Моисей Гинсбург — Благодетель нашего тихоокеанского флота

12.04.2001



Для автора этой статьи специальный интерес представляет лишь небольшая часть деятельности торгового дома "М. Гинсбург и К ", но говоря о фирме Моисея Акимовича Гинсбурга, невозможно не остановиться и на судьбе этой незаурядной личности.

В историю отечественного военно-морского флота М.А.Гинсбург вошел как главный поставщик российской тихоокеанской эскадры в 1880-х — 1905 гг. Различных поставщиков и подрядчиков у российского военно-морского ведомства хватало, но он сумел занять среди них совершенно особое место. Хотя в среде офицеров флота в отношении разного рода дельцов и коммерсантов бытовало весьма критическое отношение, но в адрес Моисея Акимовича звучал дружный хор восхвалений. Великий князь Кирилл Владимирович, поднявший весной 1898 г. андреевский стяг над Порт-Артуром, писал о Гинсбурге, что "он был нашим благодетелем, от которого зависел весь наш Тихоокеанский флот" . О том, что чеки, выписанные его рукой, "ходили в Маньчжурии не хуже золота", вспоминал офицер, защищавший Порт-Артур и участвовавший затем в Цусимском сражении. Даже тогда, когда речь шла о коррупции в морском ведомстве, к чему Гинсбург и его сотрудники, по слухам, были причастны, о нем продолжали говорить и писать в восторженных тонах. Когда же Моисеи Акимович скончался, то статья, посвященная его памяти, была помешена в военно-морском отделе эмигрантского журнала "Часовой" .

Александр Николаевич Пилипенко — преподаватель Петербургского техникума пищевой промышленности, соискатель при филиале Института российской истории РАН (СПб.)

Возможно, лучше всего выразил бытовавшее на русском Дальнем Востоке восторженное отношение к личности Гинсбурга бывший служащий его торгового дома Михаил Миронович Таненбаум. За шесть месяцев до начала русско-японской войны в одном разговоре он так отозвался "о значении и величии" своего бывшего хозяина: "Вы не знаете, что такое господин Гинсбург? Это очень великий человек! Его сам Государь знает лично. Господин Гинсбург хотел было ликвидировать свои дела и уйти из Дальнего Востока, то его не пустили. Сам Государь не позволил. И что русское правительство сделает без Гинсбурга на Дальнем Востоке?...".

Начало жизненного пути Моисея Акимовича было довольно обычным для российского подданного иудейского вероисповедания. Он родился в бедной еврейской семье 5 декабря 1851 г. в местечке Радзивилов Волынской губернии. С 11 лет начал зарабатывать на жизнь писанием ярлыков на местной таможне по 20 копеек в день. Весь свой заработок он аккуратно отдавал своей матери. В 15 лет Моисей Гинсбург отправился в Одессу в поисках лучшей доли, но не найдя себе прибыльного занятия, решил искать счастья за океаном. Тайно от родных, зарабатывая себе на пропитание по дороге, он добрался до Гамбурга. Сумев скопить по дороге немного денег на билет, он переправляется в Англию. В туманном Альбионе Моисей Гинсбург сколачивает свое первое состояние — пять фунтов, которые пошли капитану парусника, шедшего в Америку.

По прибытии в Сан-Франциско Моисею Гинсбургу удалось занять у одного из своих единоверцев доллар, который послужил ему "основным капиталом" для начала торговли в разнос. Уже через несколько дней он смог вернуть долг. Но в США он не остался. Через три года, скопив 90 долларов, он покупает билет третьего класса на пароход, направлявшийся в Китай. По пути этот пароход зашел в Иокогаму. Япония понравилась Моисею Гинсбургу, и он, всего с пятью долларами в кармане, решил здесь остаться. Благодаря тому что он с детства знал русский и немецкий языки, а в Америке изучил еще и английский, он в 1875 г. нанялся в магазин корабельных припасов. Прослужив в нем полтора года, скопив 250 иен, приобретя доверие населения и заручившись кредитом у местных коммерсантов он, наконец, начинает собственное дело.

Покинув работу в магазине в 1877 г., Гинсбург выступил с предложением поставки различных припасов на находившийся Тогда в японских водах российский клипер "Гайдамак". Благодаря умеренным ценам он "оставил конкурентов за флагом" и так хорошо произвел поставку, что был рекомендован другим русские: военным судам и вскоре стал главным поставщиком корабельных припасов для русской тихоокеанской эскадры.

В это время он был "единственным в Японии русским, вполне знакомым с местными условиями". Главная база русского флота — порт Владивосток, еще только начинала развиваться. Его портовые учреждения не могли организовать снабжение флота даже самым необходимым. Поэтому огромную роль в снабжение российских военно-морских сил на Тихом океане играли порты Японии. Естественно, что М.А.Гинсбург оказался практически незаменимым для русской Тихоокеанской эскадры человеком. Кроме того, он прекрасно изучил нужды флота и заранее самостоятельно производил заготовку всего необходимого, когда узнавал о приближении нового корабля, отряда или эскадры к дальневосточным водам.

В течение почти трех десятков лет М.А.Гинсбургу поручались все наиболее значительные дела по снабжению все возраставшей эскадры. При этом надо учесть, что со дня начала его деятельности коммерция на Дальнем Востоке сделала поразительные успехи. Как в японских, так и в китайских портах у него появилось много сильных конкурентов в лице различных европейских и японских фирм. Нельзя отнести его успех и к привязанности дальневосточного морского начальства к одному поставщику. Командующие Тихоокеанской эскадрой менялись каждые два года. Вместе с ними менялись и чины их штаба. Следовательно, каждые два года М.А.Гинсбургу приходилось налаживать отношения снова. Правда, при этом в лице нового командующего эскадрой он часто встречал старого знакомого — многие из них ранее командовали кораблями в дальневосточных водах, и Моисей Акимович уже имел с ними дело.

В конечном итоге успех М.А.Гинсбурга и созданного им пред" приятия зиждился на его деловых качествах. Великий князь Кирилл Владимирович, служивший в 1897-1898 гг. на крейсере "Россия" вахтенным начальником, так вспоминал о нем: "Все — от булавки до корабельного якоря и от заклепки до дымовой трубы — приходилось доставать с помощью барона Гинзбурга. О нем на Дальнем Востоке знал каждый — у него было все. Его агентства и склады располагались по всему китайскому побережью и в Японии. Случись кораблю повредить винт или цилиндр, понадобись кому-то отправить письмо в полной уверенности, что оно дойдет до назначения, — неизменно обращались к еврею Гинзбургу, зная, что он поможет. Стоило лишь передать заказ через его агентов, и все необходимое доставлялось в срок".

Последняя треть XIX в. не была спокойным периодом для русского флота в Тихом океане. Здесь, вблизи берегов богатейшего из азиатских рынков — Китая, все ведущие морские державы старались иметь значительные эскадры. Для России, кроме того, было важно защитить от чьих-либо посягательств свои собственные дальневосточные владения. Вскоре после того как началось сотрудничество М.А.Гинсбурга с русскими военно-морскими силами на Тихом океане, в 1880 г. разразился так называемый Илийский кризис, грозивший военным столкновением с Китаем. Россия не имела тогда на Дальнем Востоке значительных сухопутных сил, и быстро пополнить их в случае войны было невозможно. Приходилось полагаться главным образом на флот и в дальневосточных водах была сосредоточена сильная эскадра вице-адмирала С.С.Лесовского. Затем, в 1885 г., когда из-за занятия Кутки обострились отношения с Англией, здесь готовилась вступить в борьбу с английским флотом эскадра контр-адмирала АЕ.Кроуна. В самом конце ХIX — начале XX столетия, когда на арену выходит новая морская держава — Япония, ситуация на Дальнем Востоке становится еще более сложной. Всего за десять лет трижды (в 1894, 1900 и 1904 гг.) дело доходило до войны.

Такая международная обстановка на Дальнем Востоке не могла не сказаться на том, как флот будет организовывать свое снабжение и какие требования он будет предъявлять к своим поставщикам. Гинсбург сам не забывал подчеркивать особый характер своей коммерции. Когда к нему обращались представители иностранных флотов с какой-либо просьбой, то он, "желая подчеркнуть свое русское подданство, не без гордости отвечал, что все его склады находятся в распоряжении адмирала, командующего русской Тихоокеанской эскадрой, и поэтому он считает себя вправе производить такой отпуск только в том случае, если получит приказание своего адмирала". Вряд ли это была дежурная фраза. В условиях острой конкуренции различных морских держав за влияние в азиатско-тихоокеанском регионе Гинсбургу приходилось руководствоваться не одними лишь коммерческими расчетами, но и военно-политическими соображениями.

Созданный Гинсбургом торговый дом не был обычным предприятием — он был неразрывно связан с морским ведомством и существовал за счет его заказов. За счет своих собственных капиталов он не мог проводить все коммерческие операции — как оборотный капитал он должен был использовать средства морского ведомства, выделяемые в виде авансов. Такого рода подрядчики работали с морским ведомством и на Балтике, и на Черном море. Но если там у морского ведомства был довольно широкий выбор фирм, специализирующихся, например, на поставках угля, то на Дальнем Востоке выбирать не приходилось — крупных торговых фирм было мало. Впрочем, и таких солидных потребителей, как Тихоокеанская эскадра, на русском Дальнем Востоке тоже не было, поэтому возникновение симбиоза военного флота и торговой фирмы было естественным в этих условиях.

К началу XX в. у торгового дома "М. Гинсбург и К" имелся обширный опыт снабжения флота во время различных военных и политических кризисов. В 1880 г. он снабжал эскадру Лесовского, в 1885 г. поставлял уголь и материалы на суда эскадры Кроуна, но особенно большую роль играл он в событиях 1895 г. Тогда в Чифу были сосредоточены Тихоокеанская и Средиземноморская эскадры под общим командованием вице-адмирала С.П.Тыртова. Они готовились, в случае необходимости, силой подтвердить российскую точку зрения на Симонсекский мирный договор и принудить Японию умерить свои аппетиты относительно Китая. М.А.Гинсбург находился в это время при соединенных эскадрах в Тихом океане на борту парохода Добровольного флота "Хабаровск". "Тогда, благодаря только исключительной энергии господина Гинсбурга и его умению преодолевать все препятствия, главным образом со стороны враждебных нам англичан, коммерческих хозяев на Дальнем Востоке, — эскадра в кратчайший срок была вполне обеспечена углем, провизией и всеми необходимыми материалами судового хозяйства".