Как Лаг ба-Омер евреев от казаков спас

05.05.2015

В 1734 году 36-летний Исроэл Баал Шем Тов (Бешт) был признан абсолютным праведником и лидером зарождающегося хасидского движения. До того времени он прилагал немало усилий, чтобы скрыть от окружающих уникальные черты своей личности. Он вел себя и одевался, как самый простой, необразованный и бедный польский еврей. 

На жизнь Баал Шем Тов зарабатывал физическим трудом, а свои молитвенные практики, медитации и глубокое изучение Торы держал в строгом секрете. В разговорах с евреями он обычно обнадеживал их, рассказывая поучения и истории из Мидраша и Талмуда, учащие тому, насколько ценно простое, но искреннее служение Творцу. Он стремился пробудить в евреях любовь к Б-гу и ко всему еврейскому народу и всегда добивался этого, поскольку говорил на языке, понятном простому народу. Никто и не подозревал, что этот еврей гораздо умнее, чем кажется. Об уникальных способностях Бешта было известно только его жене.

Иногда, однако, Бешту приходилось использовать свой невероятный дар для помощи попавшим в беду евреям, а иногда и целым общинам. Выполнив же свою миссию, он немедленно уходил туда, где его никто не знал. Одна из подобных историй произошла в Лаг ба-Омер.

В те времена еврейские общины Речи Посполитой нередко оказывались жертвами казацких отрядов и других озлобленных антисемитов. Мужчин погромщики забивали до смерти, женщин, насиловали, принадлежавшее евреям имущество присваивали или уничтожали. Однажды до местечка, где жил тогда Баал Шем Тов, дошли слухи, что к ним идет очередная шайка жестоких грабителей. Все местные евреи решили оставить свои дома и на несколько дней уйти в горы, чтобы переждать казацкий налет там. С ними был и Баал Шем Тов. Евреи укрылись в пещерах, которыми была усеяна холмистая местность.

Из своего укрытия они видели, как в местечко ворвались казаки. Не найдя там никого из местных жителей, бандиты начали срывать свою злость и недовольство на их имуществе. Они оккупировали винный склад, напились до невменяемого состояния, расколотили все винные бочки, а затем устроили поджог. Евре
и дрожали от страха, полагая, что казаки могут решить обыскать окрестности и найдут их в пещерах.

Прошло несколько дней. Злодеи сложили на улицах местечка целые горы из трофеев, награбленных в еврейских домах и лавках. Жители местечка все еще сидели в укрытии, трясясь от страха. Как же они испугались, увидев, что невзрачный Исролик (так называли Исроэла Баал Шем Това) средь бела дня собирает у пещер всех находившихся в укрытии детей!

Послышались крики недовольства. Баал Шем Тов поведал всей общине о наступлении праздника Лаг ба-Омер, когда евреи должны выходить в поля и с радостью праздновать день Шимона бар Йохая. Бешт заверил евреев в том, что им не грозит никакая опасность, а в заслугу соблюдения обычаев Лаг ба-Омера вся община удостоится защиты и спасения. Каким-то образом убежденность Бешта передалась взволнованным родителям, и они разрешили ему продолжить начатое. Переходя от пещеры к пещере, он собрал почти всех детей общины.

Взрослые просто не верили своим глазам, а Баал Шем Тов между тем начал свой мини-парад. Дети широко шагали и счастливо пели, ведомые своим новым лидером. Поначалу они побаивались и стремились вести себя потише, но вскоре страх улетучился, они пели все громче.

Родители смотрели на своих детей с волнением и любовью, но вскоре их внимание привлек сам Баал Шем Тов — будто они увидели его впервые. Он пел и танцевал с детьми, на лице его был написан восторг, каждое движение отражало Б-жественное воодушевление. Знакомый им раньше простак Исролик на глазах превращался в святого. Его голос, слившись с голосами чистых невинных детей, рождал прекрасное пение, достойное небесных ангелов.

Парад с песнями и танцами продолжался довольно долго. Затем Баал Шем Тов отвел детей на полянку, усадил на траве и дал каждому угощения, которые принес с собой. Он убедился в том, что каждый малыш правильно произнес благословение на полученный гостинец. Затем, когда дети поели, Бешт начал рассказывать им захватывающие истории из Талмуда и Мидраша о рабби Шимоне бар Йохае и рабби Акиве. Дети внимательно слушали Баал Шем Това и, чувствуя его любовь к себе, отвечали ему тем же.

Взрослых же евреев не оставляло волнение. Почему Исролик продолжает подвергать детей опасности и не спешит возвращать их родителям? Они переводили испуганные взгляды с разоренного местечка на детей, сидевших перед Бештом. Они молили Б-га, чтобы все закончилось благополучно.

Вдруг евреи увидели, что казаки поспешно покидают местечко и что есть мочи разбегаются в разные стороны. Все произошло так неожиданно, что бандиты даже не захватили с собой ничего из награбленного, оставив лишь разоренные дома. Поначалу евреи в страхе решили, что казаки отправились на поиски их самих, но скорость, с которой те сбежали из местечка, развеяла их страхи. Вскоре все евреи вернулись в свои дома. Опасность миновала!

На месте картина произошедшего стала ясна. Каким-то образом казаки узнали, что к местечку приближается отряд регулярных войск. Спасая свои жизни, погромщики спешно бежали, бросив все награбленное, чтобы не тащить лишнюю тяжесть.

Счастливые евреи немедленно вернулись в свои дома, продолжая поражаться произошедшему с ними чуду. Никто из них не сомневался, что избавление от погромщиков они заслужили благодаря тому, что их дети радостно отпраздновали день великого мудреца рабби Шимона бар Йохая, Лаг ба-Омер, вместе со скрывавшимся до этого момента праведником, Баал Шем Товом, — который уже покинул их и продолжил свои странствия.

Йерахмиэль Тильс

Шейндл Кроль