Во Львове не помнят о Холокосте

28.02.2011

Около миллиона туристов ежегодно посещают Львов, чтобы насладиться архитектурными красотами этого великолепного старинного города. Во время Второй мировой войны город пострадал относительно слабо, и многие архитектурные достопримечательности сохранились.

Согласно последней переписи населения Украины 2001 года, во Львове проживали 639 тысяч украинцев, 64 тысячи русских, 6400 поляков и 1900 евреев. В городе не очень любят вспоминать об этом, однако накануне нацистского вторжения в 1941 году еврейское население превосходило 150 тысяч. После освобождения Львова от нацистов в городе осталось всего около 100 евреев. Туристические путеводители об этом молчат, в музеях об этом не рассказывают, пишет в своем репортаже на страницах немецкой Juedische Allgemeine Ульрих Хайден.

Неспроста никто не хочет говорить об этом. Когда в июне 1941 года нацисты заняли Львов, очень многие украинские националисты пошли на службу оккупантам. «Окончательное решение еврейского вопроса» в Галиции выполнялось в значительной степени руками карателей из числа местного населения.

В благотворительной столовой синагоги «Бейс-Аарон» сидят несколько стариков и хлебают ложками бесплатный суп. Сегодня «Бейс-Аарон» — единственная действующая синагога во Львове. «Мы приходим сюда не только чтобы помолиться, но и чтобы поговорить, — рассказывает 76-летний Иона Потягайло. — Ведь в советские времена еврейскую культуру мы почти полностью утратили. И сегодня наша жизнь в этом городе непроста. Недавно на фасаде нашей синагоги кто-то написал: “Евреи, вы ответите за Демьянюка”».

«Сегодня все перевернулось с ног на голову, — говорит другой пожилой прихожанин синагоги, Александр Заславский. — Раньше каждый год торжественно отмечалась дата освобождения Львова от нацистов. А сегодня говорят, что в 1944 году одни оккупанты сменили других. Хотя советскую власть я тоже не идеализирую. Мой дед был кантором в синагоге. В 1938 году его арестовали и расстреляли».

С 1993 года раввином Львова служит Мордехай Шломо Бальд, приехавший на Украину из Нью-Йорка. На его выбор повлияла и личная причина: дед Бальда был убит во Львове при погроме. По словам Бальда, антисемитизм во Львове — весьма распространенное явление. «Много раз, когда я шел по улице в своем традиционном костюме, меня “приветствовали” вскинутой рукой и воплем “Хайль Гитлер”. Думаю, в Киеве или Москве такое было бы невозможно, — рассказывает раввин. — А Львов, по сути, — очень провинциальный город. Я не вижу здесь особых перспектив для молодого поколения нашей общины».

Около трех лет назад еврейский культурный центр «Хесед-Арье» организовал в городских школах демонстрацию документального фильма о жизни евреев Львова и об их уничтожении нацистами. Националистическая партия «Свобода», члены которой имеют большинство в городском совете, организовала сбор подписей против этой культурной акции и даже провела демонстрацию. Особенно их возмутили кадры, на которых украинские женщины дарили цветы вступившим в город гитлеровцам.

Руководитель центра «Хесед-Арье» Ада Дианова объясняет распространенность антисемитских предрассудков крайней бедностью большинства населения. Особую зависть вызывает материальная помощь, которую получают престарелые евреи.

В городском музее закрыт зал, посвященный Второй мировой войне. В еврейской общине это объясняют тем, что власти не желают вспоминать о Холокосте — только о Голодоморе. «Хотя здесь, во Львове, который в 20-30-х годах принадлежал Польше, Голодомора не было», — напоминает Дианова. Вместо этого гостям города предлагают посетить тематический ресторан «Крыивка». Интерьер ресторана представляет собой стилизацию крыивки (землянки) боевиков ОУН-УПА периода Великой Отечественной войны. После того как вы обнаружите дверь (здесь нет вывесок и рекламы), нужно постучать в маленькое окошко. Его откроет вооруженный охранник с позывным «Слава Украини!» Правильный отклик — «Героям слава!» После этого вас спросят, нет ли среди вас «москалив, комунистив, запроданцив».

Роберт Берг