Что сплотило еврейский народ

12.02.2016

В недельной главе «Трума» мы обстоятельно читаем, как евреи возводили мишкан – переносной храм, который они перевозили из лагеря в лагерь во время странствий в пустыне. Это необычайно длинное повествование занимает почти треть книги «Шмот», что приводит нас к закономерному вопросу: зачем нам описывают все так подробно? Почему другой, казалось бы, более важный процесс созидания, как Сотворение Б-гом нашего мира, был описан максимально сжато и занял в Торе всего 34 стиха, а история возведения мишкана длиннее его буквально в 15 раз?

Ответ на эту загадку грандиозен. Главная тема книги «Шмот» – рождение народа. Именно поэтому она повествует о египетском рабстве, фараоне, казнях, Исходе евреев, переходе через море и завете, заключенном у горы Синай. Все эти события в дальнейшем стали частью коллективной памяти народа.

Переход от «Берейшит» к «Шмот» символизирует переход от семьи к народу. Евреи вошли в Египет в лице одной большой семьи. Исход из Египта они совершили, будучи уже довольно многочисленным народом, разделенным на 12 колен евреев и присоединившихся к ним представителей других народов, обозначаемых Торой как эрев рав, «великое смешение». Их объединила судьба. Это были люди, которых египтяне преследовали и поработили. У евреев был общий враг. Кроме того, евреи хранили память о праотцах и их Б-ге, то есть у них было общее прошлое. Однако намного сложнее было обеспечить их коллективную ответственность за будущее.

Мы чувствуем, насколько евреи были пассивны и часто недовольны дарованной им свободой – как это часто и бывает с теми, кто долгое время был этой свободы лишен. Такие люди всегда ждут, когда кто-то еще – Моше или сам Всевышний – обеспечит их едой и водой, избавит от любых опасностей и приведет в Землю Обетованную. Евреи плакали и жаловались на судьбу при малейшей неудаче или опасности. Это случилось после первого, неудавшегося обращения Моше к народу, и возле Красного моря они вновь начали плакать: «И сказали они Моше: “Разве могил недостает в Египте, что взял ты нас умереть в пустыне? Что это ты сделал нам, выведя нас из Египта? Ведь об этом мы тебе говорили в Египте: оставь нас, и будем мы служить египтянам, ибо лучше нам работать на египтян, чем умереть в пустыне!”».

После рассказа о разделении вод Красного моря в Торе сказано, что на время народ «устрашился Б-га», «и уверовали в Б-га и Моше, служителя Его». Но спустя всего лишь три дня евреи вновь продолжили жаловаться на жизнь. У них закончились запасы воды, а вода в источнике, найденном ими в пустыне, была горькой и непригодной для питья. Затем закончились и съестные припасы. И сказали сыны Израиля: «Лучше бы нам умереть от руки Б-га в стране египетской, когда мы сидели у горшка с мясом и хлеб досыта ели, ведь вывели нас в эту пустыню, чтобы уморить все собрание это голодом!» Вскоре и сам Моше воскликнул: «Что мне делать с этим народом? Еще немного – и они побьют меня камнями!»

До этого момента Всевышний постоянно творил чудеса для евреев: вывел их из Египта, разделил для них воды моря, дал источник воды, сочащейся из камня, и манну с небес; а они так и не стали единым народом и оставались группой людей, нежелающих или неспособных взять на себя ответственность и действовать сообща.

Теперь же Б-г совершает по-настоящему величайший поступок в истории – Он открывается перед евреями у горы Синай. Этот момент стал единственным в истории случаем, когда Творец явил Себя всему народу. Евреи трепетали: такого с ними не случалось никогда – ни прежде, ни в будущем. Но сколько длилось это единение? Лишь сорок дней. А затем евреи сотворили золотого тельца.

Если все эти чудеса, разделение моря и Синайское откровение не превратили евреев в единый народ, что же могло на них повлиять? И тогда Всевышний совершил то, что от Него никак не ожидали. Он сказал Моше: говори с народом, скажи им, чтобы они пожертвовали тем, что им принадлежит – будь то золото, серебро или бронза, шерсть или кожи животных, масло или благовония, даже собственные навыки и время, – на общее строительство дома, в котором буду пребывать Я. Это сооружение не должно быть большим, устойчивым и крепким. Пусть они сделают что-то вместе, станут строителями.

Моше исполнил наказ Б-га. И народ с готовностью откликнулся на этот призыв. Пока евреи строили мишкан, в народе не было ни жалоб, ни недовольства, ни смуты. Чудеса Всевышнего не смогли сделать с евреями того, что сделало строительство мишкана. Оно изменило народ, сплотив его, родило в нем чувство ответственности и самоидентификацию.

В таком контексте история мишкана становится неотъемлемым элементом зарождения народа. Неудивительно, что повествование о его строительстве составляет значительную часть одной из книг Торы. Становится понятно также и то, почему этой книгой стала именно книга «Шмот». Мишкан существовал не всегда, но его урок стал вневременным и истинным.

Мишкан – настоящий символ свободного общества. Это дом, который мы строим вместе. И только став созидателем, человек становится членом общества. Свободу мы зарабатываем тем, что отдаем. Ее невозможно получить незаслуженно, просто в подарок. Мы становимся свободными благодаря тому, что делается нами, а не для нас. Это понимание актуально и сегодня.

Джонатан Сакс

Шейндл Кроль