Дети шпионов

26.10.2011

Сыновья американских коммунистов Этель и Юлиуса Розенбергов впервые за долгие годы появились на публике. На прошлой неделе в Нью-Йорке они приняли участие в обсуждении фильма «Даниэль», созданного по мотивам громкого дела их родителей.

В 1951 году Этель и Юлиуса Розенбергов обвинили в шпионаже в пользу СССР, в частности, в передаче Советскому Союзу американских ядерных секретов. В 1953 году американский суд приговорил их к смертной казни на электрическом стуле. Розенберги стали первыми и единственными американскими гражданскими лицами, казненными в США за шпионаж.

Дело Розенбергов часто называют «позорным пятном» в истории американской судебной системы. Этот процесс также служит примером того, до чего может довести истерия целое государство (в данном случае речь шла об антикоммунистических настроениях в американском обществе в начале 1950-х годов).

У Розенбергов остались двое сыновей, Роберт и Майкл, которым на момент казни родителей было по 6 и 10 лет. Вскоре их усыновили Энн и Эбел Меерополи, давшие мальчикам свою фамилию, которую те носят и по сей день.

Фильм «Даниэль», снятый режиссером Сидни Люметом в 1983 году, создан по мотивам книги Эдгара Лоуренса Доктороу «Книга Даниэля». В основу сюжета картины легло супружеской четы Розенбергов.

Роберт Меерополь посмотрел «Даниэля» дважды. «Смотреть этот фильм оказалось намного тяжелее, чем я думал, — признается он. — С каждой минутой я все больше злился. Меня не покидало ощущение, что теперь целое поколение людей будут думать, что все так и есть».

Главными героями фильма являются Рохель и Пол Айзексоны, супружеская пара с двумя детьми — Даниэлем и Сюзан. По сюжету картины убежденных коммунистов Айзексонов обвиняют в передаче военных тайн России. Виновны ли они на самом деле — остается неясным.

Кульминационным моментом фильма бесспорно является эпизод казни Айзексонов на электрическом стуле. Майкл Меерополь, смотревший «Даниэля» впервые, был предупрежден о сцене казни: незадолго до ее начала он вышел из зрительного зала.

«Мне было очень неловко сидеть с братьями в одном зрительном зале», — говорит Тэн Розенбаум, профессор Юридической школы Университета Фордхэма и близкий друг Меерополей. После показа Розенбаум организовала дискуссию, участие в которой приняли Роберт и Майкл Меерополи.

Даниэль и Сюзан, дети Айзексонов по фильму, совсем не похожи на сыновей Розенбергов. Травмированные и подавленные смертью родителей, они кардинально отличаются от братьев Меерополей — открытых к общению и состоявшихся в этой жизни. Майкл в прошлом преподавал экономику в колледже в штате Массачусетс. Сейчас он работает обозревателем в региональном филиале радиостанции NPR в Олбани. Роберт — юрист, оставивший частную практику ради Детского благотворительного фонда им. Розенбергов. По его словам, работа в фонде помогает ему сохранить позитивный взгляд на жизнь, несмотря на пережитую в детстве психологическую травму. «Меня часто спрашивают, не зол ли я на американские власти, — говорит Роберт. — Если я и извлек что-то хорошее из той истории, это не значит, что я простил. Это просто значит, что все то, что произошло тогда, сейчас уже не имеет значения, так как у меня есть фонд, есть много добрых дел».

В далеком 1951 году на суде в качестве одного из ключевых свидетелей по делу Розенбергов выступил старший брат Этель, Дэвид Грингласс. Спустя полвека, в 2001 году, Грингласс признался в даче ложных показаний, которые, по его словам, спасли жизнь его жене и детям.

Десятилетия спустя публикация секретных донесений из советского посольства в Москву доказала факт причастности Юлиуса Розенберга в шпионаже, однако вопросы о его виновности в передаче СССР американских ядерных секретов так и остаются открытыми.

Майкл Меерополь отметил, что, в отличие от брата, которого фильм Сидни Люмета просто возмутил, он отреагировал на ленту весьма сдержанно. По его словам, любая художественная картина, в основу сюжета которой положена история реальной семьи, имеет свои недостатки. «Непонятно, что здесь вымысел, а что правда», — считает Майкл.

В ходе обсуждения фильма присутствовавший на мероприятии обозреватель New York Times Клайд Хаберман обратил внимание на то, что большинство причастных к делу Розенбергов, в том числе и судья, и прокурор, и адвокаты, были евреями.

«В то время Нью-Йорк был очень еврейским городом, гораздо более еврейским, чем, например, сейчас, — отметил журналист. — Не стоит закрывать глаза на тот факт, что большая часть тех, кто имел непосредственное отношение к этому делу, были евреями».

Появление братьев на публике многих удивило. Майкл и Роберт Меерополи редко бывают вместе и еще реже комментируют дело своих знаменитых родителей. Показ фильма «Даниэль» стал одним из тех редких моментов, когда братья решили публично поделиться своими мнениями о деле Розенбергов.

Михаил Завадский

Статьи по теме

Хроники

Как египетский шпион помог Израилю Египет победить

В 50-х годах в Израиле был раскрыт действовавший в стране египетский агент. Он согласился сотрудничать с израильтянами и стал двойным агентом. «Он избавил нас от рек крови, он один стоил целой дивизии», — заявил Авраам Ахитув, возлавлявший в годы войны арабский отдел ШАБАКа

Общество

Случайный шпион

Скромный химик из Филадельфии Гарри Голд был одним из фигурантов громкого дела американских коммунистов Юлиуса и Этель Розенбергов, обвиненных в шпионаже в пользу СССР. Что побудило Голда, который не был коммунистом, предать свою страну и шпионить на СССР?

Мир

По арабским обстоятельствам

Это происходит не в брежневском СССР, а в арабском Израиле...

Мир

Норма по-французски

Этот имам считает джихад оправданным...

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...