Размышления на тему немецко-еврейских отношений

20.05.2008

Письма читателей Jewish.ru

Автор:
член совета Синагогальной общины Кельна
Анатолий Крейман

Наблюдая за отношениями между официальными еврейскими организациями и немецкими властями на различных уровнях, от канцлера до городских чиновников, не перестаю удивляться тому, как благие намерения немецких властей ведут к реальному уничтожению еврейских общин и полной ассимиляции еврейского населения Германии.

 «Благими намерениями вымощена дорога в ад», – это известное высказывание идеально подходит к сложившейся ситуации.

На мой взгляд, трагическая ошибка в еврейско-немецких отношениях состоит в том, что для упрощения контактов с евреями Германии был создан статус «официального» или, правильнее сказать, «придворного» еврея.

В качестве "придворного" еврея были выбраны Центральный совет евреев в Германии (для общения на правительственном уровне) и идентичные совету, как по структуре, так и по занимаемым позициям, правления общин на местах.

Я с полной уверенностью заявляю, что ни Центральный совет евреев, ни правления во множестве еврейских общин не представляют большинство еврейского населения Германии, а большинство – это 80% выходцев из стран бывшего СССР. Формально руководство вышеназванных организаций избирается демократическим путем, но участие в выборах в совет кельнской общины показало мне цену подобной «демократии».

Официальная власть слепо доверяет «придворным евреям», абсолютно не вникая в деятельность общин. В Германии продолжают строиться синагоги, но заполняются они один раз – в день открытия.

К сожалению, власти страны смотрят на еврейские организации через призму истории. Каждый раз, открывая новую синагогу, они как бы извиняются за прошлое. Все, что произошло, навсегда стало частью истории, которую нужно помнить, учиться на ее ошибках и передавать ее последующим поколениям. Но постоянное напоминание о том, что было, не позволяет идти вперед и вместе смотреть в будущее.

Статус-кво, созданный в Германии, позволяет некоторым еврейским общинам в прямом смысле слова находиться за рамкой закона. Данный пример поможет вам понять мою позицию.

Являясь кандидатом на выборах в представительство общины Кельна, я столкнулся с тем, что выборы в еврейской общине по своей демократичности несильно отличаются от выборов в странах с тоталитарными диктаторскими режимами таких стран, как, например, Ливия или Куба.

Несколькими кандидатами, несогласными с тем, как попирались демократические принципы, было подано заявление в Административный суд Кельна (Amtsgericht Köln) с требованием остановить произвол правления общины. Скорость судопроизводства меня поразила: уже через 4 часа после подачи документов мне позвонил судья и порекомендовал забрать дело, объяснив, что Административный суд Кельна не может вмешиваться во внутренние дела религиозной общины. Я был шокирован подобным ответом и пытался возразить:

— Немецкое правительство посылает своих солдат в Конго, рискует их жизнью ради того, чтобы позволить провести там демократические выборы, а в Кельне, на территории немецкой юрисдикции, суд бессилен против еврейской общины, которая прежде всего общественная организация, а лишь затем религиозная община.

— Я понимаю Ваше возмущение, я видел ваши документы, — прозвучал ответ судьи.

Так как община – зарегистрированная общественная организация, мы предположили, что у нас есть шанс добиться справедливости в Суде (Verwaltungsgericht), но ответ был идентичен и базировался на статье (Art. 140 GG i. V. m. Art. 137) Abs. 3 GG, перенятой из конституции Веймарской республики.

На мой взгляд, данная статья конституции может быть актуальна, но только в отношении не зависимых от государства конфессий, коей еврейская община никак не является, так как существует, в большой степени, благодаря финансированию государства.

Давайте вспомним о том, в какое время была принята вышеназванная статья и какая ситуация царила в то время. Еврейская община до Второй мировой войны была абсолютно независимой от государства организацией, содержавшей более тысячи синагог, множество больниц, детских садов и прочих учреждений. Для многих этот пример покажется ужасным, но после «Хрустальной ночи», 9 ноября 1938 года, еврейская община Германии заплатила 1 000 000 000 марок за уборку мусора, оставшегося от сожженных и разрушенных синагог.

В настоящее время финансовая деятельность еврейских общин поддерживается из трех основных источников: финансовая помощь на федеральном уровне, получатель – Центральный совет евреев (3 000 000 евро на 100 000 членов общин Германии, т.е. 30 евро на человека в год); финансовая помощь на земельном уровне, на основании соглашений между правительством земли и еврейскими общинами на местах (NRW – 7 000 000 на 31 000 членов общин земли, т.е. 225 на человека в год); помощь от города в различных проектах, например, поддержка детского сада, дома престарелых.

Начальную школу при еврейской общине Кельна финансирует с одной стороны Bezirksregierung Köln и Lauder Foundation с другой стороны. Роль еврейской общины Кельна ограничивается сдачей помещения и продажей обедов детям. Таким образом, школа является дополнительным источником финансирования общины, приносящим ежегодно более 350 000 дохода в бюджет общины. Доход от церковного налога является довольно небольшой суммой в бюджете.

Как вы видите, условия финансирования еврейских общин изменились кардинально, но по прошествии шестидесяти лет законодательная база в отношениях между еврейскими общинами и государством осталось неизменна.

Для того чтобы законы были актуальными и соответствовали реалиям времени, их необходимо трансформировать. Неизменными должны оставаться лишь основополагающие демократические принципы – именно основополагающие принципы, такие как право на честные выборы, право на равные шансы для всех кандидатов вне зависимости от их лояльности к членам правления общины.

Почему же государство, выделяя такие средства, не имеет права вмешиваться в процессы, происходящие внутри общин?

Интеграция

Для интеграции кого выделяет государство миллионы евро? Массированная финансовая помощь выделяется, в первую очередь, для интеграции русскоязычных иммигрантов в еврейские общины. Именно подобные формулировки находят свое отражение в договорах между еврейскими общинами и государством. Возникает вопрос: куда интегрируют этих иммигрантов – в еврейскую общину или в немецкое общество?

Согласно официальным данным ЦСЕГ, одной из его основных задач является интеграция иммигрантов из бывшего СССР в еврейские общины Германии. Из 190 000 приехавших в Германию по еврейской линии, 80 000 были «интегрированы», иными словами вступили в еврейские общины.

Еврейский истеблишмент постоянно играет с термином «интеграция», интерпретируя его в зависимости от ситуации. Интеграция для немецких властей – это привлечение евреев в общины, т.е. восстановление еврейских общин. Для внутреннего употребления «интеграцией» называют адаптацию к немецкому обществу, в чем возможности еврейской общины довольно ограничены.

Нееврейские общественные и религиозные организации делают для интеграции иммигрантов намного больше. Они содержат огромное количество интеграционных центров, посещение которых не требует определенной религиозной принадлежности. Для записи же на языковые курсы при еврейской общине Кельна недостаточно быть членом общины, необходимо представить справку об оплате культового взноса.

Пустые синагоги в субботу говорят о полном провале так называемой интеграции.

Если говорить об интеграции в Германии автора этой статьи, то решающую роль в ней сыграло ведомство по трудоустройству, оплатившее языковые курсы и профессиональную переподготовку. Еврейская же община не играла какой-либо роли в моей интеграции, а мои предложения поделиться своим опытом интеграции с соотечественниками остались без ответа. Мое первое вступление в еврейскую общину (Дюссельдорф) состоялось в «добровольно-принудительном порядке», без справки от общины невозможно было получить вид на жительство. Вот таким «законным» образом и получаются «интегрированные» в общину евреи.

О руководстве еврейских общин

Давайте сравним, чем же отличается руководство еврейских общин Германии и остальных стран мира. В любой стране люди, стоящие во главе общины, заслужили это почетное право своими делами. Несколько, может, не совсем корректных примеров: глава Федерации еврейских общин СНГ, Лев Леваев, ежегодно инвестирует десятки миллионов в финансирование еврейских школ, строительство еврейских центров. Аркадий Гайдамак, недавно возглавивший Конгресс еврейских религиозных общин России, начал свою деятельность со строительства нового общинного центра в Москве, стоимостью в 30 000 000 долларов. Подобными же людьми возглавляются еврейские общины США. Жаль, что в числе спонсоров нового общинного центра Мюнхена не значится фамилия Кноблох. Я, конечно, могу предположить, что бессменные руководители различных еврейских общин возразят мне: ведь именно им удается выколачивать все больше и больше средств у государства.

Деятельность руководства крупных еврейских общин Германии – это бесчисленные посещения различных приемов, организация мероприятий с приглашением прессы и немецких властей. На мой взгляд, еврейские функционеры проводят бесконечную пиар-кампанию самих себя. Немаловажный аспект деятельности еврейского истеблишмента – это клянчанье дополнительного финансирования на постоянно возрастающие расходы по «интеграции».

Весомое общественное значение руководители вымирающих еврейских общин Германии приобрели лишь с началом иммиграции евреев из бывшего Советского Союза. Именно иммигрантам они обязаны своим переходом «из грязи в князи».

Для кого выделяются государственные средства? Кого, как и куда собирается интегрировать руководство еврейских общин?

Пару слов о составе еврейской общины (на примере Кельнской общины). Треть членов общины – пенсионеры, молодежь составляет около 20 % членов общины. Оставшиеся категория – это люди среднего возраста, большинство из которых старше 50 лет. Огромное количество людей старше 30 лет членами общины не являются. Многие молодые люди либо не вступали в общину, либо уже вышли из нее. Данная категория лиц должна была бы быть основой общины, но именно эти люди чувствуют себя невостребованными.

Как можно попытаться изменить ситуацию?

В первую очередь, государство должно контролировать распределение выделенных средств. Было бы целесообразно создать своего рода попечительский совет, в который могли бы войти представители политических партий и общественных организаций.

Уж коли государство поддерживает немецкое еврейство, то необходимо проследить, чтобы финансы распределялись всем еврейским организациям, а не только «придворным» евреям. Средства должны выделяться под конкретные проекты и поэтапно, по мере их освоения. Я уверен, что при подконтрольном финансировании часть средств останется невостребованной, и ее можно было бы направить на образовательные программы и борьбу с антисемитизмом и ксенофобией. В конечном итоге финансирование образования принесет больше плодов, чем поддержка иллюзии еврейской жизни.

Демографическая ситуация в еврейских общинах катастрофическая, смертность во много раз превышает рождаемость. Уже через 10-15 лет количество членов еврейских общин сократится на треть, а большинство мелких общин просто исчезнет. И происходит это по причине нежелания направить все силы на работу с молодежью. Если не изменить ситуацию, то все гигантские вложения в восстановление еврейской жизни – бессмысленны.

Я обращаюсь ко всем, кто слепо поддерживает «придворных» евреев. Своими действиями вы способствуете «окончательному решению» еврейского вопроса.