Шпионка Сара

08.09.2020

Шпионили они за турками вместе с братом ­– известным агрономом, открывшим миру полбу. Именно их разведданные помогли британцам одолеть Османскую империю в Палестине. Брат выжил, а Сара Ааронсон умирала в плену в страшных муках.

Ее голова была прострелена. Пуля не задела мозг, но боль убивала – не спасали даже уколы морфия. Она умоляла доктора «прикончить ее», но тот исправно выполнял задачу, поставленную ему турками: вернуть Сару к жизни. Это требование не имело ничего общего с заботой о ее здоровье – до этого ее безжалостно пытали четыре дня, стремясь узнать, какую информацию она передавала британцам. Тщетно: Сара лишь плевалась туркам в лицо. Ни один из секретов НИЛИ не был раскрыт.

Эту организацию – НИЛИ – она создала со своим братом Аароном и их общими друзьями. Названием стал акроним цитаты из Первой Книги Самуила 15:29: «Сильный Израиля не солжет», что на иврите – «нэцах исраэл ло йэшакэр». Часто НИЛИ называют еврейской шпионской сетью в Палестине, действовавшей в пользу Великобритании против Османской империи в период Первой мировой войны, а саму Сару – британской шпионкой. Безусловно, НИЛИ являлась крупнейшей пробританской шпионской сетью того времени на Ближнем Востоке, отсюда и долгое умалчивание роли членов НИЛИ в истории Государства Израиль. Но Сара действовала отнюдь не в интересах Британии. Ее борьба была направлена на освобождение Палестины от власти Османской империи. Как и ее брат, она была уверена, что если британцы турок победят, то у евреев куда как быстрее появится здесь свое собственное государство.

Сара не увидела результатов своей борьбы. Она умерла 9 октября 1917 года. Но уже через несколько недель после ее смерти победой британцев окончилась битва за Беэр-Шеву. А в декабре 1917-го, после сдачи британцам Иерусалима, подошли к концу в Палестине и 400 лет османского владычества. Все это было бы почти невозможным без информации, которую Великобритания систематически получала от членов НИЛИ.

Сара родилась 5 января 1890 года в одном из первых еврейских поселений в Палестине – в Зихрон-Яакове, что на горе Кармель. Она была пятой из шести детей Эфраима Фишеля и Малки Ааронсон. В 1882 году ее родители были в числе группы переселенцев, прибывших из Румынии и на деньги барона Ротшильда основавших Зихрон-Яаков. Семья пользовалась в поселении огромным уважением: сначала благодаря сельскохозяйственному опыту отца, чуть позже благодаря образованию старшего сына Аарона, ставшего известным ботаником. Дело в том, что Ротшильд помогал учиться талантливым детям переселенцев – Аарона, отличившегося в местной школе при синагоге, он отправил во Францию, в Гриньонское аграрное училище близ Версаля.

После двух лет обучения Аарон вернулся в Палестину и занял должность агронома в новом еврейском поселении – Метуле. Там он, однако, столкнулся с коррумпированными чиновниками фонда Ротшильда и отказался от должности. После Аарон занялся преподаванием, все свободное время посвящая сбору коллекции из местных минералов и растений. В 1906 году у подножия горы Хермон Аарон нашел древний злак, упоминаемый в Библии – дикую полбу, которую он назвал «матерью всей пшеницы».

Это открытие произвело сенсацию в научном мире – Аарона стали приглашать на конференции в самые разные страны. Известно, что он общался с Теодором Рузвельтом и Луисом Брандайсом – первым евреем в Верховном суде США. К слову, Брандайс после встречи с Аароном признался, что готов стать сионистом, раз Палестина дает миру таких людей.

В 1913 году Аарон, опекаемая им Сара и остальные братья и сестры Ааронсон основали подпольную полувоенную организацию «Гедеон», целью которой была защита еврейских поселений от набегов арабов. НИЛИ была создана следом, в конце 1915-го, и первоначально ставила перед собой схожие задачи. В разведывательную сеть НИЛИ превратила именно Сара.

К своим 14 годам, наставляемая братом Аароном, она свободно говорила на иврите, идише, турецком, арабском и французском языках, обучилась агрономии и часто сопровождала Аарона в его путешествиях по Палестине. Эти экспедиции проходили всегда верхом на лошади – так что Сара стала опытной наездницей, обучилась стрельбе и не раз отбивалась с братом от атак бедуинов. Она терпеть не могла никаких поблажек от мужчин, всегда на равных с ними отправляясь на самые рискованные мероприятия.

Правда, воинствующий образ ей в 1914 году на время пришлось скрыть – она вышла замуж за богатого румынского купца, и тот увез ее в Константинополь. Но Саре не удалась игра в кроткую жену: муж не разделял ее сионистских идей, и тоскующая по Палестине девушка вернулась домой, расторгнув брак. На корабле, следовавшем в Эрец-Исраэль, она встретилась с многочисленными армянскими беженцами, рассказавшими ей о преследованиях и убийствах со стороны турок. Обеспокоенная, что после армян турки возьмутся и за евреев, Сара призвала брата и их друзей к активным действиям.

Ситуация в Палестине и впрямь внушала беспокойство. В Первую мировую войну Османская империя встала на сторону Германии – против коалиции Англии, Франции и России. И это отрезало Эрец-Исраэль от стран, поставлявших туда продовольствие и ряд жизненно важных товаров. Люди начали умирать от голода, но недовольство населения жестоко подавлялось. Турецкие власти конфисковали у евреев оружие, ввели трудовую повинность, запретили любое проявление национализма, вплоть до вывесок на иврите. Затем началась и депортация евреев, эмигрировавших из других стран и не имевших турецких паспортов. Именно поэтому Ааронсоны и их соратники решили делать все, чтобы изгнать турок из Палестины.

Они создали разветвленную сеть агентов, собирая информацию о турецких войсках и их планах, а также составляя подробные карты с важными военными объектами, в том числе и базами немецких подводных лодок. Понимания в глазах соплеменников не было: те опасались жестоких ответных мер со стороны турок и не только не помогали членам НИЛИ, но и зачастую грозили им разоблачением. Не спешили прибегать к помощи НИЛИ и сами англичане.

Выходом из данной ситуации неожиданно стало нашествие саранчи в 1915 году. К борьбе с насекомыми турецкий военачальник в Палестине привлек Аарона Ааронсона. После такого Аарон смог беспрепятственно передвигаться по стране – и даже покидать ее пределы «для консультаций с немецкими и американскими учеными в целях создания отпугивающих саранчу препаратов». Получив разрешение на выезд из страны, Аарон еще раз тайно попросил английского посла в Константинополе помочь встретиться с представителями английской разведки. В итоге англичане театрально арестовали его на корабле, следовавшем в США, как «турецкого шпиона».

Ааронсон убедил английскую разведку в искренности намерений членов НИЛИ – и выдал первую порцию важнейших сведений о турецкой армии. Дальнейшую связь было решено держать через палестинский порт Атлит, что южнее Хайфы. Вот только сам Аарон после «ареста» отправился в Египет, откуда и поддерживал контакты с членами НИЛИ. А всей разведывательной сетью на территории Палестины стала заведовать Сара.

Она собирала информацию сама, отсеивала и самое важное из того, что получала от других агентов. После – шифровала и вместе с пловцом отправляла с берега на британское судно «Монеган», тайно заходившее в Атлит в условленное время.

Со временем немецкие подлодки стали серьезной угрозой такому способу передачи данных – Саре пришлось переключиться на почтовых голубей. Более полугода голуби исправно выполняли возложенную миссию, но в сентябре 1917-го один из них был случайно пойман арабом и передан турецкому губернатору Кесарии. После того как турки разгадали код, последовали обыски и аресты членов НИЛИ. Первого октября 1917 года была арестована и Сара. С помощью британской разведки она могла покинуть Палестину, но отказалась от этого предложения, чтобы спасти семью.

Четыре дня подряд Сару пытали в ее же доме, на глазах отца, который был не в силах помочь ей ничем, кроме молитв. Не получив никакой информации, турецкие власти распорядились отправить ее в тюрьму Дамаска – чтобы продолжить пытки. Попросив перед отъездом сменить окровавленную одежду, Сара зашла в умывальную комнату. Там на клочке найденной бумаги она написала: «Я не дам больше им трогать меня своими руками, залитыми кровью невинных. Лучше умереть. Я стремилась к благополучию своего народа. Не могу больше писать». В момент, когда турецкий солдат выломал дверь, Сара Ааронсон выстрелила себе в голову из пистолета, который был задолго до этого припрятан в тайнике.

Ее брат Аарон Ааронсон возвратился в Палестину в начале 1918 года и принял участие в составлении меморандума о границах подмандатной Палестины. В 1919 году он отправился по делам из Лондона в Париж, будучи единственным пассажиром на самолете. Самолет бесследно исчез во время перелета над Ла-Маншем – по официальной версии, рухнул в море недалеко от французских берегов.

В том же году начальник британской военной разведки генерал Джордж Макдоно произнес такую речь на лекции в Королевской военной академии в Вулвиче: «Вы, несомненно, помните крупную кампанию лорда Алленби в Палестине и, возможно, удивлены смелостью его действий. Может даже показаться, что риск Алленби не был оправдан. Но дело в том, что Алленби с точностью знал от своей разведки обо всех приготовлениях и движениях противника. Все карты врага были для него открыты, и поэтому он мог действовать с полной уверенностью. В таких условиях победа была предрешена». Восхищение британцев, которые, одолев турок, не спешили помогать евреям создать свое государство, в Израиле долго не разделяли. Официальное признание участия членов НИЛИ в национальной борьбе за независимость Израиля пришло лишь в 1967 году.

Комментарии