Заразная война

27.11.2015

Леденящая душу история: Дина, дочь Яакова, единственная, кстати, девушка, упомянутая в библейских сказаниях о праотцах, выходит на улицу погулять, чтобы «посмотреть на дочерей той страны». На нее обращает внимание сын правителя страны: он ее похищает и насилует. Узнав, что произошло с их сестрой, два брата – Шимон и Леви – идут на невероятные хитрость и коварство и в результате не только освобождают Дину из плена, но в качестве мести вырезают весь город. А остальные братья, другие сыновья Яакова, приходят вслед за ними и разграбляют город в расплату за бесчестие своей сестры.

Яаков приходит в ужас от всего случившегося и говорит Шимону и Леви: «Вы навлекли беду, вызвали ненависть жителей этой страны». На что в ответ они вопрошают, а как еще мы должны были поступить? «Разве можно обращаться с нашей сестрой, как с продажной женщиной?» – говорят они. Этот риторический вопрос завершает эту историю. Но чувства Яакова находят свое продолжение в тот момент, когда он на смертном одре, благословляя сыновей, говорит о Шимоне и Леви: «В гневе своем убили они людей, по прихоти своей истребляли волов… Жестокий гнев их и ярость свирепая».

История Дины обращает на себя особое внимание тем, что не несет за собой ничего положительного. Итог ее печален со всех сторон. Дина совершает необдуманный поступок – выходит на улицу в опасном месте и попадает в руки насильника. Яаков сам активных действий не предпринимает: он не присоединяется к сыновьям, но и не останавливает их. А они как раз предпринимают действия, но какие? Совершают коварное массовое убийство. А дальше разграбляют город. Яаков осуждает поступок сыновей, но они отвергают критику отца. И текст Торы не отвечает на вопрос, кто в этой истории прав, а кто виноват.

Что вообще можно выучить из этой истории, кроме того, что молодым и не только девушкам не стоит гулять по улице в незнакомом и опасном месте?

***

Великий еврейский мудрец Маймонид защищает Шимона и Леви и считает их поступок оправданным. Ведь жители города, на глазах у которых совершалось похищение девушки, никак не воспрепятствовали преступникам, не пытались спасти ее, не потребовали привлечь преступников к суду, а значит, стали, таким образом, соучастниками преступления. Кстати, вероятно, именно отсюда Маймонид выводит идею, что правило «все в народе ответственны друг за друга» распространяется не только на евреев, но и на другие народы. Как писал в XVI веке великий еврейский философ и комментатор Торы рабби Меир Арама, «любое преступление, о котором окружающие знают и продолжают бездействовать, становится грехом не конкретного преступника, а общества в целом».

Другой великий еврейский мудрец, Нахманид, в противовес Маймониду придерживается обратной точки зрения: да, законы Ноя, которые человечество получило после потопа, требуют от всех народов установления законности и справедливых судов, но это не значит, что бездействие общества и судов в отношении виновного в тяжком преступлении автоматически возлагает вину на всех остальных.

Дискуссию на этот счет продолжают и современные комментаторы Торы. Двое из них – профессор Меир Штернберг и раввин Эльханан Самет – подвергли историю изнасилования Дины детальному литературному анализу. И оба исследователя отмечают интересную деталь – в этой истории в каждой строчке просматривается нравственная двусмысленность. Не только в поведении братьев и реакции Яакова.

Взять, например, главного злодея в истории – Шхема. С одной стороны, не знающий никаких моральных ограничений и пользующийся своей вседозволенностью преступник. С другой стороны, когда его собственный отец убеждает вернуть по-хорошему Дину ее семье, а то как бы войны между племенами не вышло, злодей Шхем говорит в ответ: «Возьми мне эту девушку в жены!» И далее Тора такими словами говорит о чувствах Шхема: «Всей душой привязался он к Дине, дочери Яакова. Влюбился он в девушку и говорил ей слова, которые приходятся девушкам по сердцу».

Сравним эти слова с другим известным описанием изнасилования в Торе, когда Амнон овладел своей сестрой Тамар. И сразу же «возненавидел ее чрезвычайно, и стала эта ненависть сильней любви, которой любил он ее, и сказал ей Амнон: “Встань и уйди!”».

***

Повествование будто намеренно отчуждает наши симпатии по отношению ко всем героям истории – легкомысленной Дине, ее жестоким обидчикам, мстительным братьям и бездействующему Яакову. В этой истории нет ни положительных героев, ни неисправимых злодеев. Ни ясных выводов. Для чего она тогда вообще приведена, ведь Тора – это не историческая летопись.

История с Диной учит нас тому, что ни Яаков, ни Шимон с Леви не были правы – дело всё в том, что в некоторых ситуациях правильного решения просто не существует. И как бы человек ни поступил, он будет неправ, так как любой его выбор будет сопряжен с отказом от моральных принципов.

Давайте проделаем мысленный эксперимент. Представьте, как соседствуют друг с другом несколько племен. Большая их часть готова жить в мире и согласии с остальными, но одно племя всегда добивается своих целей, прибегая к жестокости. Что в этом случае происходит с остальными племенами? Одно из них повержено агрессорами, завоевано и порабощено. Народ второго – спасается бегством, отправившись в далекие и неизведанные земли. Если же одно из племен начнет защищаться от агрессии, то его членам также придется ступить на путь жестокости, агрессии и убийства. Ирония заключается в том, что для успешного отражения нападения тебе надо самому превратиться в угрозу для окружающих.

Иными словами, на агрессию есть три варианта реагирования: подчинение, бегство и подражание. Таким образом, даже если все племена, кроме одного, стремятся поддерживать мирные отношения и не собираются воевать, милитаристских устремлений того одного будет достаточно, чтобы агрессивные настроения распространились на весь регион. Таковы природа человека и законы развития общества.

Джонатан Сакс