Россия ставит на ХАМАС

04.08.2015

В столице Катара состоялась очередная встреча главы российского МИДа Сергея Лаврова с лидером ХАМАСа Халидом Машалем. На этот раз – чисто дружеская. Лавров заявил, что Россия будет делать всё, «чтобы у палестинцев был свой постоянный дом», Машаль – что очень это ценит. Скорее всего, такой обмен любезностями нужен России, чтобы заручиться поддержкой ХАМАСа в борьбе против ИГИЛа. И со стороны этот план выглядит сомнительно.

Встреча, прошедшая в Дохе, столице Катара, далеко не первая между главой российского МИДа и лидером группировки, которая признана в Израиле, США и ряде других стран мира террористической. Машаль даже дважды бывал в Москве. Первый его визит в марте 2006 года вылился в настоящий международный скандал: это произошло сразу после победы ХАМАСа на парламентских выборах, которые страны Запада не признали. Второй его визит, в начале 2007 года, прошел в более спокойной атмосфере, хоть США и Израиль вновь осудили Россию за переговоры с палестинскими радикалами.

Оба раза Россия оправдывала себя тем, что, в отличие от стран Запада, отказавшихся признать ХАМАС, у нее есть шанс повлиять на группировку, а значит, выступить эффективным миротворцем в урегулировании ближневосточного конфликта. Правда, эффективность что первых, что вторых переговоров с ХАМАСом в Москве вызывает сомнения. Проблем на повестке дня тогда стояло две – это примирение ХАМАСа с ФАТХом, другой ведущей силой Палестинской автономии во главе с Махмудом Аббасом, и признание ХАМАСом государства Израиль. Первая проблема частично решилась только летом 2014 года, когда было сформировано палестинское правительство национального единства. Второй вопрос не решен до сих пор.

Теперь же Машаль собирается в Москву в третий раз, явно ободренный последними дружескими высказываниями Сергея Лаврова. Вообще-то, Лавров приехал в Катар, чтобы обсудить с госсекретарем США Джоном Керри и министрами иностранных дел стран Персидского залива пути активизации борьбы с «Исламским государством». Однако заодно встретился и с Машалем, который живет в Катаре на широкую ногу  по утверждению израильской прессы, как раз на те $2,5 млрд, что он накопил путем коррупционных действий за время руководства ХАМАСом.

Машаль действительно чувствует себя в Катаре как дома. Окруженный огромной свитой, он встретил Лаврова словами: «Приветствуем вас в Дохе!» На ироничный вопрос главы российского МИДа, как получилось, что Доха уже стал ему родным домом, у Машаля нашелся быстрый философский ответ: «У палестинцев сейчас много домов». Вот вслед за этим Лавров и произнес фразу, которая всколыхнула сегодня весь Израиль: «Мы хотим, чтобы у палестинцев был один дом. И Россия будет обсуждать, как добиться этой цели».

Израильские аналитики тут же усмотрели в этом признание Россией права на «возвращение» всех «палестинских беженцев», а значит, угрозу для существования Израиля. Несмотря на весь отрицательный подтекст слов Лаврова для еврейского государства, такой обмен любезностями с ХАМАСом вполне вписывался в цели поездки Лаврова в Катар. Дело в том, что он пытался убедить США и страны Персидского залива, что нейтрализовать «Исламское государство» можно только путем создания широкой коалиции с участием сирийской и иракской армии, курдов и армий других стран региона. «Простых ударов с воздуха недостаточно, заявил Лавров. – Необходимо формировать коалицию единомышленников, в том числе из тех, кто уже на земле и с оружием в руках противостоит террористической угрозе». И, вероятно, ХАМАС, с точки зрения России, в эту коалицию может успешно вписаться.

ХАМАС действительно вроде бы активно противостоит «Исламскому государству» – настолько, что представители ИГИЛа из разных стран в последнее время только и делают, что декларируют планы по уничтожению палестинской группировки. Тем не менее появлялись предположения, что, исходя из собственных интересов и сиюминутных выгод, ХАМАС может поддерживать отдельные группировки, ассоциированные с «Исламским государством». Например, были сведения, что именно это произошло недавно на севере Синая: ХАМАС помог организовать террористам, связанным с ИГИЛом, нападения на египетских военных.

Вот почему план, рассчитанный исключительно на то, что одни террористические группировки уничтожат другие, может оказаться провальным. Террористы редко действуют в чьих-либо интересах, кроме своих собственных.

Впрочем, создание ближневосточной коалиции считают невозможным и США, и их арабские союзники. Но уже по другим причинам: союзники по-прежнему добиваются отставки президента Сирии Башара Асада и заявляют, что будут всячески поддерживать сирийскую оппозицию. По словам Джона Керри, в том числе и вооруженным способом: США готовы защищать сирийскую «умеренную» оппозицию и от радикалов ИГИЛа, и от сирийской армии, подчиненной Асаду. Такая позиция, означающая, по сути, уже прямое вмешательство США в сирийскую гражданскую войну, тоже не кажется эффективным способом борьбы с ИГИЛом.


Илья Бец