История еврейского народа подобна чолнту

30.07.2014

Один простой, необразованный еврей держал придорожный трактир, от которого до ближайшей еврейской общины нужно было добираться несколько часов. Однажды он решил отпраздновать Рош а-Шана как положено, в синагоге, и отправился в долгий путь.


Наступило утро праздника. К тому времени когда путник добрался до синагоги, молитва уже началась, и внутри собралось огромное количество прихожан. Едва зная, как правильно держать молитвенник, он завернулся в талит и встал у задней стены, стараясь не привлекать к себе внимания.

Прошло несколько часов. Трактирщик всерьез проголодался, но, судя по всему, до окончания молитвы было еще далеко. Он живо представил себе обеденный стол, накрытый дома для праздничной трапезы; картинка была настолько яркой и реальной, что из глаз покатилась слезы. Ну почему молитва тянется так долго? Неужели мы недостаточно помолились? Служба все продолжалась.

Когда хазан начал читать особенно пронзительную часть молитвы, собравшиеся зарыдали. «Почему они плачут?» — недоумевал трактирщик. Вдруг его осенило: «Ну конечно же! Они все, как и я, голодны и тоже думают о праздничной трапезе и бесконечной молитве!». Жалость к себе охватила его с новой силой, и он дал волю эмоциям: горько зарыдал, присоединившись к хору расчувствовавшихся прихожан.

Вскоре собравшиеся перестали плакать, раздавались лишь всхлипы особенно набожных. Голодный трактирщик воспрял духом и стал было надеяться, что молитва вот-вот закончится. Но она все продолжалась. «Почему все перестали плакать? — думал про себя трактирщик. — Неужели они больше не голодны?»

И тут он вспомнил о чолнте. О, какой чолнт ждал его дома! Все остальные блюда, приготовленные его женой для праздничного ужина, не шли ни в какое сравнение с этим чолнтом. Он еще помнил сочный звук, с которым мясо опустилось в кастрюлю — жена поставила ее на плиту за день до наступления праздника. О чолнте трактирщик знал одно: чем дольше он остается на огне, тем вкуснее становится. Утром, перед тем как отправиться в синагогу, наш герой приподнял крышку: чолнт томился уже восемнадцать часов. «Неплохо, — произнес он одобрительно. — Но нужно дать ему еще несколько часов». Долгая дорога, сбитые ноги и ноющий от голода желудок — ничто по сравнению с великолепием этого чолнта, который с каждой минутой становился сочнее.

Очевидно, остальные евреи думают о том же. Теперь понятно, почему они перестали рыдать: дома каждого из них на медленном огне ждет чолнт. «Хорошо, что служба сегодня длинная, — утешал себя трактирщик. — Чем дольше чолнт стоит на огне, тем лучше».

А молитва все продолжалась. Желудок трактирщика свело от голода, ноги стали подкашиваться, разболелась голова, к горлу подступили слезы. В те моменты, когда его особенно охватывало отчаяние, он вспоминал о своем чолнте, рисуя в воображении картину готового мяса: снаружи оно было упругим, а внутри мягким, его ароматом пропиталась и картошка, и бобы, и кишке, все это время томившиеся в котелке. Каждая дополнительная минута, напоминал себе голодный еврей, идет на пользу чолнту.

Прошел еще час. Хазан вновь начал читать особенно эмоциональную часть молитвы. Когда он дошел до описания страшной сцены Б-жественного суда, вершимого Небесами, все прихожане как один зарыдали. На этот раз сердце несчастного трактирщика не выдержало, потому что он понимал причину этих слез. «Ну хватит! — зарыдал он. — Какой уж там чолнт! Он уже давно готов! Я голоден и хочу домой!»

***

История еврейского народа подобна чолнту.

В Талмуде сказано, что «народ Израиля жил в изгнании среди других народов и только прошедшие гиюр могли стать его частью». На самом простом уровне понимания речь идет о неевреях, которые за время нашего рассеяния сближались с еврейским народом и решали принять иудаизм. Согласно хасидскому учению, Талмуд указывает также на многочисленные «души», которые наш народ перерождал и возвышал на протяжении многих веков своего изгнания, — «искры святости», заключенные в творениях нашего мира.

Великий каббалист раввин Ицхак Лурия (Ари) учил, что искра Б-жественности присутствует в каждом из творений Всевышнего: это центральная точка, составляющая душу творения.

Именно с этой целью еврейский народ рассеян по пяти континентам: только так мы можем приблизиться к искрам святости, которые ждут своего освобождения во всех уголках земного шара. И выходит, что издательство, расположенное в точке А, выпускает книгу с учением Торы на бумаге, произведенной на фабрике в точке
B, которая, в свою очередь, получила материалы из древесины, добытой в точке C. Или лесная поляна становится местом для молитвы еврея, а научная теория, разработанная английскими учеными, поможет еврею вдвойне оценить Б-жественную мудрость, присутствующую в этом мире.

Чем святее эта искра, тем глубже она запрятана. Великие каббалисты обычно проводят аналогию с разрушенной стеной: ее верхние камни всегда падают дальше остальных. Подобным же образом, наделив частью Себя все создания в этом мире, Всевышний
сделал так, что самые «высокие» с духовной точки зрения творения «спускаются» в наиболее отдаленные и заброшенные уголки земли. Вот почему мы пребываем в галуте — изгнании из Святой Земли, сопровождаемом вынужденным подчинением правителям других народов, погружением в их культуру, отсутствием явного вмешательства Творца в нашу жизнь и нашим кажущимся смирением с волей судьбы и верой в счастливый случай. Все это — «схождение ради восхождения», миссия, которую мы исполняем в самых заброшенных (и с географической, и с духовной точек зрения) уголках нашего мира, раскрывая, освобождая скрытые в них искры святости.

И чем мучительнее наше изгнание, чем тяжелее выпавшие на нашу долю испытания, чем сложнее наша миссия, тем ценнее награда. Каждая дополнительная минута, проведенная в галуте, позволяет освободить новые искры Б-жественного, и каждое новое схождение вниз дарит новое видение Б-жественной цели.

Но в определенный момент каждый еврей должен дать волю своим чувствам и воскликнуть: «Ну хватит! Чолнт уже давно готов! Хочу домой!»

Янки Таубер

Шейндл Кроль