Синай – потерянный рай

26.11.2015

Нашумевший роман «Сатанинские стихи», за который Салман Рушди был приговорен в Иране к смертной казни, начинается со сцены взрыва авиалайнера «Бостан», что на фарси означает «сад». Сейчас это перекликается с историей Синайского полуострова – места девственных песчаных дюн, превратившихся в землю дикости и террора. Бомба в российском самолете доказала, что насилие, поначалу царившее лишь на севере Синая, теперь распространилось и на юг. И вполне возможно, что вскоре курорты юга полуострова можно будет с полным основанием назвать потерянным раем.

В конце октября на Синае разбился российский авиалайнер. Ответственность за атаку взяла на себя запрещенная в России организация «Исламское государство», и следователи пришли к тем же выводам. На страницах Haaretz своими воспоминаниями о Синайском полуострове делится израильский публицист и режиссер-документалист Цур Шезаф. Когда он в 1974-м впервые посетил Синай, подобную атаку невозможно было даже представить.

В 15-летнем возрасте Шезаф с другом приехали на Синай, чтобы заняться дайвингом в заливе Наама в Шарм-эш-Шейхе, что на южной оконечности полуострова. В то время эта территория контролировалась Израилем. Вся туристическая инфраструктура ограничивалась тогда тремя дайвинг-клубами. Пляж был практически пустой. Вода была кристально чистая, на глубине поражали воображение своей красотой коралловые рифы и разнообразные представители морской фауны. На весь полуостров приходилось тогда три шоссейных дороги, а его население не превышало 60 тысяч человек – в основном бедуинов, делившихся на 26 племен.

Израильские власти во внутреннюю жизнь бедуинов не вмешивались. Израиль в то время решал на полуострове две задачи: оборона от египтян, которых отделял от полуострова Суэцкий канал, и строительство еврейских поселений. Кроме того, израильтяне быстро оценили потенциал полуострова как туристической зоны. Многие из них совершали поездки по Синаю на джипах или отправлялись на его южную оконечность, где занимались дайвингом.

Положение не изменила даже разразившаяся в 1973 году Война Судного дня. Бои, правда, велись в районе Суэцкого канала, вдалеке от Шарма. Израильские политики придавали полуострову огромное стратегическое значение. Здесь были сосредоточены значительные запасы нефти, кроме того, планировалось сделать Суэц по-настоящему израильским с помощью создания здесь еврейских поселений. Тех же израильтян, кто политикой не интересовался, в том числе Шезафа, привлекали живописные бедуинские караваны, горы и море.

Отслужив в ЦАХАЛе, Шезаф подрабатывал на Синае гидом. Он завел себе друзей среди бедуинов как в северной, так и в южной части полуострова. Синай того времени превратился в место без границ, регион свободной любви и марихуаны, которую (вместе с более тяжелыми наркотиками) контрабандой доставляли из соседних арабских стран. Всего существовало пять маршрутов доставки наркотиков, три из которых находились в ведении израильской разведки, а два – египетской. Контрабандисты поставляли спецслужбам разнообразную информацию. Можно сказать, что спецслужбы двух враждующих стран в то время весьма плодотворно сотрудничали, преследуя одну цель – чтобы молодые туристы на Синае вдруг не остались без травки.

Подписанное в 1978 году в Кэмп-Дэвиде соглашение, согласно которому Синай возвращался Египту, в Израиле не было воспринято как трагедия. Сами израильтяне не очень хорошо представляли себе, что им делать с этой территорией. Для Египта же обладание Синаем очень важно: полуостров – это перемычка, соединяющая Северную Африку с Персидским заливом, «шарнир», объединяющий в единое целое весь арабский мир. А Египет всегда рассматривал себя в качестве потенциального лидера арабского мира. Египтяне построили новые шоссе, связавшие Африку с Азией, а также порт Нувейба, через который доставлялись грузы из Иордании, Ирака и стран Персидского залива.

В регион начали поступать большие деньги: в Шарм-эш-Шейхе начали строить крупнейший курортный центр для туристов из Европы. В 1981 году президент Анвар Садат был убит, а сменивший его Хосни Мубарак с большим пониманием относился к интересам западного капитала и активно выдавал лицензии на строительство отелей.

Бедуины, которые всегда относились к основному населению Египта с недоверием, увидели, что западные инвестиции могут уничтожить весь их традиционный уклад жизни, но сделать ничего не могли: местные курорты превратились в золотую жилу египетской экономики.

Израильтяне продолжали ездить на Синай, но посещали в основном его северную часть, где туристическую инфраструктуру контролировали в основном бедуины. Шарм-эш-Шейх израильтян особо не привлекал, поскольку доступнее был Эйлат – свой собственный курорт на Красном море.

После возвращения Синая Египту наркотрафик только расширялся. Туристам начали предлагать сделанный прямо на месте гашиш. А сегодня, говорят, можно легко разжиться и опиумом. Несмотря на засушливый климат, на Синае существовало довольно развитое растениеводство, которое в начале 80-х годов было приспособлено для выращивания опиумного мака. Ныне Синай занимает одно из ведущих мест в мире по производству опиума. Если ежегодный оборот опиума в Афганистане, по оценке экспертов, исчисляется четырьмя-пятью миллиардами долларов, то в Синае он достигает миллиарда. Опиум поставляется в Каир, где из него делают героин, который затем поставляется в Европу. Нет ничего проще, чем отвезти в машине четыре килограмма опиума в Каир, продать и получить 160 тысяч долларов. Большая нетрудоемкая индустрия и – огромные деньги. У бедуинов появилось много легких денег, это стало расшатывать устои их жизни и разрушать общину изнутри.

Из 26 бедуинских племен на Синае 13 кочуют в северной части полуострова и 13 – в южной. Северные племена – тарабин, саварка, ахайват и другие – по большей части кочуют вблизи израильской границы. Южные племена расселены в основном вдоль побережья. Финансового успеха достигли главным образом северные племена. Дополнительным источником доходов для них стали услуги проводников для беженцев из Судана и Эритреи, направляющихся в Израиль. Этот «бизнес» контролирует крупнейшее северное племя – саварка. Бедуины, живущие на севере, сотрудничают с бедуинами из Судана, которые переправляют им эритрейцев и суданцев, готовых податься куда угодно в поисках заработка. Зачастую на Синае их превращают в заложников и под пытками вынуждают звонить по телефону близким и умолять, чтобы те выкупили их из плена. Получив деньги, бедуины отводят заложников к израильской границе и оставляют там, либо бросают по дороге.

К 2010 году северные бедуинские племена зарабатывали на похищении беженцев колоссальные деньги – сотни миллионов долларов. События арабской весны 2011 года всё изменили: египетские спецслужбы уже не имели возможности контролировать Синай, и Израиль был вынужден построить на границе забор.

Летом 2011-го произошел теракт, которого никто не ожидал: злоумышленники пересекли израильскую границу на севере полуострова и атаковали израильский автобус в районе Эйлата. Идущее вдоль границы шоссе было перекрыто, и отныне израильские спецслужбы воспринимают Синай как весьма серьезную угрозу. Если на севере воцарился хаос, то на юге сохранялся порядок: южные племена зарабатывают на туризме и заинтересованы в сохранении спокойствия на своей территории – иначе к ним никто не поедет. Израильтяне перестали ездить в северную часть, а южная оставалась туристической меккой для россиян, немцев и представителей Северной Европы.

После начала гражданской войны в Сирии, активизации группировки ИГИЛ и ослабления центральной египетской власти на Синае появился новый игрок – «Ансар бейт аль-Макдис». Эта группировка, значительную часть членов которой составляют бедуины северного племени саварка, в ноябре 2014-го присягнула на верность ИГИЛу. Египту удалось более-менее успешно вести борьбу с этой группировкой лишь на севере Синая. В 2013-м Израиль закончил строительство забора на границе с Синаем, и поток суданских беженцев в еврейское государство иссяк. Однако члены племени саварка не отказались от прибыльного бизнеса. Беженцев теперь перенаправляют в Ливию. 

Представители племени саварка, контролирующие север Синая, граничащий с Газой, стали основными контрабандистами оружия и боеприпасов для ХАМАСа. Северный Синай превратился в военную зону, вопрос состоял лишь в том, когда зона риска распространится на южную часть полуострова. Летом 2014-го Цур Шезаф посетил юг Синая и встретился со старейшиной самого авторитетного там племени габалия. Тот рассказал, что несколькими месяцами ранее на юге появились бедуины с севера. «Они прибыли, чтобы осуществить теракт в одном из отелей, – рассказал шейх. – Мы встретились с ними, и они рассказали, что, если совершат атаку против туристов, будут вознаграждены на Небесах. Мы сказали, что они поступают как еретики, а не как истинные мусульмане, и что атака против туристов сильно ударит по нам, бедуинам юга. Они вернулись на север ни с чем. Без нашего ведома они не могли здесь распоряжаться и тем более устраивать теракты».

Однако египетская армия и спецслужбы не имеют возможности контролировать всю территорию полуострова. Если несколько северных племен объединятся и отправят «десант» на юг, южные ничего не смогут сделать в ответ. 12 апреля этого года обстрелом были убиты шесть солдат египетской армии, ехавших в бронеавтомобиле. В тот же день террорист-смертник напал на полицейский участок в Эль-Арише, в результате чего погибло пять полицейских и один гражданский. Ответственность за теракты взяла на себя ячейка «Исламского государства». В начале июля более 200 человек из связанной с ИГИЛом группировки «Вилайят Синай» атаковали позиции египетской армии близ города Шейх-Зувейд на севере полуострова. В результате погибли 50 египетских солдат, разрушены КПП и огромное число военной техники.

Бомба, взорвавшаяся в российском самолете четыре месяца спустя, доказывает, что насилие, царившее на севере Синая, теперь распространилось и на юг. В итоге россиянам и британцам вообще «запретили» летать в Египет, а пугливые немцы и сами не поедут. Вполне возможно, вскоре курорты Синая можно будет с полным основанием назвать потерянным раем.

Роберт Берг