Совершенно секретно

13.04.2001



СОВ.СЕКРЕТНО

Экз.единственный

СЕКРЕТАРЮ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА

КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ

СОВЕТСКОГО СОЮЗА

Тов. КОЗЛОВУ Ф.Р.

гор. Москва


Уважаемый Фрол Романович!

2-го ноября 1961 года я посетил Главное Политическое Управление Министерства Обороны и в устной, продолжавшейся более двух часов беседе доложил работнику инспекции полковнику Канаеву А.Д. о результатах своего 18-летнего исследования, в результате которого я пришел к выводу о существовании в научно-исследовательских институтах я полигонах Министерства Обороны и ГКОТ еврейской буржуазно-националистической группы (организации), ставящей своей целью подрыв оборонной мощи нашей великой Родины, путем искусственного создания затруднений и неразберихи в наиболее важных направлениях развития ракетной техники, преднамеренного растранжиривания народных средств, а также морального разложения кадров путем всяческого поощрения и продвижения по службе беспринципных, карьеристских и интриганских элементов.

Мною было доложено также о явно неблагополучном состоянии дел в вопросе отработки нашего "Полариса": отрабатываемого с 1959 года промышленностью (гипх и ЦКБ-7 ГКОТ), согласно Постановлений ЦК кпсс и СМ СССР.

В неблагополучном состоянии этой, весьма важной для дела обороны проблемы, значительную роль, на мой взгляд, сыграло безразличное отношение самого заказчика (ГУРВО), который к тому времени практически не интересовался состоянием дел по этому вопросу.

Мне казалось тогда, что прежде чем обращаться в Центральный Комитет КПСС с подобными вопросами, необходимо было навести порядок в собственной доме оперативно устранив целый ряд грубых нарушений ленинских положений в вопросах подбора и расстановки кадров в научно-исследовательских учреждениях Министерства обороны.

В конце беседы с полковником Канаевым А.Д. мною было сообшено, что для завершения оформления материалов исследования мне потребуется примерно 12 – 14 рабочих дней; если же оформление материалов будет осуществлятся во внеслужебное время, то срок готовности материала естественно будет более длительным.

Сделанное мною устное заявление, видимо произвело определенное впечатление на полковника Канаева, который обещал оказание мне необходимой помощи для быстрейшего оформления материала.

При этом он сообщил мне не только служебный , но и домашние (московский и ленинградский) телефоны. С помощью которых я мог опреативно согласовать с ним тот или иной вопрос.

В июля 1962 года, будучи в служебной командировке в гор.Москве, я созвонился с полковником Канаевым и договрился о повторной встрече с ним в Главном Политуправлении МО.

Однако встреча в назначенное время не состоялась, так как полковник Канаев, как мне сообщили в секретариате, внезапно заболел и на службе отсутствовал.

В конце августа с.г., возвращаяясь с очередного отпуска, мне удалось созвониться с полковником Канаевыым и договориться о том, что он окажет мне содействие в отпечатании моих материалов, секретных по содержанию, в Политуправлении ЛВО и что по этому вопросу мне необходимо связаться с генералом Бойченко.

Только в середине сентября с.г. мне удалось связаться по телефону с возвратившимся с учений генералом Бойченко, который ответил, что ему из Москвы никто не звонил и печатать материал Политуправление ЛВО не будет.

Начиная со второй половины сентября, в течние месяца, я трижды разговаривал по телефону с отдыхавшим в г. Ленинграде полковником Канаевым, который каждый раз обещал свою помощь в оформлении материала, но ничего конкретного, кроме обещаний, не сделал.

Так как свое исследование я рассматриваю как выполнение особого задания Коммунистической партии, которое я на протяжении 19 лет выполнял в меру своих сил и способностей, не считаясь с личным временем и здоровьем, прошу Вас оказать содействие в отпечатании моих материалов для высылки их в ЦК КПСС и принятия по ним соответствующих решений.

Мне кажется, что реализация комплекса предлагаемых в выводах исследования мероприятий позволит не только устранить последствия многолетней деятельности националистической группы в системе министерства Обороны ГКОТ, но одновременно будет способствовать также значительному повышению уровня нашей организаторской работы и ускорению отработки новых образцов ракетно-артиллерийского вооружения, в том числе и крупногабаритных ракетных твигателей на твердом топливе, отрабатываемых промышленность.ю согласно Постановлению ЦК КПСС и СМ СССР за № 316-137 от 4.04.61г.

Ввиду того, что материалы проведенногоо исследования основаны на реальных фактах, имевших место в практике полигонов и научно-исследовательских институтов МО и ГКОТ и по своему содержанию являются секретными, было бы желательно отпечатку материалов произвести либо в Политуправлении ЛВО, либо в одной из военных академий гор. Ленинграда.

Что же касается органов Комитета Госбезопасности гор.Ленинграда, то материалы исследования показывают, что отдел КГБ, осуществляющий контроль за работой научно-исследовательских институтов, сознательно или бессознательно, но в течение ряда лет является по существу звеном, прикрывающим буржуазно-националистическую группу от разоблачения на самых дальних подступах к ней.

В связи с этим использование отдела КГБ для оформления материалов исследования нежелательно.




СТАРШИЙ НАУЧНЫЙ СОТРУДНИК

В/Ч 33491

Инженер-подполковник АНТОНЕНКО

Член КПСС с октября 1941 года.

Служебный адрес: г. Ленинград, К-43, в/ч 33491.


ЦК КПСС

На № 08906

По письму инженер — полковника т. Антоненко В.И. сообщаю следующее:

Старший научный сотрудник Главного артиллерийского полигона /в/ч 33491/, член КПСС, инженер-полковник Антоненко в течение двадцати лет вел подробные записи с перечислением дат, фамилий и событий под углом зрения обоснования имеющегося у него предположения о существовании в Советском Союзе еврейской буржуазно-националистической организации, ведущей подрывную деятельность против военной мощи нашей Родины. Действия всех лиц еврейской национальности, с которыми он когда-либо работал или встречался, т. Антоненко рассматривает как вражеские. Проходя службу с 1961 года на Главном артполигоне, т .Антоненко все недостатки в работе полигона по разработке и испытанию новых видов топлива и вооружения безосновательно связывает также с саботажем и даже прямыми вражескими действиями офицеров и служащих еврейской национальности, работающих в научных отделах полигона, Научных учреждениях Ленинграда и других городов страны, занимающихся этим вопросом.

Письмо т. Антоненко, адресованное в ЦК КПСС, и его записи с «исследованиями» были рассмотрены в обкоме КПСС и Политическом управлении Военного округа и по общему мнению не представляют ценности. Созданная комиссия на полигоне для изучения «исследований» т. Антоненко, также не нашла в них ничего ценного, что могло бы представлять интерес для практической работы научно-исследовательских отделов полигона.

Во время неоднократных бесед в обкоме КПСС и Политуправлении он не смог привести на одного факта или примера, подтверждающих существование еврейской буржуазно-националистической организации в нашей стране. Все это представляет ни что иное, как досужий вымысел его очень мнительной болезненной натуры. В настоящее время т. Антоненко проходит медицинское обследование в госпитале.

Вместе с тем, необходимо отметить, что начальник полигона генерал-майор Бульба поступил неправильно, задержав почти на два месяца отправку письма т.Антоненко, адресованного в ЦК КПСС, чем вызвал ненужную озлобленность и недовольство автора.

Тов. Бульба указано на его неправильные действия.

Приложение на 3-х листах.

Секретарь Ленинградского

Промышленного обкома КПСС

/Толстиков/