Богач, бедняк и ребе

26.02.2014

Как-то один хасид приехал в галицийский город Опатув к раввину Аврааму Йегошуа Хешелю, чтобы рассказать своему ребе о том, в каком бедственном положении оказался. «Я передам с тобой письмо одному из своих учеников, — пообещал хасиду при встрече цадик. — А в письме напишу, чтобы он дал тебе двести рублей за мой счет. Он очень богатый человек».


Вернувшись домой, бедняк пришел по указанному адресу и сообщил хозяину, что знаком с Ребе. Ему был оказан теплый прием, и только спустя несколько дней, вдоволь насладившись гостеприимством богача, хасид передал ему письмо раввина. Взглянув на послание, хозяин дома побагровел от ярости.

«Я не знаю, почему Ребе думает, что может велеть мне выдать тебе такую большую сумму за его счет! — воскликнул богач. — Конечно, я могу дать тебе денег, но совершенно точно не двести рублей!»

Гость возразил, что он не может ослушаться наказа раввина, взяв у хозяина меньшую сумму. В итоге он покинул дом без денег и вернулся в Опатув, чтобы поведать Ребе о печальном итоге встречи.

«Хорошо, — ответил цадик, — тогда я дам тебе письмо для другого хасида. Этот человек не так богат, поэтому я попрошу его дать тебе сто рублей».

Второе письмо раввина имело эффект, разительно отличавшийся от первого.

«Брат мой, — сказал хозяин дома стоявшему на пороге гостю, — прошу, погости в моем доме несколько дней, пока я соберу сумму, о которой просит Ребе».

Через несколько дней бедняк получил деньги и покинул гостеприимный дом, вновь отправившись к рабби, чтобы рассказать ему и эту историю.

Спустя некоторое время первый хасид Ребе, отказавшийся помочь бедняку, заметил, что богатство его тает буквально на глазах. Вскоре он был вынужден ходить по домам и просить у богатых людей еды.

И так он добрался до Опатува и вспомнил о письме, когда-то полученном от живущего тут цадика. Одно за другим в памяти вчерашнего богача всплыли обрушившиеся на него несчастья, и хасид не мог простить себе, что не исполнил наказ Ребе: он понял, что корень всех его бед — в непослушании.

Он пришел к дому Ребе и умолял о встрече, но раз за разом получал отказ. При виде его страданий другой хасид посоветовал несчастному встать у окна раввина, чтобы тот сам услышал, как мучается раскаявшийся еврей.

И действительно, через некоторое время Ребе спросил помощника, чей это голос раздается под его окном. Помощник ответил, что это еврей от всей души сожалеет о случившемся. И сказал раввин: «Если у него есть ко мне претензии, я готов встретиться с ним в раввинском суде».

Был созван бейт-дин, на который пригласили трех судей. И вот что рассказал суду цадик:

«Вот как все случилось. Когда я пришел в этот мир, Всевышний доверил мне в пользование такое количество серебра и золота, которого хватило бы на мое служение Ему в течение всей жизни на земле. И я распределил богатства между приближенными ко мне учениками. Поэтому на самом деле все имущество этого человека принадлежало мне. Когда он отказался помочь бедняку моими деньгами, я забрал их себе и передал другому хасиду, беспрекословно исполнившему ту же просьбу».

Обсудив все обстоятельства дела, члены суда постановили, что человек не может претендовать на имущество, которое ему никогда не принадлежало. Как бы то ни было, чувство сострадания взяло верх и суд решил, что несчастному хасиду полагается сумма, благодаря которой он сможет содержать себя, при условии искреннего раскаяния в содеянном и возмещения убытков раввина.

Так и случилось. Раскаявшийся еврей в течение всей своей жизни зарабатывал достаточно для того, чтобы содержать семью, но не оставил после себя никаких сбережений; а второй ученик Ребе был благословлен на успех в любых начинаниях и очень скоро разбогател.

Иерахмиэль Тиль

Биографическая справка:

Раввин Авраам Йегошуа Хешель (? – 5 нисана 1825), Аптский Ребе (Ребе из Опатува), был любимым учеником рабби Элимелеха из Лиженска. Его часто называли Охев Исраэль, по названию написанной им книги, а также потому, что значение этой фразы — «Любящий евреев» — в точности соответствовало характеру раввина.

Шейндл Кроль

Tэги: хасидизм