вздор и распространять его? Они ведь, как и все остальные евреи, вышли из Египта, величайшей империи древнего мира, после целой череды чудес и казней, поставивших на колени народ этой страны. Они перешли через, казалось, непреодолимое препятствие – Красное море. Они сражались с потомками Амалека и другими воинственными и жестокими народами. Они видели, как трепетали перед ними народы, как страх объял филистимлян, как смутились князья Эдома, ужас объял вождей Моава, перепугались жители Кнаана.

Только двое из всех разведчиков, Йегошуа и Калев, продемонстрировали настоящие лидерские качества. Вернувшись из своей миссии, они рассказали народу Израиля, что он сможет одержать победу над народами, населяющими эту землю, ибо Б-г на его стороне. Йегошуа и Калев были вознаграждены – они стали единственными представителями поколения исхода, удостоившимися войти в Землю Израиля.

Одной из главных задач любого лидера, будь то президент страны или родитель, – передать своим подопечным чувство уверенности в себе, в группе, частью которой они являются, и в возложенной на них миссии. Сам лидер должен поверить в группу людей, во главе которой он или она стоит. «Суть лидерства находится не в самом лидере, а в том, как он или она вселяет чувство уверенности в окружающих», – пишет профессор Гарвардской школы бизнеса Розабет Мосс Кантер. Те, кто говорит: «Мы не можем что-то сделать», наверняка, правы. Как и те, кто заявляет: «Да, мы можем». Если вам не хватает уверенности, вы проиграете. Если же у вас есть уверенность, причем твердая и обоснованная, рожденная на основе тщательной подготовки и анализа предыдущего опыта, – вы, скорее всего, победите.

Гарвардский профессор, экономист и историк Дэвид Лэндис в своей книге «Богатство и бедность народов» пытается найти ответ на вопрос: почему одни страны процветают, а другие никак не могут добиться устойчивого экономического роста? Посвятив этой теме годы жизни, проанализировав гигабайты статистического материала и написав 500-страничный труд, Лэндис приходит следующему, на первый взгляд, не совсем научному выводу: «Этот мир принадлежит оптимистам не потому, что они всегда правы, а потому, что они жизнеутверждающи. Даже ошибаясь, они сохраняют это качество. Это и есть путь достижений, учения на ошибках, совершенствования и успеха. В открытых глазах оптимистов видна мысль; пессимистам же остается лишь утешаться тем, что они правы».

Но оптимизму я предпочитаю надежду. Оптимизм – это вера в то, что всё наладится, а надежда – в то, что всё наладится благодаря нашим усилиям. Вроде бы ни один еврей, знакомый с историей своего народа, не может быть оптимистом, но ни один еврей не оставляет надежды. Самые пессимистично настроенные пророки, от Амоса до Ирмиягу, всё же не оставляли надежды. Оказавшись по природе своей пораженцами, разведчики не потеряли шанс состояться как лидеры, да и как евреи: потому что быть евреем – это сохранять надежду.

Вдохновляющий комментарий к истории с разведчиками дал Любавический Ребе Менахем Мендл Шнеерсон. Он задал вроде бы очевидный вопрос. В Торе подчеркивается тот факт, что все разведчики были лидерами – «главами сынов Израиля». Они неоднократно воочию убедились, что за ними стоит Б-г, и что с Его помощью они всего могут добиться. Почему же они вернулись в лагерь евреев с дурными вестями? Ответ Ребе в корне меняет традиционное представление о том, кем на самом деле были разведчики. По его словам, они боялись не поражения, они боялись победы.

Все мы знакомы со страхом неудач. Он парализует нас, мы не хотим рисковать, вместо этого предпочитаем оставаться в своих зонах комфорта. Но боязнь успеха, о которой почти не говорят, не менее реальна. Мы все вроде стремимся преуспеть, по крайней мере, убеждаем в этом и себя, и окружающих, но боимся всего того, что принесет за собой успех: новой ответственности и, главное, новых ожиданий от нас, которые мы не сможем оправдать.

Где произошла вся эта история? В пустыне, перед началом сорокалетнего странствия, когда евреи жили в постоянной и непрерывной связи с Творцом. Они пили воду из источника в скале, ели ман с небес. Их окружали облака славы, а вся дорога сопровождалась постоянными чудесами. Каким бы стало положение евреев после обретения своей земли? Им бы пришлось воевать, создать и содержать свою армию, работать на земле, сеять и собирать урожай, поддерживать экономику и систему социального обеспечения. Им пришлось бы вести образ жизни, привычный любому другому народу – то есть жить в реальном мире, а не в духовном пространстве. Что бы произошло в таком случае с их отношениями с Б-гом? Да, Он по-прежнему пребывал бы в дожде, благодаря которому всходит урожай, в каждом клочке Святой земли, в Иерусалимском Храме, но Он перестал бы быть таким видимым, столь осязаемым, полным чудес, как в пустыне. Вот чего испугались разведчики – не провала, а успеха.

Как объясняет Ребе, поступок разведчиков, пусть и благородный, но всё же греховный. Б-г хочет, чтобы евреи жили в этом мире, среди других народов, государств и армий. Он хочет, чтобы мы создали Ему место пребывания в низшем из миров, обеспечили божественное присутствие в обычной жизни. Найти Б-га, находясь в полной изоляции и без груза ответственности, несложно. Сложно найти его в офисе, в деловой сфере, в полях, на заводах и в банках. А перед нами стоит именно такая задача – создать пространство для Б-га в материальном мире, который Он создал и семь раз назвал хорошим. Как раз этого и не смогли понять разведчики. Итогом их духовного провала стали сорокалетние странствия целого поколения по пустыне.

Джонатан Сакс


Шейндл Кроль

Статьи по теме

Вера на стороне

«Я не хочу быть членом клуба, в который принимают людей вроде меня…»

Глас вопиющего еврея

Западному миру знаком и глас пророка, глас вопиющего в пустыне, взывающего к справедливости и идущего на смерть за права других – то, что Эйнштейн называл «фанатичной любовью к справедливости». Но не многие из нас способны к ограничению и установлению границ, прежде всего – для себя самих и...

Свобода говорит по-еврейски

История Исхода из Египта стала живым доказательством, что сила народа заключена не в многочисленной армии или сверхмощном оружии, не в огромных памятниках и монументальных зданиях, и не в публичной демонстрации власти и богатства. Сила народа зависит от куда более экзистенциональных факторов –...

<p>UNITED KINGDOM - CIRCA 1925: Jewish children at the beginning of the Feast of Passover with their bread, the so-called matzos. During this time, orthodox Jews are only allowed to eat unleavened bread. London. England. Photograph. Around 1925 (Photo by Imagno/Getty Images)</p>

Свобода без дрожжей

Как маца одновременно может быть «хлебом бедности» и «хлебом свободы» и что она всё же символизирует – рабство или свободу – объясняет главный раввин Великобритании лорд Джонатан Сакс

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...