Свобода оптом и в розницу

09.02.2018

В недельной главе «Мишпатим», которую иудеи всего мира читают в эту субботу, раскрывается удивительная стилевая особенность библейского текста – резкий переход от плавного исторического повествования к формулированию чётких законов. Весь предшествующий библейский текст – от Сотворения мира до Исхода из Египта – рассказывает нам, по сути, историю человечества. Но в пустыне наступает время сформулировать Конституцию нашего мира.

Такая структура библейского текста – не случайность, потому что в иудаизме основой закона является именно исторический опыт еврейского народа. Духовные искания Авраама, самопожертвование Ицхака, становление сыновей Яакова и, конечно, египетское рабство стали для евреев школой жизни, а воспоминания об этих событиях – бессрочным семинаром. На их фундаменте и образовался еврейский закон.

Не удивительно, что первыми законами, которые были дарованы только вышедшим из рабства евреям, стали правила обращения с рабами. Они для своего времени были верхом гуманизма. Например, во время шаббата рабов было запрещено принуждать к труду, а отработав шесть лет на хозяина, раб получал право выйти на свободу без всякого выкупа.

Однако главный вопрос, который возникает при прочтении этих строк: почему в библейском тексте однозначно не запрещено рабство? Тем более что весь исторический опыт еврейского народа, попавшего в рабство к египтянам, свидетельствовал в пользу введения такого запрета.

Ответ заключается, вероятно, в самой природе человека, которая не способна к быстрым изменениям. Чтобы изменился конкретный человек, могут потребоваться десятилетия, а на преобразование человечества – века и даже тысячелетия. Это касается процессов обретения, прежде всего, внутренней свободы, будь то речь об отношениях хозяина и раба, царя и подданного, начальника и подчиненного. И даже Творец не заставит человека измениться быстрее, чем он способен это сделать с течением времени по собственной воле.

Поэтому в главе «Мишпатим», как и в других частях библейского текста, посвященных законам, не провозглашается не исполнимое для того исторического периода – немедленная отмена рабства. Еврейские законы, вообще, вполне рациональны и практичны и совсем уж невозможного не требуют. Нет смысла вводить законы, которые не будут исполнять, поскольку это дискредитирует само понятие закона. Но можно попробовать гуманизировать имеющуюся реальность, прописав в законе максимально мягкие правила обращения с рабами и заложив тем самым предтече к скорейшей отмене рабовладения, что и сделано в Торе.

К свободе нужно готовиться, чтобы в момент её прихода правильно ею распорядиться. Раб, остававшийся шесть лет в неволе, все эти годы готовился обрести свободу, подобно заключенному в тюрьме. И многие люди демонстрируют качества, которые Эрих Фромм называл «страхом свободы». А Руссо открыто признавал, что именно поголовное «принуждение к свободе» и привело к разгулу террора во времена Французской революции. В силу этого Тора и не заставляет людей быть свободными, но показывает дорогу к ней. Это, к слову, отображено и в еврейском законе, поскольку раб, не пожелавший после шести лет служения выйти на свободу, вправе остаться работать и дальше на своего хозяина.

Квакеры, методисты, евангелисты и их самый известный представитель Уильям Уилберфорс начали в Великобритании кампанию по отмене работорговли, руководствуясь религиозными убеждениями и, главным образом, библейским повествованием об Исходе из Египта. В США сторонники отмены рабства и сегрегации тоже опирались в своей борьбе на Библию, как, например, Мартин Лютер Кинг. Впрочем, и их противники – сторонники сохранения рабовладения – тоже цитировали библейский текст. Как отметил по этому поводу в своей второй инаугурационной речи президент Авраам Линкольн: «Обе стороны пользовались одной и той же Библией и верили в одного и того же Б-га, и каждая надеялась на Его помощь в своей борьбе. Удивительно, что люди вообще могут просить Б-жьей помощи, чтобы вырвать тяжко заработанный кусок хлеба изо рта другого человека».

Декларация независимости США начинается со слов, что все люди созданы равными и наделены Творцом неотчуждаемыми правами. Автор этих строк – Томас Джефферсон – и сам в прошлом был рабовладельцем. И стал прекрасной иллюстрацией того, какие изменения во взглядах и идеалах претерпевает человек. Это и есть те перемены, которые требуют времени. Ведь это только на словах просто признать, что наши права и свободы ограничиваются правами и свободами других. Научиться жить так гораздо сложнее. Но если мы действительно ищем свободы для себя, то должны даровать ее и другим.

Джонатан Сакс

Материал подготовила Шейндл Кроль

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...