Книга раздора

06.03.2002

Авторы книги, посвященной событиям Холокоста в Хорватии, подверглись критике за то, что рассказали о действиях главы католиков страны в период нацистской оккупации. Еженедельная католическая газета "Вестник совета" начала кампанию нападок на Славко и Иво Голдштейнов, авторов книги "Холокост в Загребе", поскольку они позволили себе высказаться о деятельности Алоизия Степинача. Степинач был архиепископом Загреба в период с 1941 по 1945 год, когда Хорватией правил пронацистский марионеточный режим. Выгораживать архиепископа стали и другие хорватские масс-медиа, включая телевидение. Действующий архиепископ Иосип Бозанич также присоединился к защите своего предшественника.

Камнем преткновения в дискуссиях стали события истории Хорватии времен Второй мировой войны, когда политическая элита страны вместе с большой частью населения приветствовала нацистский режим. Авторы книги – отец и сын. Семидесятитрехлетний Славко Голдштейн вступил в ряды югославского Сопротивления в 1942 году, после того как его отец был казнен режимом усташей, правившим Хорватией во время войны. С 1986 по 1990 год он был президентом еврейской общины Загреба. Сын Славко, Иво – профессор истории средних веков в университете Загреба. Когда в конце прошлого года книга Голдштейнов вышла из печати, ее авторы были удостоены официального приема в старинном здании ратуши Загреба. Среди выступавших на презентации был и президент Хорватии Стипе Месич. Из 725 страниц внушительного исторического труда только на 25 страницах говорится о Степиначе, однако основное внимание католических активистов привлекли именно эти страницы.

В своем труде, который скоро будет опубликован и на английском Автязыке, Голдштейны отдают дань уважения тому, что Степинач участвовал в спасении евреев в годы Второй мировой войны. Так, он спас 58 пансионеров из еврейского дома престарелых в Загребе, предоставив им убежище в одном из старинных замков недалеко от столицы. Авторы также указывают на то, что после окончания войны Степинач по сфабрикованному обвинению был приговорен к 16-летнему тюремному заключению. Однако они не умалчивают и о том, что Степинач никогда не осуждал пронацистский режим усташей. 21 июля 1941 года, спустя 20 дней после того как 2500 евреев были депортированы из Загреба, Степинач обратился к властям с письмом, в котором предлагал не отказываться от практики депортации, а лишь несколько смягчить ее условия.

Далее Голдштейны указывают, что позднее Степинач стал занимать более критическую позицию по отношению к режиму усташей, в особенности после того, как его брата казнили по приговору военного суда в 1943 году. Как отмечают авторы, "Алоизий Степинач был человеком, перед которым стояли очень трудные дилеммы в это зловещее время, и он часто не находил верного ответа на поставленные перед ним вопросы". Книга получила несколько положительных рецензий в прессе. Как сказано в одной из них, "труд Голдштейнов – это простое, безжалостно объективное собрание документальных сведений, скупо прокомментированных и совершенно свободных от уз какой-либо идеологии. Но при этом факт остается фактом: в таком виде собранные сведения предстают еще более ужасными, чем это бывает в ходульных образцах сентиментальной литературы, посвященной Холокосту". Тем не менее, несмотря на все старания Голдштейнов оставаться беспристрастными, на них обрушился шквал критики со стороны клерикальных кругов.

По выражению одной католической газеты, "Голдштейны написали свою книгу с целью извлечь выгоду и прибыль, коммерческую, политическую и личную, но в не меньшей мере – чтобы излить свою желчь, чтобы подорвать доверие, унизить и выразить неприятие". Отвечая на подобные выпады, Голдштейны сообщили, что в общей сложности получили за свою книгу меньше тысячи долларов издательского гонорара, хотя работа над ней заняла три года, значительная часть которых была потрачена исследователями на кропотливую работу в архивах."Степинач не был военным преступником, однако некоторые его взгляды и поступки показывают, что он был противоречивой личностью, совершавшей как добрые, так и постыдные деяния", — сказал Иво Голдштейн в интервью для прессы. Даже сегодня, когда со времени смерти Степинача прошло уже 42 года, воспоминания о нем вызывают столкновения противоречивых взглядов.

Михаил Варгафтик