Еврей на Гудзоне

12.09.2019

Антисемитские настроения в Перми и Краснодаре не уникальны. Нечто подобное переживает сейчас и американское графство Рокленд. С подробностями этнического раскола – наш нью-йоркский спецкорреспондент.

Графство Рокленд – это классическая одноэтажная Америка, про которую писали сначала Ильф и Петров, а потом снимали Познер и Ургант. Расположенное к северу от Нью-Йорка графство – на противоположном берегу Гудзона – это созвездие небольших городков в основном с белым населением. Тут живет обычный средний класс, чьи интересы сводятся к работе, заботе о доме и воспитанию детей.

Однако графство Рокленд сильно отличается от остальной одноэтажной Америки – около трети его населения составляют хасиды. Стотысячная хасидская община живёт компактно и большими семьями. И до последнего времени между еврейскими и нееврейскими жителями графства царила гармония. Тем более что члены еврейской общины существовали обособленно – у них свои школы, бизнесы и внутренние органы самоуправления. Да и в дела графства еврейская община особо не вмешивалась.

Однако в последнее время эта идиллия рухнула. Еврейская община стала расти очень быстрыми темпами, а её члены, как следствие, скупают дом за домом в графстве. На выборах же муниципального уровня они голосуют монолитным блоком в противовес дифференцированному на множество групп и партий нееврейскому большинству и проводят своих кандидатов в местные органы власти. А затем с соблюдением всех демократических норм принимают вроде бы правильные и логичные решения для развития города и общины, к примеру, отменяют ограничения на строительство многоквартирных домов и пересматривают систему коммунальных платежей, но против этих решений выступают остальные жители графства, привыкшие к спокойной и «одноэтажной» жизни.

Депутат местного собрания Арон Видер

Естественно, этот конфликт не может не приобретать антисемитского подтекста, а зачастую не только подтекста, но и текста. Отделение Республиканской партии в Рокленде, вокруг которого объединились сейчас противники «еврейского нашествия», даже выпустило предвыборный ролик в лучших черносотенных и баркашёвских традициях: под тревожную и пульсирующую музыку мелькает депутат местного собрания Арон Видер в черной одежде и в ермолке на голове, и на его фоне рисуется страшный план по захвату графства со зловещими красными стрелками, направленными в самое его сердце. А закадровый голос призывает жителей сопротивляться, чтобы сохранить милые пригороды, леса и чистую воду. Кто-то уже проиграл схватку с «этими», но мы не сдадимся, утверждает голос.

Вслед за публикацией ролика разразился скандал. Видео под давлением общественного мнения сначала убрали, но местное отделение Республиканской партии от него так и не отмежевалось, а наоборот, обещает его вновь опубликовать.

В Рокленде живёт моя кузина вместе с мужем, сыном-школьником, престарелой мамой и моей двоюродной теткой. У них, как водится, покрашенный белой краской домик и огород. Муж – отставной нью-йоркский полицейский – разводит на пенсии кур. И это видео их до смерти напугало. Слишком уж оно напомнило риторику нацистской пропаганды 1930-х годов, да и отголосков травли евреев в Средние века в нем тоже достаточно.

Америка всегда хвалилась своим «плавильным котлом». E pluribus unum – «Из многих народов создан единый народ» – гласит ее лаконичный латинский девиз. Наверное, это всегда было отчасти мифом, поскольку в общественной атмосфере в разные периоды витали и антинемецкие, и антиирландские и антиитальянские настроения. А иногда и откровенно антисемитские. Однако же мы все, американцы, вывешивали «звёзды и полосы» в День независимости и жарили гамбургеры и хот-доги. Или хотя бы говорили, что это так.

С приходом Трампа этот миф окончательно развеялся. Нынешний хозяин Овального кабинета играет на накопившихся расовых и этнических противоречиях в стране, и евреи, как, впрочем, это всегда и бывает, попали между колес этой националистической машины, даже если и нацелена она была изначально на мексиканцев. Как следствие, мы видим на улицах антисемитские граффити и свастику, полиция и общественные организации отмечают резкий рост антисемитских преступлений, причем в Нью-Йорке – на две трети, а на религиозных евреев нападают уже на выходе из бруклинских синагог! Не говоря уже о страшных терактах в синагогах Питтсбурга и Сан-Диего.

И в атмосфере этой нетерпимости и вседозволенности, которая распространяется сегодня в Америке, любой инцидент, в центре которого оказывается еврей, грозит стать антисемитским, а любая критика действий евреев моментально привлекает к себе антисемитов. Просто потому что евреи всегда попадают под раздачу.

Алексей Байер

Комментарии