Нетаниягу призвал ущемить иранскую гордость

25.11.2014

Очередной раунд переговоров по иранской ядерной программе, состоявшийся на днях в Вене, не завершился подписанием всеобъемлющего соглашения. Представители Ирана и «шестерки» стран-посредников (пяти постоянных членов Совбеза ООН и Германии) договорились продлить переговорный процесс до конца июня 2015 года. 


Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу с энтузиазмом встретил новость о том, что переговоры в очередной раз потерпели неудачу. «Тот факт, что никакого соглашения подписано не было, позволяет международному сообществу продолжать оказывать на Иран экономическое давление, — заявил он в интервью BBC. — Экономические санкции зарекомендовали себя как единственное эффективное средство, заставившее Тегеран сесть за стол переговоров. Следует продолжать политику санкций и даже ужесточить их. Соглашение, которое необходимо заключить с Ираном, должно предусматривать лишение его возможности обогащать уран. Только после этого можно будет снять экономические санкции. Если такого соглашения не удастся достичь, существующее положение будет гораздо предпочтительнее. Зачем вам нужно обогащать уран, если вы не собираетесь создавать атомную бомбу?»

В качестве доказательства того, что ядерная программа Тегерана ориентирована на создание атомного оружия, Нетаниягу назвал продолжающуюся в
Иране разработку межконтинентальных баллистических ракет. «Единственной целью обладания такими ракетами является запуск ядерных боеголовок», — подчеркнул премьер.

«С самого начала переговоров “шестерка” должна были занять позицию, сводящуюся к тому, что Иран не должен иметь возможности обогащать уран и производить ядерное оружие, — продолжил Биньямин Нетаниягу. — Почему же они до сих пор этого не сделали? Представители Запада говорят, что не хотят ущемлять иранскую национальную гордость. Однако подобные аргументы не выдерживают никакой критики. Если бы международное сообщество проявило твердость в 1930-е годы и не побоялось бы ущемить германскую национальную гордость, можно было бы избежать десятков миллионов жертв Второй мировой войны».

Нетаниягу охарактеризовал современный Иран как «средневековый по духу режим, где женщину без хиджаба могут облить кислотой, где преследуют сексуальные меньшинства, держат под прессом все население и при этом занимаются экспортом терроризма». «Мы не должны допустить, чтобы в руки этих средневековых фанатиков попало ядерное оружие», — резюмировал израильский лидер. Премьер также заверил израильтян, что его правительство будет продолжать борьбу, направленную на то, чтобы не допустить превращения Ирана в ядерную державу.

Соединенные Штаты были заинтересованы в достижении договоренностей с Ираном к 24 ноября по двум причинам, отмечает на страницах
Haaretz военный эксперт Цви Барель. Во-первых, американцам необходима помощь Ирана в борьбе с фундаменталистской группировкой «Исламское государство». Во-вторых, Конгресс, большинство мест в котором по результатам недавних выборов вскоре займут республиканцы, может воспрепятствовать заключению такого соглашения в будущем, отмечает Барель.

Тем не менее подписанию итогового документа в минувший понедельник помешали сохраняющиеся значительные разногласия между сторонами. Если Тегеран настаивает на немедленном снятии всех санкций, то Запад считает, что на это потребуется длительный период — от трех до пяти лет. Кроме того, иранская сторона рассчитывает сохранить 9 тыс. центрифуг, работающих в настоящее время на атомных объектах страны, тогда как международные посредники требуют сократить их количество до 4 тыс.

Решение о продлении переговоров по ядерной программе Тегерана можно расценивать как поражение Исламской Республики и стратегическую победу США и ЕС, считает обозреватель The Jerusalem Post Йоси Мельман. Ранее иранцы заявляли, что, в случае если к 24 ноября не будет подписано окончательное соглашение и не будут сняты санкции, они откажутся от участия в дальнейших переговорах. Подход Ирана к переговорам сводился к формуле «или все, или ничего». Теперь же, отмечает Мельман, иранская сторона вынуждена забыть о своем ультиматуме и согласиться на продление переговорного процесса, при том что экономические санкции остаются в силе, а ядерная программа страны серьезно ограничена.

Представители Запада, понимая, что нельзя оставлять Иран ни с чем, и желая как-то вознаградить относительно умеренного президента Хасана Рухани, согласились ежемесячно размораживать по 700 млн долларов на принадлежащих Исламской Республике счетах в иностранных банках. Впрочем, эти средства явно не смогут серьезно улучшить сложное положение, в котором в результате санкций оказалась иранская экономика.

Существует очевидная причина, по которой Тегеран отказался от своего ультиматума и согласился на продолжение переговоров. Санкции нанесли значительный ущерб национальной экономике, которая кроме прочего страдает из-за падения цен на нефть. В иранский бюджет на 2014/15 год заложены цены на нефть на уровне 140 долларов за баррель, тогда как реальная рыночная стоимость сырья к настоящему моменту опустилась до 80 долларов. Вследствие этого возник огромный дефицит бюджета. Вероятно, иранские власти смогут покрыть его путем введения режима жесткой экономии — сократив субсидии населению на приобретение продовольствия, оплату топлива и коммунальных услуг. Однако подобные меры могут привести к возмущению народных масс, которые и без того страдают от рецессии.

Разумеется, радикально настроенные иранские политики не преминут обрушиться на умеренного президента и его окружение с обвинениями в провале переговоров. Однако, до тех пор пока действующую власть поддерживает верховный духовный лидер аятолла Али Хаменеи, сохраняется надежда, что полноценное соглашение по ядерной проблеме рано или поздно будет подписано, полагает Йоси Мельман.

Тем не менее, предупреждает аналитик, Иран едва ли откажется от своих планов превратиться в ядерную державу. Если иранские лидеры решат полностью прекратить переговоры с «шестеркой», для разработки боеспособного ядерного оружия им потребуется совсем немного времени — от трех до шести месяцев. Тегеран уже сейчас обладает всеми необходимыми для этого технологиями. Сделка может лишь отсрочить момент создания иранской атомной бомбы на один-три года — в зависимости от того, какие усилия предпримут Израиль, Саудовская Аравия и ОАЭ, ставшие на почве противодействия Ирану невольными союзниками. Как не раз заявлял Биньямин Нетаниягу, для этих трех стран, гораздо предпочтительнее неопределенная ситуация, подобная той, что сложилась сейчас, чем подписание Западом невыгодного для них соглашения с Тегераном.

Татьяна Володина