«Нью-Йорк Таймс» возглавила женщина

24.06.2011

Известная американская журналистка еврейского происхождения Джил Абрамсон стала главным редактором газеты The New York Times. 57-летняя Абрамсон — первая женщина, получившая должность главреда этого авторитетного издания. За последние годы в газете сменилось шесть главных редакторов, четверо из которых — представители еврейской национальности.

Джил Абрамсон весьма экстравагантна: обожает инди-рок и гордится своей татуировкой на плече в виде эмблемы нью-йоркского метро, которую она сделала в 49 лет. Талантливая корреспондентка и редактор, она получила широкую известность благодаря колонке о своем щенке в The New York Times.

На вопрос, как бы вы описали себя, Абрамсон без тени сомнения отвечает: «Причудливая!»

Эми Вайленц, сокурсница Джил по Гарвардскому университету, с этим не согласна: «Ничего причудливого! Причудливо, скорее, то, что ей предложили занять эту должность. Джил — очень постоянный и надежный человек. Она — идеальный капитан корабля, попавшего в шторм».

О назначении Абрамсон на пост главного редактора The New York Times было объявлено в начале июня. Решение руководства газеты стало для многих большой неожиданностью. «Я думаю, будет справедливо заметить, что таких редакторов, как она, в газете еще не было», — говорит университетский приятель Абрамсон Питер Каплан, бывший главред The New York Observer и нынешний глава издательского дома Condй Nast’s Fairchild Fashion Group.

Получившая популярность благодаря своим журналистским расследованиям, Абрамсон, в отличие от предыдущего главреда The New York Times, Билла Келлера, и его предшественников, никогда не работала корреспондентом за рубежом. Абрамсон попала в Times после долгих лет работы в других изданиях. Спустя три года она была назначена главой вашингтонского бюро газеты, спустя еще три — главным новостным редактором издания.

Джил Абрамсон элегантна и чрезвычайно иронична. Стены ее кабинета украшают фотографии гитариста The Rolling Stones Кита Ричардза и обложка одного из номеров журнала New Yorker с изображением семьи Кинг-Конга, обедающей на лужайке перед Empire State Building. В книжном шкафу преобладает литература о собаках. Книга Абрамсон о ее собственном питомце выйдет в октябре этого года.

Многие не без оснований полагают, что должность, которую заняла Джил Абрамсон, является одной из самых престижных в современном медиамире. Друзья и коллеги Джил в один голос твердят о ее удивительной решительности. Она никогда не откладывает дела на потом, говорят они. Несмотря на огромную ответственность, Абрамсон всегда хранит спокойствие и невозмутимость. «Если вы когда-нибудь были в редакции The New York Times, то вы, наверняка могли убедиться, что это целая империя, — говорит Гей Тэлес, бывший корреспондент Times и автор книги о газете «Королевство и власть». — Штат редакции огромен, каждый сотрудник выполняет миллион обязанностей. Джил знает обо всем, хотя по ней этого совершенно не скажешь. Она очень спокойна. Такое ощущение, будто она управляет не крупным изданием, а цветочным магазином».

В издании не скрывают того, что в руководстве газеты всегда было немало евреев. Однако в прошлом об этом старались не говорить. Тот факт, что газетой владеют евреи, пишут для нее тоже евреи, долгие годы просто замалчивался. В 40-е годы многие евреи, как, например, корреспондент Times Абрахам Раскин, предпочитали скрывать свое происхождение, подписываясь не полным именем, а инициалами. В годы Второй мировой войны The New York Times боялась приобрести репутацию проеврейского издания.

«В годы Второй мировой войны усилия руководства газеты были направлены на то, чтобы не прослыть изданием, представляющим и защищающим интересы исключительно евреев, — рассказал бывший главный редактор Макс Френкель, — информацию о массовом уничтожении евреев Европы в газете старались не публиковать».

Семья Сульцбергер, которой газета принадлежит на протяжении многих десятилетий, никогда не скрывала своего еврейского происхождения, говорит Гей Тэйлес. «В то же время, Сульцбергеры, потомки давних иммигрантов из Германии, стремились дистанцироваться от недавно прибывших иммигрантов из Восточной Европы. Они не хотели, чтобы издание превратилось в еврейскую газету. Times — американское издание».

По словам бывшего главреда Times Артура Гелба, ситуация изменилась в 1963 году, когда во главе издания встал Артур Окс Сульцбергер: «Ему было наплевать на происхождение его подчиненных. Ему были нужны профессионалы».

Отношение Джил Абрамсон к своему еврейству весьма специфично. Еще в начале своей карьеры она заявила, что в ее семье The New York Times заменила религию, что вызвало негодование многих правых комментаторов. На деле Джил получила типичное для ассимилированной нью-йоркской еврейской семьи воспитание: свечи зажигались как на ханукальной меноре, так и на елке.

Родители Джил родились в состоятельных еврейских семьях Манхэттена. Норман Абрамсон владел семейным предприятием, занимавшимся импортом текстиля; его жена Дови посвятила себя семье.

Их дети связали жизнь с интеллектуальными профессиями. Сестра Джил, Джейн О'Коннор, — автор серии популярных детских книг о кукле Фэнси Нэнси. Воспитываясь вне еврейских традиций, Джейн, тем не менее, еще в детстве заинтересовалась иудаизмом и попросила родителей отправить ее учиться в воскресную школу при синагоге. Проучившись там год, она решила, что ее семья должна обязательно отмечать Песах. Джейн рассказала о своем желании бабушке, и та купила для праздничной церемонии Агаду. «После окончания седера бабушка предложила всем гостям корзинку горячих сдобных булочек, — со смехом вспоминает Джейн, — конечно же, она сделала это из лучших побуждений!»

Джил Абрамсон не отвечает на вопрос о своих религиозных взглядах. Известно, что она закончила Школу этической культуры Филдстон, основанную в XIX веке сыном реформистского раввина для светских евреев.

После окончания Школы этической культуры Абрамсон поступила в Гарвард, где подружилась со своими будущими коллегами по The New York Times — Эми Вайленц, Питером Капланом и Алессандрой Стэнли. «Джил элегантно одевалась и всегда привлекала к себе внимание, — вспоминает Каплан, — как только она начинала говорить, все замолкали».

Абрамсон пришла в Times в 1997 году, спустя три года ее назначили на пост главы вашингтонского бюро газеты. В 2003 году ей предложили стать выпускающим редактором и переехать обратно в Нью-Йорк. Тогда же Джил сделала себе памятную татуировку с изображением эмблемы нью-йоркского метро. В том году в нью-йоркской подземке была впервые введена система Metrocard. Татуировка на плече Джил как бы предупреждает: «Только для одного пассажира!», что, по ее словам, совпадает с ее жизненной философией.

Возвращение в Нью-Йорк далось Абрамсон нелегко. Хоуэлл Рэйнс, занимавший тогда пост главного редактора The New York Times, был уволен в связи со скандалом вокруг журналиста издания Джейсона Блэра, опубликовавшего несколько громких заказных статей. Тогда Абрамсон завоевала репутацию одного из самых яростных противников Рэйнса. С расцветом электронных СМИ The New York Times, как и многие другие печатные издания, оказалась в глубоком кризисе. В 2003 году Абрамсон стала одним из ведущих помощников нового редактора газеты Билла Келлера, вместе с которым они сумели вернуть газете былые позиции и восстановить интерес читателей.

Близкие и друзья Джил Абрамсон уверены, что она оправдает доверие, оказанное ей руководством The New York Times.

Полина Ковалевич