Моше Даян бросал раненых

05.10.2010

Вчера Государственный архив Израиля впервые предал гласности секретный протокол заседания правительства Голды Меир, который свидетельствует о растерянности израильского руководства в первые дни Войны Судного дня, разразившейся ровно 37 лет назад, в 1973 году.

Седьмого октября 1973-го, на второй день войны, премьер-министр Голда Меир созвала экстренное заседание кабинета министров. Министр обороны Моше Даян выступил с драматической речью, признав поражения, которые потерпела израильская армия на Синайском полуострове.

«Египетские войска перешли Суэцкий канал», — доложил Даян. Он предложил провести новую линию обороны в 30 километрах от Суэца, оставив раненых солдат, эвакуировать которых уже было невозможно. «Мы будем эвакуировать людей там, где это возможно. Если нет, то мы бросим раненых. Если они решат сдаться — пусть сдаются, — заявил военачальник. — Мы должны сообщить им, что не можем их эвакуировать. Пусть пытаются выбраться сами, либо сдаются».

Несколько лет назад военные историки ЦАХАЛа под давлением СМИ выпустили краткий доклад, посвященный итогам Войны Судного дня. Огласке были преданы и некоторые документы Комиссии Аграната, созданной для расследования причин неготовности Израиля к войне. Несмотря на то, что с тех пор прошло 37 лет, в Израиле до сих пор публикуется множество литературы, посвященной той войне.

Фрагменты выступлений Моше Даяна тех лет были опубликованы в книге его мемуаров «Моше Даян. История моей жизни». Даян пытался доказать, что Израиль нельзя считать ни виновником войны, ни потерпевшим поражение.

Благодаря обнародованным на днях документам вырисовывается все более ясная картина происходившего в 1973 году. Очевидно, что израильские лидеры, на которых обрушилась беда, недооценили ее масштаб. Даян стремился любым способом уйти от ответственности и за судьбу взятых в плен на Синайском полуострове израильских солдат, и за принятую тактику контрнаступления. Согласно документу, Даян, тем не менее, откровенно признал ряд ошибок, совершенных как им, так и Генштабом, а также по-новому оценил соотношение сил ЦАХАЛа и армий арабских стран. «Я недооценил боевую мощь противника, — отметил Даян. — Я преувеличил оборонительный потенциал нашей армии. Арабские армии стали более подготовленными. У них много оружия. Наши ВВС не могут пробить их “воздушный зонт”, который обеспечивают ракеты класса “земля-воздух”».

«Мы возьмем не числом, а умением», — не уставал повторять Даян, однако позже ему пришлось признать, что «Израиль не смог противостоять массе».

В послевоенные годы Даян утверждал, что войны в 1973 году можно было избежать в том случае, если бы было принято его предложение о заключении частичного соглашения в Синае. Однако на тот момент Даян не сделал ничего, чтобы отстоять свою точку зрения. Он не видел достаточных оснований для ухода в отставку только по причине отсутствия прогресса в арабо-израильских мирных переговорах.

Даян ошибочно полагал, что в войну вступит Иордания. Вера в возможность создания третьего фронта сыграла решающую роль. Уязвимость Иерусалима была особенно явной в случае атаки с востока, пограничные территории вдоль Иорданской долины и Голланских высот также не были защищены.

Моше Даян признал, что его предположение, будто Война Судного дня окажется «вторым раундом» Шестидневной, было ложным. В то же время, он был убежден, что четвертая арабо-израильская война стала продолжением Войны на истощение. Даян и Голда Меир проигнорировали донесения разведки, согласно которым Садат был готов рискнуть признать военное поражение в случае, если бы это способствовало выходу из дипломатического тупика и сближению с Вашингтоном.

Соня Бакулина