Затерянные в христианстве

02.03.2012

В годы Холокоста некоторые еврейские семьи, обреченные на гибель, смогли спасти своих детей, передав их на воспитание христианам. Некоторые из этих детей остались в принявших их семьях и после окончания Второй мировой войны. Попав в приемную семью еще совсем маленькими, они не помнили своих корней, поэтому для многих известие о том, кто они на самом деле, становилось настоящим потрясением.

В 1939 году на территориях, находившихся под контролем нацистской Германией или ее союзников, проживало около 1,6 млн еврейских детей. Данные о том, сколько из них выжило, разнятся — называют цифры от 100 до 500 тысяч человек.

Исследователь из американского Университета Брандеса Джоанна Михлик рассказывает, что еврейские дети, пережившие Холокост в христианских семьях, перенесли две психологические травмы, оставившие глубокие следы в их самосознании и мировоззрении.

Первая травма — разлука с биологическими родителями. Евреи отдавали своих детей в христианские семьи и в монастыри, где они должны были научиться тщательно скрывать свое происхождение. Вторым потрясением для детей становилось осознание своего еврейства, от которого им, впрочем, нужно было тут же отказаться. «Они должны были привыкать к новой, христианской жизни», — отмечает Миклик.

Многие еврейские дети были приняты в христианские семьи еще в младенческом возрасте. Воспитанные родителями-христианами, они даже не догадывались о своих еврейских корнях. После войны выжившие евреи пытались разыскать своих детей, однако в большинстве случаев их попытки оказывались тщетными, и дети оставались в новых семьях навсегда.

В своем исследовании Джоанна Михлик рассказывает о непростых судьбах еврейских детей. В ряде случаев им приходилось выбирать между настоящими и приемными родителями. Исследователь обращает внимание на то, с какими трудностями столкнулись дети, которым пришлось расстаться с приемной семьей и вернуться к своим кровным родственникам, эмигрировать с ними в США или в Палестину.

Мириам Магалл родилась в 1941 году. В грудном возрасте ее удочерила одинокая христианка. Ее детство прошло в Западной Германии. Девочка росла в бедной семье, ей пришлось расстаться с мечтами о достойном образовании, к тому же она столкнулась с домогательствами со стороны сожителя своей приемной матери.

В 18-летнем возрасте Мириам решила переехать в Швейцарию. В ночь перед отъездом приемная мать рассказала девушке правду о ее корнях.

Магалл родилась в еврейской семье, скрывавшейся от нацистов в охотничьем домике в польской глубинке. Ее мать умерла вскоре после родов. Родная тетя Мириам убедила ее отца отдать ребенка женщине, которая работала у них до войны горничной. За определенное вознаграждение та согласилась взять девочку к себе до окончания войны.

Через несколько дней женщина случайно услышала, как эсэсовцы хвастались тем, что обнаружили евреев в охотничьем домике и сожгли их заживо.

В 60-х годах Магалл проработала несколько лет в Швейцарии, закончила Университет Саарбрюкена и переехала в Англию. В Лондоне, работая в еврейской семье, она познакомилась с еврейскими обычаями и традициями.

В 1969 году Мириам репатриировалась в Израиль, где стала известной переводчицей. В Израиле она вышла замуж и родила сына Яира. В 1988 году, после развода, Магалл вернулась в Германию. Сейчас она живет в Берлине, соблюдает кашрут и Шаббат. В Германии Магалл написала и опубликовала книгу о спасенных в годы Холокоста еврейских детях.

«Каждый раз, вспоминая о своей убитой семье, я мысленно кладу еще один камень на их могилу», — говорит Мириам.

Полина Ковалевич