Еврейский огонь у египетских пирамид

16.05.2014

В конце января 1942 года по соглашению между Еврейским агентством и британским военным руководством в Палестине начали формировать женские волонтерские части Вспомогательной территориальной службы (ВТС). Эти части вошли в состав британской армии.


После месячных подготовительных курсов, проходивших на военной базе в Црифине, возле Ришон Ле-Циона, женщины получали звания офицеров или прапорщиков и направлялись в одну из частей ВТС, расположенных в Палестине или Египте.

Большинство принятых на волонтерскую службу составляли репатриантки из молодежной алии. Подобно бойцам Еврейской бригады, они имели особые нашивки на рукавах со словом «Палестина». Хотя высшее руководство частей было исключительно британским, женщины добились того, чтобы приказы и распоряжения командования переводились на иврит.

Бойцы ВТС не были вооружены. Многие служили водителями — от тяжелых грузовиков и автобусов до машин скорой помощи. Они перегоняли конвои в Западной пустыне, что на границе Египта и Ливии, часто под бомбежками, а также из Египта через Синай в хайфский порт. Некоторые служили санитарами, занимали административные должности, складывали парашюты, работали в шифровальном отделе и на радиолокационных станциях. Впоследствии были сформированы также женские вспомогательные части ВВС, где волонтерки участвовали в обработке аэрофотоснимков и метеорологических данных, работали с картами и запчастями, выполняли диспетчерские функции.

Однако большинство из них было задействовано на складах оружия и боеприпасов, где проводилась инвентаризация и ремонт различных видов вооружения. Эти рабочие места более всего интересовали Хагану. Англичане подозревали, что часть оружия попадает в руки еврейских отрядов самообороны, но следов контрабанды найти не могли.

Довольно забавная история случилась весной 1942 года в Египте. Как-то в начале мая армейского раввина Льюиса Рабиновича пригласил к себе знакомый офицер, командующий базой ВТС на окраине Каира.

Британец рассказал, что, по сообщениям армейской разведки, вот уже несколько дней палестинские женщины из волонтерской службы проявляют необычайную активность, связываются с еврейскими военнослужащими в других частях и явно что-то планируют. Вот только не ясно, что конкретно. Известно лишь, что они намерены собраться вечером в пригороде Каира, возле Гизы, неподалеку от пирамид и что все это крайне беспокоит службу безопасности. По старой дружбе офицер попросил раввина выяснить, в чем дело.

Размышляя над тем, как выполнить эту деликатную просьбу и следует ли вообще это делать, Рабинович выехал за ворота базы и тут же увидел группу молодых женщин-волонтерок, голосовавших на дороге. Раввин приказал своему шоферу съехать на обочину.

— Не подбросите ли вы нас к пирамидам? — спросили женщины.

— Без проблем, — отвечал раввин, импровизируя на ходу и переходя на иврит, чтобы еще больше расположить к себе обрадованных палестинок. — Я как раз туда еду.

Рабинович решил не задавать лишних вопросов, чтобы не вызвать подозрений. Поддерживая непринужденную беседу с попутчицами, он внимательно вслушивался в реплики, которыми те обменивались между собой, и понял, что к вечеру около пирамид действительно должны собраться еврейские бойцы из разных армейских частей. Однако цель встречи по-прежнему была не ясна. Раввин терялся в догадках.

В сумерках они добрались до Гизы. Девушки стали выходить из машины.

— А вы, ребе, разве не пойдете с нами? — вдруг спросила одна из них.

— Я? — растерялся Рабинович. — А куда?

— Ну как же, сегодня ведь тридцать третий день Омера!

И тут раввина осенило. Он вспомнил, что традиция празднования Лаг ба-Омер с зажиганием костров, установленная средневековыми каббалистами Цфата, широко распространилась в сионистских кругах Палестины и стала важным символом национального возрождения. Ни о какой подпольной сходке речь не шла, девушки просто организовали праздничное мероприятие для еврейских бойцов из окрестных частей.

— Но почему же нужно делать это обязательно около пирамид? — удивленно спросил он.

— Видите ли, ребе, — отвечала одна из девушек, — в Эрец-Исраэль мы обычно праздновали Лаг Ба-Омер на горе Мирон, а здесь, под Каиром, единственные горы — это пирамиды…

На сердце у раввина британской армии Льюиса Рабиновича отлегло. Он с радостью присоединился к веселой компании. Растроганный, он выступил с двар Тора («словом Торы»), посвятив его еврейским волонтеркам ВТС и даже сумев связать его со столь необычным местом празднования.

— Когда-то фараон, строитель этих пирамид, приказал убить всех еврейских младенцев мужского пола, опасаясь, что, повзрослев, они станут солдатами и восстанут против него, — начал раввин. — При этом еврейских девочек он велел оставить в живых, понимая, что те не смогут стать воинами и потому не представляют угрозы. Теперь, по прошествии тысячелетий, вы, палестинские бойцы ВТС, возле этих самых пирамид доказали, что и женщины могут бороться за свободу человечества и свое собственное будущее. И скорее могучие пирамиды рассыплются в прах, нежели наш народ погибнет…

В 1946 году женские подразделения были расформированы. За четыре года через них прошло около 4,5 тысяч волонтерок, получивших бесценный военный опыт. С началом Войны за независимость большинство из них было мобилизовано в Армию обороны Израиля и стало основой для женского корпуса («Хель Нашим»), внеся важный вклад в первую победу свободного еврейского государства.