Иешива посреди пирамид

26.12.2014

Когда Яаков со своей семьей направлялся в Египет, где еврейскому народу было суждено провести более двух столетий, сына «Йегуду он послал перед собой указывать перед ним дорогу» (Берешит 46:28). Слово лехорот («указывать дорогу») в переводе с иврита означает «давать указания», «учить». На основании этого мидраш делает вывод, что миссия Йегуды состояла в том, чтобы «основать дом учения, который распространит идеи Торы».

К тому времени Йосеф уже жил в Египте, а Яаков уже получил известие о том, что двадцать два года, которые его сын провел вдали от дома, ничуть не преуменьшили ни его знаний, ни верности Торе. И, разумеется, у Йосефа было достаточно влияния и средств, чтобы открыть лучшую в стране иешиву. Почему же Яаков хотел, чтобы именно Йегуда, нищий чужак, стал тем, кто откроет дом учения для всех евреев Египта?

Йегуда и Йосеф

Между детьми Яакова произошел раскол: десять из двенадцати братьев под началом Йегуды объединились против Йосефа, и разногласия между ними породили массу страданий и ссор.

Конфликт между братьями был намного серьезнее споров о разноцветных одеждах, которые Яаков якобы подарил Йосефу, или о том, был ли Йосеф любимым сыном Яакова. Причины разногласий были гораздо глубже. Речь шла о принципиальных различиях в мировоззрении и подходе к жизни. В похожей ситуации оказывается еврей, попадая в мир идолопоклонников.

Братья Йосефа были пастухами, подобно Аврааму, Ицхаку и самому Яакову. Они выбрали этот род занятий потому, что уединенная, размеренная жизнь пастуха, далекая от волнений и суеты мирской жизни, способствовала единению с природой и максимально соответствовала их духовным устремлениям. Они пасли овец в долинах и на холмах Кнаана, таким образом отстраняясь от земных забот, созерцая величие Творца и служа Ему с ясным умом и умиротворенным сердцем.

Йосеф отличался от них. Он был человеком мира, счастливчиком, случайно преуспевшим в политике и коммерции. Оказавшись проданным в рабство, он довольно скоро стал управляющим делами своего хозяина. Очутившись за решеткой, спустя некоторое время добился расположения тюремного начальства, которое поставило его над другими узниками. В дальнейшем Йосеф стал вторым человеком в Египте, наместником фараона, правителя самого могущественного народа тех времен.

Однако ничто из этого его по-настоящему не трогало. Раб, заключенный, правитель миллионов или главный казначей империи — все эти роли не имели для него никакого значения: важный сановник, живший в роскошном дворце и отдававший приказания египетским министрам, оставался все тем же Йосефом, что когда-то изучал Тору, сидя в ногах у своего отца. Его духовная и моральная сущность формировалась глубоко внутри и была неподвластна влиянию окружения, общественного устройства или деятельности, которой он посвящал все свое время.

Конфликт Йосефа с братьями был, по сути, конфликтом между духовными традициями и новым по тем временам прагматизмом, между группой простых пастухов и талантливым предпринимателем. Братья не могли принять того факта, что можно вести светский образ жизни, не становясь при этом светским человеком, что можно сохранить в своем сердце Б-га, пребывая даже в самом развращенном обществе на земле.

В этом конфликте Йосеф должен был выйти победителем. Духовной изоляции, характерной для первых трех поколений еврейского народа, было суждено однажды закончиться; Яаков с семьей пришли в Египет, где «плавильный котел» изгнания со временем сотворил из его потомков народ Израиля. Как Йосеф и предвидел в своем сне, его брат и отец поклонились ему. Яаков осознал значение всех этих снов и ждал их свершения, а братья Йосефа, которым было намного сложнее смириться с тем фактом, что эпоха пастухов подошла к концу, боролись с ним на протяжении двадцати двух лет. Но затем и они признали, что историческое испытание еврейского народа заключалось в том, чтобы вести духовную жизнь именно в материальном мире.

Отцы-основатели

Как бы то ни было, именно Йегуде, а не на Йосефу поручил Яаков основать дом учения, который стал бы источником знаний Торы для еврейского народа в Египте.

Первые три поколения евреев не были «фальстартом» — они заложили основу для своих потомков и их будущего. Именно в этой основе Йосеф черпал силы для поддержания своей веры и праведности в чуждом окружении, и именно она стала фундаментом, на котором построена вся история еврейского народа.

Еврей живет в материальном мире, но почва, в которую уходят его корни, — это чистая духовность. В своей повседневной жизни еврей должен уподобиться Йосефу, но образование он должен получить у Йегуды.

На основе бесед Любавичского Ребе
MeaningfulLife.com


Шейндл Кроль