Француз Советского Союза

12.11.2018

Его отец бежал из сибирской ссылки в Париж, где принимал Ленина и Троцкого. Сам же Альбер Мирлес уговорил Берию и Молотова создать эскадрилью из французов, жаждущих воевать против нацистов вместе с Красной армией. Его авиаполк «Нормандия-Неман» оказался незаменим в боях за Литву и при форсировании Немана.

В ноябре 1942 года СССР и Франция подписали соглашение о формировании эскадрильи «Нормандия» на Западном фронте. Она станет единственной воинской частью союзного иностранного государства, которой разрешат воевать во время Великой Отечественной войны на советской территории.

Франция к тому моменту уже давно капитулировала перед Германией, но это вовсе не означало, что сдался французский народ. Движение «Свободная Франция», возглавляемое генералом Шарлем де Голлем из штаб-квартиры в Лондоне, ставило перед собой целью восстановление независимости Франции от нацистских оккупантов и сотрудничавших с ними вишистов. Участники «Свободной Франции» воевали в составе вооруженных сил Великобритании. Однако де Голль стремился расширить географию борьбы с нацистской Германией и вывести часть войск из подчинения Лондона. Поэтому, после того как в сентябре 1941 года СССР официально признал «Свободную Францию», де Голль начал переговоры о создании эскадрильи, которая воевала бы на советско-германском фронте. Эскадрилью назовут «Нормандией», но в историю она войдет как «Нормандия-Неман» – после того как ее преобразуют в авиаполк, который отличится в боях при освобождении Литвы и форсировании реки Неман.

Со стороны СССР «крестным отцом» «Нормандии-Неман» считался генерал-майор Степан Левандович, который курировал в годы войны поставки авиатехники по ленд-лизу и обеспечивал связь командования ВВС со всеми союзными миссиями. Что касается стороны французской, то создание эскадрильи – это во многом заслуга Альбера Львовича Мирлеса. Именно ему де Голль поручил сформировать французскую авиачасть в составе Красной армии. Альбер Мирлес не был летчиком, хотя и закончил летную школу. Во французских ВВС он служил к тому времени в качестве научного сотрудника и занимался проблемами обледенения самолетов. Выбор де Голля во многом был обусловлен тем, что русский язык был для Альбера вторым родным, ведь его родители были из России.

Отец Альбера, Лев Мирлес, родился в Кишиневе в 1881 году, поступил и успешно закончил Политехнический институт в Петербурге, но работе по специальности предпочел революционную борьбу. Направленный по делам революции в Москву, Лев Мирлес познакомился со своей будущей женой Верой Мирмович, в то время пианисткой Большого театра. Правда, несмотря на общность революционных взглядов, обоюдная симпатия в тот раз не переросла в нечто большее. Однако им была уготована судьбой повторная встреча, которая произошла уже во Франции. За границей Вера и Лев оказались после того, как бежали из Сибири, куда их сослали за участие в революции 1905 года.

В городке Сюрен в пригороде Парижа зимой 1914 года у них и родился сын Альбер. Лев Мирлес быстро зарекомендовал себя отличным специалистом по автомобильным двигателям и вскоре открыл во Франции собственную мастерскую, где тестировал автомобильные моторы ведущих производителей. Кроме того, Лев Мирлес активно помогал эмигрантам из России и даже участвовал в организации пребывания в Париже Ленина и Троцкого. Хотя, стоит сказать, после 1917 года он весьма скептически относился к Коммунистической партии, но до конца своих дней оставался сторонником РСДРП. С 1938 года Лев Мирлес работал над проблемами антиобледенения самолетов, к которой, собственно, он и привлек сына.

После школы Альбер закончил летное училище, но не получил допуска к полетам по состоянию здоровья. Тогда Альбер решил продолжить обучение в Сорбонне. Вместе с русским и французским языками он в совершенстве овладел немецким и был активным членом франко-немецких обществ. Правда, ровно до того момента, пока к власти в Германии не пришли нацисты. Альбер Мирлес стал убежденным антифашистом. Вместе с отцом занимаясь усовершенствованием авиадвигателей, он пытался вступить в армию с первых дней войны, но был – опять же по состоянию здоровья ­– приписан лишь научным сотрудником к французским ВВС.

Сразу после капитуляции Франции Альбер уехал в Бордо, откуда вместе с другими военнослужащими, не примирившимися с немецкой оккупацией, направился в Лондон, где примкнул к де Голлю. Из Бордо тогда его провожала только мать, которую он еле смог уговорить переехать на юг Франции. Отец наотрез отказался уезжать из Парижа. Лев Мирлес остался в своей мастерской – он хотел закончить работу над изобретаемым им устройством, позволившим бы существенно экономить горючее. В условиях оккупации он считал изобретение жизненно необходимым. В стенах его мастерской нашли приют и многие из тех, кто спасался от нацистов. Все они были арестованы гестапо в 1942 году. Лев Мирлес был расстрелян 2 октября 1943 года на горе Мон-Валерьен – «излюбленном» для нацистов месте уничтожения заложников и участников Сопротивления. Лев Мирлес был в числе 50 человек, расстрелянных тогда в качестве мести за казнь подпольщиками полковника СС Юлиуса Риттера.

О казни отца Альбер узнает уже после войны. Сам же он был зачислен в британское Министерство авиастроения, где занимался инженерными разработками по преодолению немецких заградительных аэростатов: в тросах крепления этих аэростатов повреждались и разбивались союзные самолеты. В начале 1942 года Альберу, прекрасно владевшему русским языком, было поручено встретиться с советскими дипломатами и военным атташе в Лондоне – обсудить вопросы формирования французской авиачасти в составе Красной армии. В итоге Мирлес лично разрабатывал проект по созданию эскадрильи и встречался с каждым пилотом, в нее вступавшим. После этого в качестве заместителя военного представителя «Свободной Франции» генерала Пети он отправился в СССР вести переговоры. Результатом этих переговоров стало подписанное в ноябре 42-го соглашение о формировании на территории СССР французской авиационной эскадрильи. Окончательно сформирована эскадрилья была спустя десять дней в городе Иваново.

Личный состав эскадрильи состоял из 72 французских добровольцев – 14 лётчиков и 58 авиамехаников – и 17 советских авиамехаников. Эскадрилья была укомплектована советскими истребителями – на этом, к большому неудовольствию посла США, который хотел укомплектовать часть американской авиатехникой, настоял именно Альбер Мирлес. По большому счёту все организационные вопросы по «Нормандии» на первых порах решал именно Мирлес. Сформировав эскадрилью, Альбер отправился в Лондон, но в апреле 43-го вновь прибыл в Москву – уже в ранге личного представителя де Голля при командовании ВВС Красной армии.

Среди вопросов, решавшихся при участии Мирлеса, было и формирование авиадивизии и наземной бригады из французских военнослужащих, побывавших в немецком плену. Обсуждение этого вопроса проходило на высшем уровне – Мирлес встречался с Молотовым и Берией. Договоренность была уже почти достигнута, но воплощению ее в жизнь помешал дипломатический представитель де Голля в СССР Роже Гарро. Он был крайне недоволен Мирлесом – точнее, широким спектром его полномочий и тем, что он, не посвящая его в свои планы, решал вопросы лично с Молотовым и Берией. Разгневанный Гарро не раз писал де Голлю эмоциональные доносы, в которых обвинял Мирлеса – среди прочего – в работе и на СССР, и на США. Де Голль ценил Мирлеса больше и предложил заменить Роже Гарро на Гастона Палевского. Но предложение это было официально отвергнуто Советским Союзом: Палевский был по происхождению поляком, а советско-польские отношения в то время оставляли желать лучшего. Тем не менее после всего произошедшего Мирлес отказался работать с Гарро и уехал сначала в Алжир, а затем опять в Лондон. За свою миссию в СССР он был награжден Военным крестом с пальмовой ветвью. После его отъезда из СССР ни одна другая из задуманных французский воинских частей, кроме «Нормандии-Неман», так и не появилась на фронте.

После освобождения Парижа в августе 44-го Мирлес был переведен в отдел научной разведки, а в 45-м – переброшен в Германию. Там он руководил спецгруппой по захвату немецкого авиаконструктора Вилли Мессершмитта и технологической документации его бюро. После войны Мирлес продолжал службу в области промышленного шпионажа, а также был членом Комитета ООН по научно-техническому взаимодействию. Мирлес участвовал во всех юбилейных встречах личного состава «Нормандии-Неман» – как во Франции, так и в России. Скончался Альбер в апреле 1999 года в Женеве, где он провел последние годы своей жизни.

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...