В Метрополитен-опере воспели смерть еврея

21.10.2014

Несколько сотен жителей Нью-Йорка собрались вчера на пикет у здания Линкольн-центра, где располагается знаменитая Метрополитен-опера. Накануне вечером там состоялся показ скандальной оперы «Смерть Клингхоффера» на музыку американского композитора Джона Адамса. Споры вокруг спектакля не утихают со времени его первой постановки в 1991 году: по мнению критиков, произведение содержит явные антисемитские намеки и пытается логически обосновать и оправдать терроризм. 


Либретто оперы основано на реальных событиях октября 1985 года, когда террористы группировки «Палестинский фронт освобождения» захватили итальянское круизное судно «Акилле Лауро», следовавшее из Александрии в Порт-Саид. В течение двух суток они удерживали в заложниках около 400 человек. Единственной жертвой захватчиков стал прикованный к инвалидной коляске 69-летний американский еврей Леон Клингхоффер, который был застрелен и выброшен за борт на глазах у своей жены.

В память о Леоне Клингхоффере участники демонстрации, требующие отменить показ оперы, привезли на площадь перед Линкольн-центром около сотни инвалидных колясок. Там же собралась и небольшая группа контрдемонстрантов, выступивших в поддержку постановки и державших плакаты со словами «Опера = свобода слова!».

Протестующие оказались и в зрительном зале. «Несколько человек освистывали актеров, а один из зрителей выкрикивал: “Убийство Клингхоффера никогда не будет забыто!”» — рассказал в интервью
The New York Times присутствовавший на показе студент Нью-Йоркского университета Ари Мандель. По информации издания, во время антракта нарушитель порядка был удален из зала и задержан полицией по обвинению в хулиганстве.

Однако, по словам Ари Манделя, в постановке нет «ничего провокационного и возмутительного»: «в самом начале спектакля были показаны палестинцы, изложившие свои обиды и претензии. Затем слово было предоставлено израильтянам, высказавшим свою позицию». «Авторы оперы не пытались обелить и оправдать террористов, — считает Мандель. — При этом аргументы протестующих, назвавших спектакль “Хрустальной ночью от оперы”, не показались мне убедительными».

Бывший мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани, также присутствовавший на премьере, заявил, в свою очередь, что либретто оперы весьма вольно трактует исторические факты и пропагандирует сомнительные ценности. Тем не менее, подчеркнул Джулиани, запрещать постановку не следует, поскольку право художника на свободу творчества гарантируется первой поправкой к Конституции США.

Несмотря на протесты общественности, руководство Метрополитен-оперы отказалось отменять постановку. «“Смерть Клингхоффера” не является антисемитским произведением и не оправдывает терроризм. Руководство Метрополитен-оперы не поддастся давлению», — говорится в заявлении пресс-службы театра.

Впрочем, ранее оперный театр пошел на определенные уступки и отменил запланированную на осень прямую трансляцию спектакля в 1900 кинотеатрах 67 стран мира. Тем самым Метрополитен-опера удовлетворила просьбу дочерей покойного Клингхоффера, Ильзы и Лайзы, утверждающих, что авторы произведения «пытаются легитимизировать и романтизировать зверское убийство» их отца.

Постановка «Смерти Клингхоффера» вызвала протесты со стороны целого ряда еврейских общественных организаций, в том числе Антидиффамационной лиги, Совета еврейской общины Нью-Йорка, Сионистской организации Америки, Центра Симона Визенталя и других. В АДЛ заявили, что не считают само произведение антисемитским, однако опасаются, что его показ может способствовать росту антиизраильских и антисемитских настроений. Такая формулировка претензии АДЛ возмутила влиятельного нью-йоркского бизнесмена Джеффри Визенфельда, входящего в правление нескольких еврейских организаций. «Директор Метрополитен-оперы Питер Гелб использовал заявление Антидиффамационной лиги как своего рода благословение на показ оперы. Если бы АДЛ выступила с более резким заявлением, спектакль, вероятно, был бы отменен, — отметил Визенфельд в интервью Haaretz. — Я ушел со спектакля, когда положение палестинцев начали сравнивать с участью узников Варшавского гетто. Это было отвратительно».

Роберт Берг