Колумнистика

Меир Антопольский

Ненависть зазря

15.07.2013

Ненависть зазря

15.07.2013

Нехорошая история произошла несколько дней назад в Иерусалиме. Солдат израильской армии решил навестить свою родню, живущую в харедимном районе Меа-Шеарим. Молодой человек был одет в форму ЦАХАЛа, а на голове у него была черная кипа. И именно это сочетание вызвало ярость местной молодежи. 


Видеозапись инцидента производит жутковатое впечатление. Определенные моральные ограничители наш народ все-таки пока не утратил, поэтому кровь там не пролилась, но в остальном все это напоминает видеоряд, типичный для соседей по Ближнему Востоку: разъяренная толпа (трудно сказать сколько именно там было человек — в кадр попало не меньше ста) пытается выломать дверь квартиры кувалдой, залезть через балкон, выкурить обитателей квартиры слезоточивым газом. А в квартире маленькие дети. Для полноты картины надо понимать, о каких домах идет речь: хлипкие двухэтажные лачуги, вход в каждую крохотную квартирку прямо с улицы, никаких тебе лестничных клеток или парадных, которые отделяли бы жильцов от происходящего на улице.

Когда корреспондент одного из телеканалов нарядился в военную форму и черную кипу, чтобы спровоцировать нападение, уже через минуту раздался крик: «Это не хареди, это светский!», и толпа разошлась, полностью утратив к происходящему интерес.
Полиция добралась до места происшествия только через несколько часов и вытащила солдатика на волю, заодно арестовав двух-трех хулиганов (по утверждению адвокатов — случайно выбранных из толпы, и я склонен этим адвокатам верить).

Страна загудела от возмущения, министры и генералы грозились суровыми мерами. Но прошло всего два дня, и уже в другом иерусалимском квартале, Шмуэль а-Нави, другого проходившего по улице солдата обругали и закидали мусором из проезжавшей мимо машины.

Сомнительным утешением может служить то, что ненависть эта направлена в первую очередь против «своих». Когда корреспондент одного из телеканалов нарядился в военную форму и черную кипу, чтобы спровоцировать нападение, уже через минуту раздался крик: «Это не хареди, это светский!», и толпа разошлась, полностью утратив к происходящему интерес.

Харедимный мейнстрим поспешил отмежеваться от «проблемной молодежи», учиняющей погромы: «Это, мол, не наши, а “сикарии” из Нетурей Карта, да и среди тех не все, а только самые отморозки. А вообще, виновато во всем правительство, которое хочет призвать учеников иешив в армию и во всем, как может, обижает харедим».

Именно этот конфликт между богатым истеблишментом и повстанцами, получивший название «синат хинам» (беспричинная ненависть), наши мудрецы определяют в качестве главной причины гибели Храма и долгого нашего изгнания.
Следует выделить в проблеме две составляющих: саму ненависть и ее практическое воплощение. Практическое воплощение в виде мордобоя и выламывания дверей проходит по полицейскому ведомству — хулиган, как и вор, должен сидеть в тюрьме. Патрули военной полиции на улицах харедимных кварталов тоже могли бы стать адекватной реакцией на подобные нападения. А если руководство квартала не хочет видеть на своих улицах военной полиции, пусть само формирует народные дружины, способные справиться с безобразиями «сикариев».

Однако духовные корни проблемы ненависти лежат глубже. Недаром общепринятое название этих боевых групп хасидской молодежи — «сикарии» — взято из истории периода разрушения Храма. Так назвались евреи, восставшие против римлян, которые угрозами оружия и поджогов заставляли других евреев (особенно богатых) присоединиться к восстанию или хотя бы оказать ему материальную поддержку. Именно этот конфликт между богатым истеблишментом и повстанцами, получивший название «синат хинам» (беспричинная ненависть), наши мудрецы определяют в качестве главной причины гибели Храма и долгого нашего изгнания.

На днях один известный в Израиле правый активист, анализируя в своей статье несколько вариантов талмудического высказывания о беспричинной ненависти, пришел к выводу, что мудрецы имеют в виду не только сикариев, но и (возможно, даже в первую очередь) их противников из числа аристократов и священников. В нескольких местах в Талмуде беспричинная ненависть упоминается в качестве причины трагедии в паре с корыстолюбием, что, очевидно, также указывает на верхушку общества.

Соответственно, и в том, какие отношения сложились у харедим с остальным израильским обществом — виноваты обе стороны. Действует, например, светская организация во главе с известным профессором, которая упорно портит по Шаббатам эрув, чтобы выкурить харедим из своего квартала. Демонстрации и судебные кляузы против открытия харедимных школ и садиков в тель-авивских светских районах тоже бывали. О нежелании работодателей заполнять вакансии представителями общины харедим я тоже уже писал. А уж о том, как описывают представителей ортодоксальной общины СМИ и некоторые блоги, лучше вообще промолчать.

Всякий ненавидящий брата своего скажет вам, что его ненависть вовсе не беспричинна. Ведь харедим не платят налогов, не учат математику и не пользуются дезодорантами — как же их не возненавидеть?!
Что хотели сказать нам мудрецы, выбирая формулу «синат хинам»? Обычно это сочетание переводят как «беспричинная ненависть», но у этого варианта есть недостаток. Всякий ненавидящий брата своего скажет вам, что его ненависть вовсе не беспричинна. Ведь харедим не платят налогов, не учат математику и не пользуются дезодорантами — как же их не возненавидеть?! Соответственно, погромщики, выламывающие дверь в квартиру своих же соседей, чтобы дать по морде еврею за то, что он служит в еврейской армии, тоже глубоко убеждены в том, что ведут священную войну за спасение Торы от еретиков — никак не меньше.

Мне кажется, что словом «хинам» мудрецы Талмуда хотели описать ситуацию, в которой ненависть переливается через границы естественной человеческой реакции на личную обиду, к которой мудрецы готовы отнестись с пониманием. Предположим, человека тащат из иешивы в армию, а он, скажем, хочет учить Тору. Ну так и дерись в военкомате, а не закидывай соседа (который тебе ничего не сделал) тухлыми помидорами. Не нравится тебе харедимная школа — так и не отдавай туда детей, и друзьям отсоветуй, твое право.

У меня есть личный обычай: в первые дни месяца ав, когда не принято слушать веселой музыки, я в машине бесконечно кручу диски с песнями Галича. Очень эффективно вводит в правильное настроение. Так вот, старая его песня про то как «пехота полегла напрасно, зазря», подсказала мне этот перевод талмудического выражения: «ненависть зазря».

Попробуем извести ее, каждый в себе, а?


Автор о себе:

 Мне 45 лет, и у нас с женой Аней на двоих семеро детей. Я родился и вырос в Москве, но вот уже почти 15 лет жизнь моя связана с Иерусалимом, в котором я работаю врачом, и нашим домом — поселением Нокдим в Гуш-Эционе. Последние годы все время и силы, которые остаются от работы и семейных радостей, направляю в наше товарищество «Место Встречи», которым руководит Аня. Товарищество это старается совместить несовместимое и встретить евреев всех сортов и разновидностей, а также «примкнувших к ним товарищей» — на «Месте встречи», которое есть Израиль, Иерусалим, Храм (это как zoom на гугл-карте или как матрешка — какой образ вам больше нравится).

 Мнение редакции и автора могут не совпадать.