Интервью

Эйнат Кляйн

«Просто не те объёмы»

05.02.2021

Жена Андрея Макаревича – не только гид, эксперт по Эфиопии, но и ценитель израильских вин. В интервью Jewish.ru Эйнат Кляйн рассказала, как ходить за вином без страха и пить с удовольствием.

В докоронные времена в Израиле ты регулярно устраивала у себя дома открытые винные дегустации. Хобби такое?
– Да, мне невероятно нравятся общение с единомышленниками и винные дегустации как досуг. В нашей культуре вино и все, что с ним связано, окутано шармом интеллектуальности и хорошего вкуса. С одной стороны, это прекрасно, но с другой, именно из-за этого налета элитарности многие люди опасаются подступаться к серьезным винам или посещать дегустации. «А что, если я неправильно возьму в руку бокал и все сразу заметят, что я профан? А вдруг я не почувствую аромат мокрой кожи?» Я как раз всячески против снобизма в этой области. Винопитие – это удовольствие! Виноделие – часть нашей общей традиционной культуры, истории, в этом не должно быть ничего элитарного. В винный магазин нужно заходить без страха! К сожалению, даже в Израиле, в стране с тысячелетней историей виноделия, где все культурные и религиозные традиции неразрывно связаны с вином, только 10–15 лет назад начал просыпаться массовый интерес к местным бутиковым винам. Мы, увы, утратили позицию «страны виноградной лозы» – и не только из-за полутора тысяч лет мусульманского присутствия и уничтожения винных лоз. Сами израильтяне перестали быть «винной нацией»: если у нас за обедом заказать бокал вина, как в Европе, то на тебя посмотрят косо – ты пьешь днем?

Иногда доходит до абсурда: спрашиваешь, в какой стране зародилось виноделие, и слышишь – «во Франции». Вот такой у Франции уровень пиара и самопозиционирования – это, конечно, идеал для винной страны, к этому нужно стремиться и Израилю. Я выступаю за продвижение винной культуры и вывод ее за пределы узкого круга знатоков и экспертов. Для этого я и устраивала у себя дома винные вечера – рассказывала о маленьких местных винодельнях, сочетая дегустации с лекциями.

Что случилось с дегустациями, когда началась пандемия?
– Я привыкла, что вся моя жизнь как организатора путешествий, гида и журналиста – это движение. В общем, долго сидеть без дела я не смогла и через пару месяцев после начала пандемии запустила онлайн-проект дегустаций Vino&Co. Мы отправляли участникам домой ящик отобранных мною вин, потом в прямом эфире я проводила их дегустацию. Еще мы общались с интересными гостями – все в зуме, с соблюдением правил локдауна, но с полным ощущением присутствия на вечеринке у друзей. Этот проект имел огромный успех, был всем в радость и удовольствие, но, конечно, мне не терпится вернуться в офлайн, к живому общению.

Какие они – вина Израиля?
– В Израиле специфические климат и почвы, поэтому у нас вряд ли появится любитель прохладного климата пино-нуар. Наш регион лучше подходит для полнотелых, насыщенных красных сортов – сира или каберне-совиньон. Наши вина очень танинные – и многим нравится именно этот вкус и стиль. По крепости израильские вина часто бывают и 15,5, и 16 градусов, что является верхней границей нормы для сухих вин. Виноделие в Израиле начали возрождать в конце XIX века выходцы из Европы, затем многие наши виноделы учились в Европе, так что израильские вина стоит пробовать всем, кто любит винный стиль Старого Света.

Последние несколько месяцев ты провела в Москве. Как в России с израильскими винами?
– К сожалению, в Москве невозможно купить израильские вина в количестве, достаточном для организации дегустации. И такая ситуация во всех странах за пределами Израиля – кроме, пожалуй, США. Поэтому пью то, что есть в погребе. За время карантина я разобрала домашнюю винную коллекцию, которая давно требовала внимания, разложив все по полочкам. Сделала наклейки: вино для старения, вино на каждый день Drink now, вино событийное – для особого случая, столовое – для обеда. Пометила и так называемые «окна сохранности» – период, когда вино следует выпить. Самая моя любимая полка называется What the f*ck? – то есть «Что за чертовщина?». Это вина странного и неожиданного происхождения.

Получается, израильское вино – неконкурентоспособно на мировом рынке?
– Для массового рынка оно просто очень дорогое и его очень мало. Израиль – страна маленькая и далеко не все ее регионы подходят для выращивания винограда. Кроме того, большая часть вина производится с соблюдением норм кашрута, а если добавить политические проблемы и вопросы спорных территорий, то понятно, почему Израиль не в состоянии конкурировать с мировыми производителями – просто не те объёмы. Один Прованс производит вина больше, чем весь Израиль. Так что да, увы, на мировом уровне конкуренция пока что невозможна. Но занять достойную позицию как нишевое, очень качественное вино со Святой земли израильские винодельни могут и должны. На крупнейшем международном винном конкурсе Decanter World Wine Awards наши вина из года в год собирают высшие награды, но об этом мало знают даже сами израильтяне, что уж говорить о туристах. Израиль отлично умеет рекламировать Мертвое море и Иерусалим, но никто на государственном уровне не продвигает страну как винный регион, хотя у нас есть десятки виноделен, производящих уникальные и в высшей степени качественные вина. Только в последние годы медленно появляются туристы, которые говорят: «Мы уже знакомы с вашей археологией, но слышали, что у вас есть интересные вина. Покажите!»

Кстати, о туристах: ты уже много лет возишь группы в экзотическую Эфиопию. Как там обстояло дело с вином?
– В Эфиопии, как и почти везде в Африке или в Азии, вино исторически не производят и почти не пьют. Недавно одна французская компания купила местную винодельню, так что там появилось мало-мальски питкое столовое вино, но пьют его эфиопы по-своему. Если в ресторане заказать бокал вина, то к нему подадут еще бутылочку кока-колы.

Запивать?
– Нет, смешивать один к одному – чтобы вино стало менее алкогольным и более сладким.

Фотографии: Ю. Гершберг и Юлия Голанд.

Комментарии