Убить по приказу

29.12.2015

Вскорости после смерти Иосифа евреи были превращены египтянами из оберегаемого национального меньшинства в рабов. Пройдут долгие годы, прежде чем Моисей увидит горящий куст, услышит глас Б-га и выведет с великими чудесами и знамениями Его народ из Египта. Пока же положение евреев в рабстве только ухудшалось, карательные меры против них вводились одна за другой, и в какой-то момент совсем обезумевший фараон повелел убивать всех рождающихся еврейских мальчиков, оставляя в живых лишь девочек. Эта трагедия стала поворотным моментом, приблизившим Исход евреев из Египта.

Фараон отдал этот приказ, который иначе как фашистским не назовешь, двум женщинам. Нам мало известно о том, кем они были, только имена – Шифра и Пуа. Мы даже не знаем, кем они были по национальности: еврейками или египтянками – в библейском тексте они упоминаются лишь однажды, именно в рассказе об этом приказе фараона, и названы там а-меялдот а-иврийот. Большинство комментаторов текста переводят это выражение как «еврейские повитухи». Но согласно другому пониманию, которое разделяли такие разные еврейские мудрецы и философы, как Абарбанель, Луцатто, Флавий, это словосочетание также может означать «повитухи евреев». То есть Шифра и Пуа запросто могли быть египтянками.

Однако важна не их национальность. Важно, что они отказались выполнять кровавый приказ фараона: «Убоялись они Б-га, не послушались властелина Египта и оставляли всех детей в живых». Именно этот отказ стал поворотным моментом истории, и на прямом фактурном уровне – так как еврейский народ выжил, и на глубоко ментальном – ведь оказалась подорвана власть и легитимность повелителя самой могущественной страны того времени. Причем уже среди простых египтянок. Даже они стали считать приказы фараона аморальными, безнравственными и бесчеловечными.

Причем бунт Шифры и Пуа не был излишне эмоциональным, не принял формы протестов – они просто не выполняли приказ, и это стало первым в истории задокументированным свидетельством акта гражданского неповиновения. А когда фараон, замечая, что еврейских младенцев меньше не стало, призвал повитух к ответу, те не стали пускаться в какие-то идеологические объяснения, а просто ответили: «Еврейские женщины зачастую успевают родить еще до того, как к ним придет повитуха».

***

Смелость и в то же время некая прозаичность и простота, сопровождающие эту историю, схожи по своему описанию с подвигами тех, кто спасал евреев от Холокоста в годы Второй мировой войны. Они сами не считали себя героями, не били себя кулаком в грудь, не требовали наград, а просто вели себя так, как считали правильным, полагая, что так в аналогичной ситуации должен вести себя каждый человек. Если он хочет называться человеком.

Прошло больше трех тысяч лет, прежде чем нравственный принцип древнеегипетских повитух приобрел законодательную силу на мировом уровне. Это произошло на Нюрнбергском процессе в 1946 году. Практически все нацистские преступники заявляли в свою защиту: «Мы просто выполняли приказ». Причем приказ избранного законным путем правительства, которое получило поддержку большинства населения, и потому в соответствии с доктриной национального суверенитета имело право на установление внутри страны своих законов, даже если кому-то со стороны они кажутся карательными.

Нюрнбергский процесс, среди других решений, дал ответ и на этот аргумент нацистских преступников, введя в мировую юридическую терминологию и практику понятие «преступление против человечества». Это формулировка, но суть была понятна за десятки веков до этого двум простым египетским повитухам – преступные приказы исполнять нельзя, даже если они оформлены в соответствии с буквой закона. Просто потому, что этим законам нельзя подчиняться по причине их абсолютной аморальности.

История еврейских повитух раскрывает перед нами глобальную библейскую концепцию: истина могущественнее власти. Миром правит его Создатель, и потому любой поступок ultra vire, то есть выходящий за рамки предоставленных полномочий, а в данном случае – выходящий за границы морально-нравственных законов, отрицает волю Творца, эти законы и сам этот мир. Эти поистине революционные идеи нашли потом воплощение в политическом устройстве большинства государств, по крайней мере – развитых стран, в которых демократические институты, избирательная система, парламент и общественные организации ограничивают принятие карательных решений правительством. Нравственные законы простираются за пределы государств, для них не существует границ. А смелый поступок Шифры и Пуа сделал их одними из самых выдающихся женщин Древнего мира и героинями многих литературных произведений. В частности, их история лежит в основе романа американского писателя Генри Дэвида Торо Civil DisobedienceГражданское неповиновение»), изданного в 1849 году. А эта книга, в свою очередь, вдохновила на борьбу за права человека двух величайших мыслителей XX века – Махатму Ганди и Мартина Лютера Кинга.

Джонатан Сакс