США между Кубой и Израилем

21.02.2008

В 1961 году около 500 евреев тайно покинули Кубу и отправились в Израиль, разместившись в трех самолетах, предоставленных коммунистическим правительством страны. Перелет прошел успешно, и после приземления пилотам предоставили лучшие условия, а в самолеты начистили до блеска и загрузили несколькими дюжинами овец – знак признательности от движения киббуц властям Кубы.

Долгие годы операция, которую Еврейскому агентству удалось осуществить при поддержке нового революционного лидера Фиделя Кастро, держалась в тайне. Но, несмотря на статус секретности, с момента прихода Кастро к власти эта тема всегда давала основание для развития кубинско-израильских отношений. Тем не менее правильно выстроить эти отношения оказалось не так просто: уже на протяжении многих лет, несмотря на то, что между двумя странами нет никаких причин для вражды, каждая из сторон активно выступает против другой из-за собственных отношений с Соединенными Штатами.

Оба народа не имеют никаких территориальных споров или других «традиционных причин», чтобы встать по разные стороны баррикад. Тем не менее, из политических соображений между Гаваной и Иерусалимом нет никаких официальных связей, и обе страны активно выказывают внешнюю неприязнь по отношению друг к другу. И в свете объявленной во вторник, 10 февраля, отставки Кастро с поста президента Кубы, изменений ситуации, похоже, не предвидится.

За время правления, помимо выражения открытой неприязни к Израилю, Кастро позволил арабским террористам проводить учения на территории своей страны, создал штат военных советников против Израиля и назвал Ясира Арафата человеком, которого он «глубоко любит и которым восхищается». Со своей стороны Израиль постоянно поддерживает Соединенный Штаты в каждом голосовании на заседаниях Генеральной ассамблеи ООН о продолжении экономического эмбарго Кубы, которое длится уже 45-й год.

Но столь саркастичный, желчный тон отношений двух государств не мешает израильтянам и кубинцам вести совместный бизнес на протяжении многих лет. Сейчас, как и в предыдущие годы, довольно много израильских компаний заключают сделки с Кубой, большинство – в сфере сельского хозяйства и строительства. На Кубе не было зафиксировано случаев антисемитизма, как и иных проявлений личной неприязни к израильтянам со стороны населения.

Еврейская община острова включает около 1500 членов, и кубинские власти позволяют им импортировать кошерную пищу из Мексики и Канады.

До кубинской революции в 1959 году и прихода к власти Кастро между Израилем и Кубой существовали более формальные отношения. Так, в Гаване принимали почетного израильского консула. Когда Кастро встал во главе страны, он назначил одного из своих сторонников, состоятельного доктора Риккардо Вольфа, на пост кубинского посла в Израиле в 1960 году.

Во время Шестидневной войны 1967 года Куба и Румыния оказались единственными представительницами коммунистического режима, которые не разорвали дипломатических отношений с Иерусалимом. Вплоть до начала войны в Йом Кипур 1973 года, когда многие коммунистические страны уже прервали связи с Израилем, дипломатические отношения двух государств были довольно дружелюбными.

Однако в свете усиления давней вражды между США и Кубой при Фиделе Кастро и возрастании надежд Израиля на дипломатическую, экономическую и военную мощь Штатов, Иерусалим посчитал, что не способен следовать собственному независимому политическому курсу в отношении Кубы.

С тех пор каждый год Израиль голосовал в поддержку экономического эмбарго Кубы. К 1975 году Куба не осталась в долгу и поддержала резолюцию ООН 3379, в которой сионизм признавался «формой расизма и расовой дискриминации», а к 1978 году было официально запрещено проявление сионистских взглядов на территории этой страны. Но даже несмотря на это, деловые отношения между предпринимателями обоих стран продолжались и развивались.

В годы холодной войны Кастро предпринял несколько попыток восстановить отношения с Израилем. Эти попытки стали более заметными во время организации израильско-палестинских переговоров в Осло, однако они всегда наталкивались на отпор со стороны Иерусалима.

Вслед за провалом процесса в Осло критика Кастро в адрес Израиля стал еще более ожесточенной, и он стал открыто высказываться в поддержку палестинцев. На конференции в Дюрбане в 2001 году, посвященной проблемам расизма, он заявил о необходимости «положить конец набирающему обороты геноциду палестинцев»: «праворадикальные лидеры (Израиль) под сильным руководством (США) вершат геноцид в отношении наших палестинских братьев». Но как бы красноречиво ни высказывался Кастро в поддержку палестинцев, коммунистическая правящая партия Кубы всегда в какой-то мере симпатизировала Израилю – однако Иерусалим эту симпатию всегда сводил на нет.

Пыталась ли Куба выведать политические нужды самого верного союзника США на Ближнем Востоке или симпатия была искренней – об этом остается только догадываться. Израиль и США настолько близки, что уже воспринимаются как неразделимое целое, особенно теми, кто делает деньги на нападках в адрес США и на стремлении многих ослабить их влияние.

Кастро начал, а лидер Венесуэлы Хуго Чавес продолжил политику поддержки мусульманских стран в знак протеста против американского господства. Чавес стал оказывать особое расположение Ирану и арабскому миру на фоне растущей неприязни к Израилю. И было это сделано, скорее, потому, что у него не было другого пути заявить свою позицию против Вашингтона, кроме как выставить напоказ искреннюю нелюбовь к израильтянам.

Лидер Венесуэлы, однако, не имеет того влияния, которое было у Кастро. «Чавес не идет ни в какое сравнение с Кастро, — говорит профессор Цви Медин, бывший глава Института истории Латинской Америки в Тель-авивском университете. — Чавес просто выражает народные интересы, в то время как Кастро произвел настоящую революцию и в политике, и в экономике».

Аналитики, однако, не считают, что Кубе предстоит изменить политический курс после отставки Фиделя. Кроме того, они подчеркивают: несмотря на то, что его брат Рауль последние два года возглавлял страну де-факто, брат бывшего революционного лидера не намерен вести страну в новом направлении.

Рауль Кастро, как известно, более закрытая личность, чем его старший брат. Однако, по словам кубинского иммигранта, бывшего главы департамента Агшама Еврейского агентства Хаима Хаята, «люди забыли о том, что Рауль был рядом с братом с самого начала революционного движения». «Он уже тогда был ярым сторонником марксизма, в то время как Фидель стал придерживаться тех же взглядов, когда уже развернулась настоящая борьба. Рауль идеализирует идеи революции, и было бы несправедливо называть его просто “братом Фиделя”», — сказал Хаят в интервью The Jerusalim Post.

Учитывая, что на Кубе всего одна политическая партия – коммунистическая – в избрании Рауля на пост президента можно не сомневаться. По прогнозам других аналитиков, в ближайшем будущем Кубу ожидает ряд реформ в экономической сфере. На сегодняшний день долг страны составляет несколько миллиардов долларов. В условиях экономического эмбарго страна испытывает недостаток в основных продуктах. К тому же штат советников Рауля состоит в основном из людей нового поколения, выросших в условиях нового революционного режима и менее идеалистично настроенных в отношении неколебимости его идеалов, чем бывшие советники Фиделя.

К тому же, по мнению одного из редакторов 10-го канала в США Ницана Хоровица, «Рауль не способен создать на Кубе нацию социалистов и в то же время поддерживать в них революционный дух, потому как последнее всегда было обусловлено харизмой Фиделя».

На сегодняшний день можно с уверенностью заявить лишь одно: пока Соединенный Штаты не изменят своей позиции и не пойдут Кубе навстречу, Иерусалим не решится заявить о своей заинтересованности в налаживании отношений с Гаваной.

Роберт Берг