Иудаизм для самых маленьких

12.07.2016

В синагоге американского города Индианаполис есть лекции о развитии религиозного воображения детей. Ведет их Сэнди Сассо, автор 15 детских книжек про иудаизм. Специально для Jewish.ru она рассказала, как отвечать на детские вопросы про Б-га, что говорить про Холокост и почему порой лучше просто научить танцевать ребенка с Торой, чем что-то долго объяснять.

Подходит к вам ребенок и спрашивает: «Кто такой Б-г?» Как на это отвечать?
– Ответьте вопросом на вопрос: «А как ты думаешь сам?» Важно не столько дать ответ, сколько начать разговор. Понятно, что это огромный вопрос, над которым человечество думает много тысяч лет. Поэтому не надо упрощать и сводить все к ответу типа: «Б-г – это тот, кто смотрит за нами, и когда кто-то болеет, помогает ему поправиться». Что вы скажете потом, когда кто-то заболеет, но не поправится, а ребенок придет к вам и скажет: «Где ваш Б-г теперь? Он бесполезный, я не буду в него верить».

Скажите ребенку: «Это очень большой вопрос, я тоже часто о нем думаю и буду рада с тобой про это поговорить». Не нужно быть экспертом, чтобы ответить ребенку. Ему неинтересно, что думали на эту тему Маймонид и другие великие умы. Ребенок хочет знать только то, что думает по этому вопросу мама. Говорите честно: «Точного ответа нет, но вот как мне кажется...»
Никогда не избегайте этих разговоров с ребенком, потому что если вы не станете с ним про это говорить, он найдет другой источник знаний, а он может оказаться не самым благонадежным. И не забывайте, что такие беседы всегда должны быть открытыми. Не проверяйте его вопросами «Сколько всего заповедей?», по-настоящему интересуйтесь и вовлекайте в это его: «Про какую заповедь ты сейчас большего всего думаешь?» Задавайте вопросы, на которые сами не знаете ответа – пусть ребенок его придумает.

Какой был самый сложный детский вопрос, который вам задавали?
– Это было много лет назад. Я говорила с маленькой девочкой, у которой только что умерла мама, совсем молодая. Я спросила девочку: «О чем ты сейчас больше всего беспокоишься?» И она ответила: «Кто теперь будет плести мне косички?» Девочка хотела знать – кто же о ней теперь позаботится. Дети вообще хотят быть уверены, что они в безопасности. Они не всегда могут это передать, но именно это им важнее всего. Мой внук недавно смотрел телевизор, по новостям показывали войну, и он спросил: «А эта война далеко отсюда?» Ему пять лет, но он хочет знать, в безопасности ли он.

С какого возраста нужно начинать знакомство с иудаизмом?
– Начинайте с младенчества. Но совершенно необязательно знакомить детей с иудаизмом через теорию – лучше дать им прочувствовать иудаизм на себе. Малыш, который сидит в синагоге и видит, как танцуют с Торой, как вокруг поют, поймет, что происходит что-то важное. Пусть словам предшествует чувственный опыт. Можно сто часов объяснять, что такое шаббат, а можно просто в теплом кругу зажечь свечи и помолиться, и так малыш все поймет. Был один раввин, который говорил: «Если бы у меня было всего 15 минут, чтобы объяснить ребенку суть иудаизма, я бы научил его танцевать с Торой». Когда мои дети были маленькие, мы каждый шаббат зажигали свечи, вместе молились, обнимались и садились за стол. По мере того как они подрастали, мне иногда казалось, что этот наш ритуал для них ничего не значит, потому что они быстро ели и расходились. Но потом, когда они уехали в колледж, они часто звонили и говорили: «Мама, а можно, когда я буду дома на каникулах, мы вместе зажжем свечи в шаббат и помолимся?» Важно подарить переживание, которое потом станет теплым воспоминанием.

Мне вот всегда важно, чтобы у детей оставалось много вопросов. Иудаизм так устроен – вы дарите праздник, и дети начинают интересоваться. После Седера Песах вас, например, спросят: а почему мы едим хлеб именно в этот вечер? Вас спросят: а почему вы прикрываете глаза, когда зажигаете свечи? И вы хотите, чтобы дети задавали все эти вопросы. Дети ведь любопытные. Им важно понимать, кто они такие, откуда они произошли. Рассказывайте им истории из жизни еврейского народа. В Торе так много прекрасных историй. Когда дети их слушают, у них возникает чувство принадлежности к сообществу. Есть научные исследования, что чем больше родители рассказывают ребенку про историю его семьи, историю его народа – тем проще ребенку отвечать на свои собственные вопросы о своем происхождении.

С каких историй все-таки начинать?
– Дети обожают историю про Песах. Там есть и завязка, и конфликт, и заключение. Читайте рассказ, вступайте в разговор. Не спешите рассказать, как вы поняли текст, спросите лучше ребенка, как он его понял. Когда я рассказываю историю Песаха своему внуку, он смотрит на меня и говорит: «Бабушка, а эта история и правда произошла?» Я отвечаю, что, возможно, все было не совсем так, как написано, но очевидно, что произошло что-то очень важное. И внук говорит: «А, хорошо, потому что вот эта часть, где море расступается – что-то я не сильно в это верю». И мой внук уже понимает, что эта история не про факты, но это хорошая история. Я всегда объясняю детям, что бывают правдивые истории, а бывают и истории, раскрывающие правду. Правдивая история – та, в которой грамотно изложены все факты. Но история, раскрывающая правду, подчас бывает важнее правдивой. Это как со сказками – мы знаем, что не все, что там описано, произошло на самом деле, но они учат нас чему-то важному, например: «Медленно и верно, и победа за тобой». И история про Песах нас учит важному – про свободу, про храбрость. В конце каждой такой истории есть о чем поговорить, кроме как о фактах.

Какие вопросы дети задают про Десять заповедей?
– Дети любят структуры и правила. Им проще жить, когда они знают, как себя вести можно, а как не стоит. Некоторые считают, что ребенку надо давать как можно больше свободы, чтобы у него была возможность развивать свой творческий потенциал. Но даже творчеству и воображению нужна структура. И Десять заповедей помогают детям структурировать накапливаемые за день знания.
Вообще, очень важна структура, и не менее важны ритуалы в жизни ребенка. Детям нравятся повторения. Мир такой новый, и все такое непонятное, что когда они узнают что-то знакомое, через повторение, они очень радуются. Чем больше вы для них устраиваете иудаистских ритуалов, тем больше они будут себя идентифицировать с иудаизмом. Не обязательно каждый шаббат готовить изысканное застолье – просто зажгите вместе на ужин свечи. Дети познают мир через все органы чувств, они хотят все нюхать и трогать. Пусть у вас дома пахнет еврейскими блюдами. Пеките вместе халу. И не забывайте вместе наряжаться на Пурим.

И пусть будет ритуал, небольшой, но который вы повторяете вместе каждый день. Например, вечерняя молитва. Пока вы укладываете ребенка спать, спросите, что самое радостное и самое тревожное произошло с ним за день. Пусть он поделится с вами переживаниями. А потом вместе помолитесь – от всего сердца. Я делаю акцент на том, что молиться надо от всего сердца и не случайно. Довольно долго мы пренебрегали духовной составляющей в воспитании детей. Делали весь акцент на факты, старались запихнуть в них как можно больше информации. И то же самое с молитвой – мы заставляли их учить слова, но забывали объяснять, что такое молитва, зачем молиться. Спросите ваших детей, для чего они молятся, и объясните им, как это делать от всего сердца.

Как объяснять своему ребенку, чем он отличается от детей, принадлежащих к другим конфессиям?
– Скажите, что есть много способов верить в Бога, и вы выбрали способ, который называется иудаизм. Есть и другие способы, например, христианство и ислам. И объясните: «Вот ты ходишь в гости к друзьям. Тебе с друзьями весело. Но ты все равно вечером возвращаешься в свой дом. Это не значит, что у твоих друзей плохой дом, у них прекрасный дом, просто он не твой. Твой дом – это твоя семья, это иудаизм».

С какого возраста и как рассказывать детям про Холокост, чтобы не травмировать их психику?
– Есть специальные книги про Холокост для маленьких, которые щадят психику. Я, например, написала книгу «Анна Франк и дерево памяти». Книга про то, как девочка Анна Франк живет с семьей в секретном домике. Когда девочка выглядывает в окно, то все время видит солдат и понимает, что настало тяжелое время. Еще девочка видит из своего окна дерево и, помимо прочего, пишет в свой дневник про это дерево. После смерти Анны Франк многие евреи приезжали посмотреть на это дерево. Потом со временем дерево умерло. Но от того дерева осталось много саженцев, и они продолжают расцветать по всему миру.

Такие книги можно начинать читать класса с третьего. Мой внук-третьеклассник читает много историй про катаклизмы: «Как я пережил цунами» и «Как я пережил Помпею». Мне кажется, в этом возрасте они уже готовы воспринимать рассказы про выживание. Про концлагеря, я думаю, стоит рассказывать попозже, ближе к бар-мицве. И да, про Холокост нужно рассказывать обязательно, но не нужно рассказывать про иудаизм одни ужасы. Потому что если вы будете рассказывать про одни только страдания еврейского народа, ребенок может справедливо заметить: «Зачем же мне быть евреем, если у них все так плохо?» Делайте акцент на все хорошее и веселое, что есть в этой религии.

Что обычно беспокоит молодых родителей?
– Родителей всего мира беспокоит примерно один и тот же вопрос: как вырастить достойного человека? Но если говорить о конкретных евреях Индианаполиса – большинство родителей здесь боятся полной ассимиляции. Здесь небольшое еврейское сообщество, около 15 тысяч человек. Еврейские дети ходят в обычные школы, большинство их друзей – не евреи. Выходные дни в Америке только по христианским праздникам, в еврейские праздники выходной не предусмотрен. Родители боятся, что когда их дети подрастут, они совсем забудут про свои еврейские корни. И я всех родителей одинаково успокаиваю – делайте для своих детей замечательные еврейские праздники, и они никогда не откажутся от своих корней. Это как с куриным супом – всем нам в детстве его делала бабушка. А потом мы выросли, но где бы мы сейчас ни ели куриный суп, мы вспоминаем, как нас любили, и нам становится уютно и тепло.

Полина Шапиро

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...