Доктор Добро

09.11.2021

Он призывал нас отказаться от антидепрессантов, а заодно учил весь мир мыслить позитивно. В возрасте 100 лет скончался психотерапевт Аарон Бек.

«Дело не в том, что мир плох, а в том, как часто мы видим его таким», – говорил доктор Аарон Бек. Он верил, что человек сам может лечить депрессии и тревоги – если будет контролировать негативные мысли и переводить их в позитивное русло.

Аарон Бек родился в семье еврейских эмигрантов из Российской империи. Его отец прибыл в США в 1906 году из Проскурова, ныне это украинский город Хмельницкий. Мать была родом из Любеча. Они поженились в 1909 году, а в 1921-м родился Аарон. «Я рос в любящей семье, что стало своего рода проблемой, когда я начал заниматься психоанализом. Я не мог вспомнить никаких неприятных переживаний из детства, связанных с родителями», – шутил он.

Впрочем, не все шло так гладко. Опека родителей была чрезмерной – по мнению Бека, все потому, что двое их первенцев умерли во младенчестве. Так что мальчика окружили ежесекундным вниманием, нередко отказывая ему в обычных детских радостях. Доктор вспоминал, что, например, повисеть на турнике или покачаться на качелях уже было для него проблемой – вскоре он замечал бегущих к нему со всех ног маму, или папу, или одну из тетушек, призывающих его слезть с качелей и замереть не двигаясь. Только так, по мнению родителей, он мог спастись и пережить все опасности детства.

К воде мальчику тоже внушали страх: ему запрещали глубоко заходить в воду и плавать. Но, как водится, за всем было не уследить – однажды Аарон сломал руку, и у него развился сепсис. Родителям советовали ампутацию, не давая гарантий, что это спасет жизнь ребенку. В итоге руку решили не трогать, оставив все на волю свыше. Сепсис был вызван стафилококковой инфекцией, смертность от которой в то время составляла 95 процентов. Аарон выжил и вошел в оставшееся число счастливчиков. Но вид убитых горем отца и матери, их полные тревоги разговоры с врачами – все это породило в нем фобии: страх перед операциями и заражением крови.

«В течение многих лет, если я видел кровь, любые травмы или что-то связанное с хирургией, я едва не терял сознание, чуть не падал в обморок», – признавался Аарон Бек. Но, по его словам, именно детские страхи помогли ему в итоге стать тем, кем он стал. Чтобы их победить, он решил поступать в медицинский колледж. «Заходить в операционную было для меня мучением, но раз за разом я преодолевал это чувство. Сначала трясся, шатался, испытывал слабость во всем теле. Но со временем шаг мой стал тверже: я научился спокойно наблюдать за операциями», – вспоминал он. Тем же радикальным образом он справился и со страхом воды. Бек стал часто плавать, увеличивая дистанции. Вскоре он понял, что не только не боится воды, но и испытывает от плавания удовольствие. А вместе с этим пришло осознание: непреодолимых страхов не существует – правильно подобранные мотивации и упражнения могут избавить от любых гнетущих мыслей.

В 40-е годы, когда Аарон Бек учился в Брауновском университете и Йельской медицинской школе, интеллектуалы превозносили метод психоанализа, открытый в начале века Зигмундом Фрейдом. Этот метод объяснял неврозы и депрессии бессознательными факторами – от доктора требовалось докопаться до них, а затем правильно истолковать. Однако гораздо большей популярностью в лечении депрессий пользовались методы, подобные тем, что позже описал Кен Кизи в романе «Пролетая над гнездом кукушки». Медицинские светила увлеченно экспериментировали с электрошоками, лоботомией и коктейлями тяжелых психоактивных веществ. Оба метода – и фрейдистский, и, скажем так, популистский – одинаково претили Аарону Беку, который в конце 40-х годов стал работать на кафедре психиатрии университета Пенсильвании.

Вместо фрейдистских экспериментов по углублению в прошлое Аарон Бек учил своих пациентов отслеживать собственные негативные мысли и пытаться «переформатировать» их в позитивном ключе. Очень быстро оказалось, что такая терапия работает лучше многих других. Начиная «переформатирование» под руководством Бека, многие пациенты вскоре уже могли переключать мысли с плюса на минус самостоятельно – и в итоге находили, что могут брать депрессию и тревоги под контроль. В этом и заключался метод, который сам Бек назвал когнитивно-поведенческой терапией. Или сокращенно – КПТ.

«Мысли человека определяют его эмоции, эмоции обуславливают поведение, а поведение, в свою очередь, формирует наше место в окружающем мире», – утверждал Аарон Бек. В 1977 году он обнародовал результаты проведенного им исследования. Согласно им большая часть пациентов, научившись изменять деструктивные или беспокоящие их стереотипы мышления, полностью отказались от употребления различного рода медицинских релаксантов – они стали попросту не нужны. Вскоре результаты Бека подтвердили и независимые испытания в Великобритании. Так КПТ получила признание и интерес во всем мире.

Чем дольше Аарон Бек работал по своему методу, тем больше он убеждался, что применять КПТ можно в лечении самых разных человеческих недугов. Он адаптировал свою систему не только для борьбы с нервно-психическими расстройствами, но и для поддержки людей, борющихся с различными поведенческими, социальными и даже физическими проблемами. В конце концов, с помощью его метода можно было управлять даже обычным бытовым гневом – ведь, по мнению Бека, в большинстве случаев этот гнев не оправдан и порожден ложными «негативными» мыслями.

За свою жизнь Аарон Бек опубликовал 25 книг и более 600 статей. Он удостоился множества наград в области медицины – в числе прочих в 2006 году стал обладателем премии Густава Линхарда за выдающиеся достижения в здравоохранении Соединенных Штатов. В 1994 году Аарон Бек вместе с дочерью Джудит основал некоммерческий Институт когнитивно-поведенческой терапии в Филадельфии – там работали с самым широким кругом больных, в том числе с теми, кто принадлежал к малообеспеченным слоям общества и не мог оплатить дорогую медицинскую страховку.

Доктор Аарон Бек скончался 1 ноября 2021 года в Филадельфии. «Мой отец посвятил жизнь разработке и тестированию методов лечения, способных улучшить жизнь людей, которые страдают от психических расстройств и заболеваний», – написала его дочь Джудит в некрологе на сайте Института КПТ. Но сам доктор Бек, который до конца своих дней оставался элегантным мужчиной в пиджаке с бабочкой и отменным чувством юмора, говорил о своей работе менее пафосно: «Я мог бы до конца своих дней забавляться модным психоанализом. Всего-то и нужно было, что набрать группу пациентов и вести их годами. Но вместо этого я смотрел, как улетучивается мой доход, когда после одного сеанса КПТ люди уходили со словами: “Спасибо, доктор, теперь я могу и сам”».

Комментарии