Расстрел мечты

21.09.2020

Лондонская феминистка Роза Коэн мечтала жить в «идеальном государстве» – советской России. Переехав в Москву, она и впрямь провела несколько счастливых лет среди партийной элиты – пока те не признали ее шпионкой и не расстреляли.

Она родилась в 1894 году в Лондоне в семье еврейских эмигрантов из Польши. Отец Морис Коэн был портным, мать Ада занималась воспитанием шестерых детей, каждый из которых получил неплохое образование благодаря помощи Образовательной ассоциации рабочих – организации, бесплатно обучавшей и членов рабочих профсоюзов, и их детей.

Роза, к примеру, знала три языка, интересовалась историей, экономикой и – несмотря на свой юный возраст – политикой. Случайно оказавшись на собрании суфражисток в 1913 году, Роза стала секретарем Сильвии Панкхёрст – дочери лидера английского суфражистского движения Эммелин Панкхёрст. Выступая против дискриминации женщин, участницы движения особо ратовали за предоставление им избирательных прав. Свои требования они подкрепляли активными действиями: перекрывали движение поездов, устраивали митинги, перераставшие в столкновения с полицией, били стекла правительственных зданий и даже поджигали дома некоторых оппонентов. В итоге право избирательного голоса в Великобритании получили женщины старше 30 лет, окончившие университет, имевшие семью и детей.

Сильвия Панкхёрст, помощницей которой и была Роза, представляла самое радикальное крыло суфражисток. Но со временем она влилась в ряды «Социалистической федерации рабочих», затем – «Британской секции Третьего Интернационала» и, наконец, британской компартии. Роза и ее сестра Нелли были ближайшими соратницами Панкхёрст. Вот только вскоре Сильвия покинула компартию, а сестры – остались. Однако Роза тоже была не до конца довольна тем, как продвигалась в Великобритании борьба за гендерное равенство и социальные свободы. То ли дело советская Россия, думала девушка, мечтая покинуть Туманный Альбион. Когда на горизонте появился советский революционер Макс Беннет, прибывший в Англию от Коминтерна для улучшения работы местной компартии, Роза в него тут же без памяти влюбилась.

Его настоящее имя – Давид Петровский, а если копнуть еще глубже – Давид Липец. Он родился в 1886 году в Бердичеве в доме купца второй гильдии Эфроима Липеца. Давид довольно рано увлёкся революционной деятельностью: подростком посещал занятия марксистского кружка, в 1902 году вступил в Бунд, затем поступил в Русскую высшую школу общественных наук в Париже, в которой познакомился с Владимиром Лениным, Львом Троцким и Анатолием Луначарским. В 1905 году Давид вернулся в Россию и активно вступил в революционную борьбу, представляясь всем как Макс Голдфарб. После очередного ареста бежал в Бельгию, там в 1910 году получил степень доктора экономических наук в Брюссельском свободном университете, после чего вновь поехал в Россию. Впрочем, там он опять был арестован и приговорён к ссылке, которую в последний момент заменили просто на высылку из России. Липец отправился в США, где стал членом ЦК Еврейской социалистической федерации и Социалистической партии Америки. Вернувшись в Россию после февральской революции, он вступил в 1919 году в РКП(б) уже под именем Давида Петровского. И, сменив ряд должностей, возглавил Главное управление военно-учебных заведений.

В 1924 году Петровский был направлен в Коминтерн для курирования работы компартий США, Франции и Великобритании. Работая в Лондоне под псевдонимом Беннет, он и встретил Розу Коэн. Говорят, это была любовь с первого взгляда – при том что «очаровательная, образованная, живая и очень красивая» Роза, по словам современников, всегда до этого личной жизни предпочитала общественную. Известно, что в нее был влюблен будущий генсек британской компартии Гарри Поллит: его предложения руки и сердца она отвергала 14 раз. Розе отвлекаться на дела амурные было некогда. Она беспрестанно разъезжала по всей Европе как главный курьер Коминтерна: снабжала компартии разных стран ценными указаниями и деньгами.

После знакомства с Петровским поездки постепенно сошли на нет. Сначала Роза работала в советском посольстве в Лондоне, а в 1927 году – по заданию ЦК компартии Великобритании – приехала в Москву. Там она и осталась, вступив в ВКП(б). Через год Роза Коэн вышла замуж за Давида Петровского, родив ему в декабре 1929-го сына Алексея.

В письмах к своим сестрам Роза не могла сдержать счастливых эмоций: она рассказывала о Советском Союзе как идеале государства, в котором человеку живется свободно, дышится легко, а работается – в удовольствие. При этом Роза ничего не приукрашивала и не утаивала – таковой действительно была окружавшая ее жизнь. Они с мужем жили в прекрасной квартире в новом доме, супруг, дослужившись до генерала, заведовал главным управлением уже не военных, а высших и средних технических учебных заведений, его сестра Фаина Нюрина-Нюренберг была помощником прокурора РСФСР. Да что там, лучшей подругой Розы стала жена наркома иностранных дел СССР Максима Литвинова.

Сама Роза, закончив школу Коминтерна, возглавила в 1931 году иностранный отдел недавно основанной газеты Moscow daily news. Как позже напишет одна из английских газет, Роза Коэн и Давид Петровский были «золотой парой в обществе экспатриантов Москвы». Беззаботная жизнь продолжалась еще несколько лет. Но после убийства Кирова в 1934 году и последовавших за этим репрессиях тучи над молодой семьей стали сгущаться.

Осознав, что маховик репрессий лишь набирает обороты, супруги приняли решение бежать из страны – разными путями. Петровский с большим трудом, но все же получил личное разрешение от наркома тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе на поездку в США – «для изучения опыта работы профессиональных учебных заведений». Роза через несколько недель после этого подала документы на выезд в Англию – якобы чтобы навестить родственников. Ответ поверг ее в шок: ей выезд разрешили, а ее маленькому сыну Алеше – нет. Стало понятно, что попытка бегства провалилась. В Лондон Роза вылетела одна и, со слов ее сестры, по приезде «выглядела очень несчастной, не желающей возвращаться в Россию, если бы не сын». Давид Петровский из США вернулся – и вскоре был уволен. А через месяц после самоубийства Орджоникидзе он был арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности и троцкизме. 10 сентября 1937 года суд признал его виновным – в тот же день он был расстрелян. Сразу после его ареста Розу тоже уволили с работы – нескончаемый поток друзей в их доме иссяк. Одним из немногих, кто пытался помочь ее мужу, направляя в Коминтерн письма о преданности Петровского идеям коммунизма, был британский почитатель Розы Гарри Поллит. Он был все еще влюблен в Розу и прекрасно осознавал, чем для нее может закончиться эта история.

В какой-то момент Поллит потерял связь с Розой – и прилетел в Москву. Свою возлюбленную он уже нигде не нашел. Когда Поллит обратился к главе Коминтерна Георгию Димитрову, тот настоятельно посоветовал прекратить поиски. Руководство компартии Великобритании на настойчивые просьбы Поллита разыскать Розу Коэн никак не отреагировало. Обращения Поллита в британское правительство о пропаже английской подданной тоже ни к чему не привели – с ответом затягивали, а затем сослались на «данные» от ее сестры Нелли. Отчаянная суфражистка, за это время вышедшая замуж за крупного британского политика, сообщала, что Роза и ее семилетний сын Алексей умерли от воспаления легких.

На самом деле, Розу Коэн арестовали 13 августа 1937 года по обвинению в шпионаже в пользу Великобритании. На суде свою вину она не признала. Ее расстреляли 28 ноября 1937 года. Почти через 20 лет ее сын Алексей Давидович Петровский подал заявление о пересмотре дела. После ареста родителей он три года провел в детдоме, а потом был усыновлен двоюродной сестрой Давида Петровского – Ревеккой Белкиной. Одновременно с его прошением о пересмотре дела родителей в 1956 году на стол Никиты Хрущева лег запрос о «прояснении для общественности и политических кругов Великобритании ситуации с арестом Розы Коэн» за подписью генсека компартии Великобритании Гарри Поллита. Роза была реабилитирована в 1956-м, ее муж Давид Петровский – двумя годами позже. Алексей Петровский стал доктором геолого-минералогических наук, академиком РАЕН – он умер в 2010 году.

Комментарии