В списках не значится

25.02.2002

Опубликованная недавно книга, где перечислены имена литовцев, спасавших евреев в эпоху Холокоста, вызвала полемику, в которой участвовали представители Государственного Еврейского музея и литовские националисты.

После 13 лет интенсивной исследовательской работы Государственный Еврейский музей выпустил на прошлой неделе книгу, озаглавленную "Спасение евреев в Литве. 1941 – 1944". В книге Виктории Сакайте перечислены имена 2570 жителей Литвы нееврейской национальности, которые, рискуя порой жизнью, защищали евреев во времена нацистской оккупации этой небольшой прибалтийской страны.

Когда Государственный Еврейский музей был вновь учрежден в Литве в 1989 году, при нем сразу же был образован специальный комитет, чьей задачей стал сбор сведений о литовцах, спасавших евреев, а также об исторических обстоятельствах этих отважных и благородных деяний. Однако у литовских националистов на этот счет имеется свое мнение. Они считают, что общее число литовцев – спасителей и защитников евреев — достигает на самом деле 14 тысяч человек.

Этот вопрос является особенно болезненным именно для Литвы, поскольку широко распространена точка зрения, что среди оккупированных нацистами стран именно в Литве наиболее широкое распространение получило позорное явление коллаборационизма с захватчиками. За годы Второй мировой войны нацисты при активной поддержке местного литовского населения уничтожили 94 процента еврейской общины страны, которая насчитывала 250 тысяч человек.

Однако не вздумайте приводить такие цифры Руте Гаюаускайте, бывшему депутату парламента и основательнице небольшой литовской Партии зеленых!

Она укажет вам на "Список Гуревичуса", книгу, выпущенную в 1999 году литовско-канадским журналистом Антанасом Гуревичусом. Обобщая результаты исследований, проводившихся на протяжении нескольких десятилетий, книга приводит имена более 10 тысяч литовских спасителей, известных также как "литовские праведники".

Гаюаускайте напоминает, что большинство евреев, оставшихся в живых после Холокоста, эмигрировали в Израиль, Южную Африку и Северную Америку, поэтому задача подсчета количества спасенных евреев очень трудна. Гаюаускайте, чья мать сама спасла 12 еврейских детей, воспитывая их вместе с собственными дочерьми, считает, что сведения, собранные в труде Еврейского музея, верны, но существенно неполны.

Она намерена опубликовать более полный список под эгидой "Клуба подписчиков" — литовской неправительственной организации, в которую входит свыше 100 бывших депутатов парламента.

Однако ее просьба разрешить цитирование труда Государственного Еврейского музея в своей работе была решительно отвергнута директором музея Эмануэлисом Зингерисом.

"Литовские радикальные и националистические группировки хотели бы создать в глазах международной общественности более благоприятный облик Литвы, в том числе перечисляя совершенно нереальное число "праведников". Мы никогда не пойдем на то, чтобы результаты нашего труда были использованы для подкрепления их слащавой пропаганды", — говорит он.

"Литовцы могут составить списки и своими силами, — парирует Гаюаускайте. – Все подобные обвинения носят спекулятивный характер и направлены только на то, чтобы посеять враждебность и недоверие между литовцами и евреями".

Ионас Моркос, литовский журналист нееврейского происхождения, занимавшийся исследованием истории Холокоста в Литве, считает, что этот спор типичен для постсоветского времени, когда в условиях политической независимости открылись возможности для исторических исследований и свободного обсуждения различных точек зрения.

"Во-первых, я считаю, что наличие противоречий само по себе полезно, поскольку привлекло внимание общественности к этой проблематике, — заявляет Моркос. – Однако теперь я опасаюсь, что данная тема стала расхожим аргументом в современной политике и многих деятелей уже не интересует реальная история и реальная трагедия жертв Холокоста. На самом деле не столь уж важно, было 4 или 10 тысяч "праведников". Важно то, что эти люди действительно жили, существовали и боролись, и эта часть нашей истории совершенно неизвестна западной публике".

Он говорит, что Сакайте – высокопрофессиональный исследователь, она добилась больших успехов в поиске спасителей. По мнению Моркоса, Гаюаускайте и Гуревичуса нельзя считать столь же серьезными историками.

Спор о подлинном числе литовских спасителей упирается в вопрос о том, какие сведения та или другая сторона считает доказательствами, заслуживающими доверия.

Так, Еврейский музей получил свидетельства того, как в небольшом городке Утена действительно были спасены несколько евреев. Несколько сотен литовцев позднее захотели поставить это себе в заслугу. Длинный список жителей Утены включен в работу Гуревичуса, однако опущен в труде Еврейского музея.

Тем временем 1000 экземпляров публикации Государственного Еврейского музея будут в ближайшее время направлены во все средние школы республики, в публичные библиотеки, правительственные учреждения, а также в местные и заграничные музеи. Издание на английском языке должно выйти из печати нынешним летом.

"Эта книга будет важным подспорьем для историков, работающих над исследованием истории Холокоста, — говорит Она Биевьениене, научный сотрудник еврейского музея. – Она станет в Литве очень полезным учебным пособием. Каждый школьный учитель в любом городе или деревне, имея в своем распоряжении списки, может инициировать дополнительные исследования в своей местности, заняться поиском свидетельств оставшихся в живых жертв Холокоста, их родственников".


Михаил Варгафтик