Решето из тел

09.05.2019

За время Великой Отечественной войны своим телом амбразуру врага закрыли более 400 человек. Семерым даже удалось выжить. Говорили, что они повторили подвиг Александра Матросова. Но каждый герой принимал это решение сам – красноармеец Абрам Левин так вообще за год до Матросова.

«Понимаешь, мама, пройдет время, и ты поймешь меня, убедишься, что я сделал правильно. Ты обязательно скажешь, что твой сын поступил честно. Таких, как я, в нашей армии миллионы. И мы, вместе с нашими отцами и братьями, обязаны защищать завоевания нашего народа. И конечно, мы должны проливать свою кровь, отдавать свою жизнь, чтобы уничтожить раз и навсегда фашизм. Только так. Враг, посягнувший на нашу священную землю, должен быть уничтожен. Скоро пойду выполнять задание Родины. Вряд ли вернусь оттуда живым. Я иду туда, чтобы сохранить в наступлении силы и жизнь многим своим товарищам. Я иду ради народа, ради победы, ради того прекрасного, что есть в человеке. Не плачь, мама. Пусть никто не плачет. Твой любящий сын».

Это письмо красноармеец Абрам Исаакович Левин написал матери в начале 42-го – оно стало первым и последним письмом, полученным от него с фронта. 22 февраля 1942 года Левин геройски погиб в жестоком бою у деревни Жиганово возле села Холмец в Калининской, а ныне Тверской области. Погиб, как и Герой Советского Союза Александр Матросов, заслонив своей грудью немецкий дзот. Только совершил этот подвиг Абрам Левин за год до Матросова.

Абрам Исаакович родился 5 августа 1918 года в Киеве в простой рабочей семье. Отец работал шофером, а мама – портнихой. Со временем семья переехала в Москву, где Абрам окончил школу и поступил в Московский автомеханический техникум, после окончания которого в июле 41-го пошёл работать техником-наладчиком на Московский автомобильный завод имени Лихачёва. Несмотря на имевшуюся «бронь», 1 сентября 1941 года он ушел добровольцем на фронт, попав в состав ополченческой 5-й Московской стрелковой дивизии, принимавшей участие в боях под Москвой и переименованной в начале 1942 года в 158-ю стрелковую дивизию.

В феврале 1942 года дивизия участвовала в Ржевско-Вяземской операции, получив приказ овладеть деревней Васильки вблизи села Холмец. Фашисты, для которых деревня была опорным пунктом, встретили советских солдат шквальным огнем. Но бойцы упорно продвигались вперед. Уже на подступах к деревне открыл огонь замаскированный и молчавший до этого фашистский дзот, заставивший солдат зарываться в снег без всякой возможности поднять голову. Движение вперед продолжил лишь один боец – короткими перебежками, постоянно то падая, то поднимаясь, он разгребал снег и по-пластунски продвигался к дзоту.

Из донесения начальника политотдела дивизии: «Беспредельный героизм и самоотверженность проявил комсомолец Левин. Немцы поливали наших бойцов свинцовым огнем из пулеметов и автоматов. Бойцы упорно ползли вперед, но чем ближе были они к дзоту, тем труднее становилось их продвижение. В самый критический момент Левин закрыл своим телом амбразуру дзота. Вражеский пулемет замолчал. Левин погиб, но бойцы достойно отомстили за героическую смерть своего товарища». Ценой собственной жизни 23-летний боец Абрам Левин обеспечил успех боя.

Командиром дивизии было направленно представление о награждении героя посмертно, но звание Героя Советского Союза Абраму Левину присвоено не было. Он не был награжден вообще. Только через 25 лет после его гибели, после множества писем сослуживцев и историков, уверенных, что в Минобороны просто нет сведений о подвиге Левина, мать героя получила орден Отечественной войны 1-й степени – им посмертно был награжден ее сын.

Такое же героическое решение – собственным телом закрыть амбразуру врага – приняли за Великую Отечественную войну многие. В конце 1944 года, например, 43-я армия 1-го Прибалтийского флота вышла на территорию Восточной Пруссии. Шли бои за прусский город-порт Мемель на Балтийском море – ныне литовский город Клайпеда. Советскому командованию требовалось узнать систему вражеской обороны, и разведке была поставлена задача достать «языка». По собственной инициативе на задание вызвался лейтенант Ефим Белинский.

Ефим Семенович родился в 1925 году в еврейской семье на станции Заозерная Рыбинского района Красноярского края. Окончив среднюю школу с отличием, в январе 43-го он был призван в ряды Красной армии и направлен в Киевское артиллерийское училище, которое окончил в сентябре 1943 года в звании младшего лейтенанта. На фронте он был с июня 1944 года. Участвуя в боях за Белоруссию и не раз в них отличившись, Белинский был награждён орденом Отечественной войны 2-й степени и орденом Красной Звезды. В декабре 1944-го он отправился за «языком» вместе с бойцами своего взвода. Они пробрались за передний край немецкой обороны и попали под шквальный огонь пулемета.

Понимая, что всем бойцам грозит неминуемая смерть, Белинский рванул вперед через минное поле, добрался до немецкого дзота и бросил в амбразуру гранату. Пулемет умолк, группа его бойцов двинулась вперед, но в это время начал работать второй пулемет. Находившийся в мертвой для пулемета зоне обстрела Ефим Белинский – ни секунды не раздумывая – подбежал и закрыл амбразуру дзота своим телом. Успешно выполнив задание, группа вернулась с «языками», но без командира. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года Ефиму Белинскому присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

Тоже посмертно – за проявленное мужество и героизм в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками – званием Героя Советского Союза был награжден лейтенант Иосиф Бумагин. Уроженец Витебска, он еще в детстве познал все ужасы Первой мировой и Гражданской войн. Затем отслужил с 1929 по 1933 годы в рядах Красной армии и переехал в Биробиджан, став там мастером кузнечного цеха. С началом войны Бумагин вновь был призван в армию. Дислоцировавшаяся на Дальнем Востоке часть была отправлена на фронт лишь осенью 1944 года. Падение фашистской Германии было уже неминуемым, впереди маячил Берлин, последние подступы к которому немцы превратили в настоящие крепости.

Осада и штурм Красной армией немецкой крепости Бреслау продолжалась с февраля по май 1945 года. Из представления к присвоению звания Героя Советского Союза: «При штурме города Бреслау 24 апреля 1945 года лейтенант Бумагин совершил героический подвиг. В ожесточенных уличных боях за квартал 142 под ураганным огнем противника он отважно выдвинул свои пулеметы и лично уничтожил метким огнем до 20 гитлеровских солдат. При продвижении дальше наша наступающая пехота была остановлена сильным огнем двух станковых пулеметов противника, искусно скрытых в разрушенном доме. Движение вперед стало невозможным. Лейтенант Бумагин пополз вперед, обнаружил первую огневую точку и забросал ее гранатами. Но продолжал действовать второй пулемет противника. Отыскав амбразуру в подвальном помещении, лейтенант Бумагин бросился на нее и закрыл ее своим телом. Вражеский пулемет замолчал. Наша пехота быстро бросилась вперед, захватила дом и уничтожила весь гарнизон из 17 солдат и одного офицера. Лейтенант Бумагин погиб смертью героя за нашу Родину. Его смерть обеспечила выполнение исключительно важной боевой задачи. Достоин посмертно высшей правительственной награды – присвоения звания Героя Советского Союза».

Казалось бы, каждое подобное представление к награде подразумевало награждение посмертно – ведь гибель человека, грудью бросившегося на амбразуру, неизбежна. Но случались и чудеса. Командир отделения 45-го гвардейского стрелкового полка 17-й гвардейской стрелковой дивизии Товье Хаимович Райз совершил свой подвиг 17 октября 1944 года. В этот день его батальон вел бой на подступах к городу Гумбиннен в Восточной Пруссии. Обеспечивая наступление батальона, сержант Райз закрыл своим телом амбразуру немецкой огневой точки. Он получил 18 ранений, но сумел выжить. За этот подвиг был награждён орденом Славы III степени. После войны Товье Райз окончил институт, работал экономистом в системе Министерства здравоохранения СССР и умер в апреле 1982 года в возрасте 61 года.

Конечно, такие случаи были единичными – известно лишь о семи советских бойцах, решившихся на такой поступок и выживших после него. Всего же за время войны аналогичные подвиги совершили более 400 человек. Про всех них говорили, что они повторили подвиг Александра Матросова. Но никто из них ничего не повторял. Каждый принимал свое решение. Для каждого это был свой подвиг.

Комментарии