Крымский кризис и иранский атом

18.03.2014

Сегодня в Вене начинается заключительный раунд переговоров между Ираном и «шестеркой» международных посредников. Цель переговоров — разработка всеобъемлющего соглашения по иранской ядерной программе. Финальное соглашение с Исламской Республикой планируется подписать в июле. По прогнозам аналитиков, на переговорный процесс может оказать влияние ситуация на Украине, серьезно осложнившая отношения России и Запада. 


Брифинг откроется сегодня заседанием, основными докладчиками на котором выступят министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф и комиссар ЕС по внешней политике и безопасности Кэтрин Эштон. Затем переговоры продолжат их заместители — Сайед Аббас Аракчи и Хельга Шмидт.

До последнего времени даже разногласия по сирийской проблеме не мешали членам «шестерки» занимать консолидированную позицию по Ирану. Неизвестно, впрочем, какое влияние на ход переговоров окажет ситуация на Украине, приведшая к сильнейшему со времен «холодной войны» кризису в отношениях России и Запада. Бывший сотрудник Госдепа США Марк Фицпатрик, ныне представляющий Международный институт стратегических исследований в Лондоне, заявляет, что размолвка России с Западом заставляет его относиться к перспективам иранских переговоров «пессимистичнее, чем раньше». «Уже создав ситуацию конфронтации с Западом, Россия не будет склонна идти на компромисс по иранскому вопросу. У Тегерана, возможно, появится шанс остаться при своих», — заявил Фицпатрик в интервью AFP.

Еще до начала кризиса на Украине Кремль заявил о возможности проведения переговоров с Ираном, условия которых предполагают закупку иранской нефти и поставку необходимого Тегерану оборудования для атомных реакторов. Подобные действия могли бы свести на нет усилия Вашингтона по экономической изоляции Ирана, которые и вынудили тегеранских лидеров сесть за стол переговоров.

Тем не менее официальный представитель Госдепа США Дженнифер Псаки надеется, что «Россия останется активным партнером в деле убеждения Ирана в необходимости ограничить своя ядерную программу в обмен на облегчение санкций». Высокопоставленный российский дипломат заявил на условиях анонимности, что Россия будет «активно содействовать принятию Ираном условий соглашения».

Вашингтон требует, чтобы Иран из 20 тысяч имеющихся в его распоряжении центрифуг оставил только несколько тысяч и отказался от производства высокообогащенного урана, который может использоваться при производстве ядерного оружия. Россия предъявляет Тегерану гораздо менее строгие требования и, возможно, не стала бы возражать против сохранения всех 20 тысяч центрифуг. Главное условие Кремля — ратификация Ираном соглашения с МАГАТЭ, инспекторы которого должны провести проверку атомных объектов и засвидетельствовать, что иранская программа носит мирный характер. Западные страны — США, Франция, Великобритания, Германия, — как правило, не соглашаются с российской позицией, при этом ее часто поддерживает Китай.

Глава иранского МИДа заявил на прошлой неделе, что «его страна и Россия имеют общие интересы и Тегеран рассчитывает на помощь Москвы в достижении окончательного соглашения».

Между тем министр обороны Израиля Моше Яалон заявил в понедельник, что США, по его мнению, не собираются предпринимать никаких решительных действий, чтобы помешать Ирану успешно реализовать свою ядерную программу. «Поэтому я изменил свою первоначальную позицию и пришел к выводу о целесообразности односторонних силовых действий Израиля против Ирана», — заключил министр.

«Мы считали, что международную кампанию давления на Иран должны возглавить США. Однако, когда начались переговоры, мы увидели, что иранцы не дают американцам навязать себе их условия и чувствуют себя все увереннее. Надежды Израиля на то, что кто-то сделает за него его работу, как и следовало ожидать, не оправдались. В сложившейся ситуации мы можем рассчитывать только на самих себя», — заявил Яалон во время своего выступления в Тель-Авивском университете.

Отметим, что, занимая в предыдущем правительстве пост министра по стратегическим вопросам, Моше Яалон подвергал резкой критике позицию тогдашнего министра обороны Эхуда Барака, выдвинувшего план операции против Ирана. Яалон настаивал на том, что операцию против Ирана должны провести исключительно США.

В понедельник Моше Яалон не только резко раскритиковал позицию США, но даже намекнул, что Обама предпочел бы не решать самостоятельно иранскую проблему, а передать эту «головную боль» своему преемнику в Белом доме, отмечает Haaretz.

«Если американское правительство будет демонстрировать слабость на международной арене, ущерб будет нанесен собственной национальной безопасности США, — подчеркнул глава израильского оборонного ведомства. — В таких условиях терроризм снова может поднять голову. Идет глобальная война цивилизаций. Если США будут демонстрировать слабость, радикальные режимы во всем мире сделают соответствующие выводы. Я надеюсь, что Белый дом придет в чувство и займет более жесткую позицию. Если этого не произойдет, сложившийся мировой порядок будет оспорен, и пострадают от этого в первую очередь сами США».


Татьяна Володина