Город за семью печатями

23.10.2018

На какой горе остался след ноги библейского Авраама, кто царил в древнем ближневосточном оазисе и как ростки Минойской культуры обнаружились в Израиле.

В двух предыдущих заметках, посвященных путям-дорогам Святой земли, мы проследили, где наши праотцы входили в страну Израиля, пересекая реку Иордан, и как направлялись к первому городу на своем пути – Шхему – и дальше двигались на юг к древнему религиозному центру Бейт-Эль. Для человека, совершающего ныне этот путь на машине, дальнейшая дорога на юг предопределена маршрутом главной дороги Иудеи и Самарии – шоссе номер 60. Похоже, что эта дорога повторяет путь, который избрал в своем путешествии Авраам. Библейский текст, впрочем, тут крайне лаконичен: «И отправился в путь Авраам, продвигаясь на юг». Но нынешнее шоссе, прочерченное линией по карте, и есть кратчайший путь на юг что для современной машины, что для кочевого табора с сотнями учеников и стадами овец и другого скота.

Аврааму, правда, пришлось на том пути свернуть из-за засухи в короткую вынужденную эмиграцию в Египет. Но после возвращения из Египта он уже прочно осел на юге Святой земли – в Хевроне. Именно здесь он строит третий свой жертвенник: первый и второй были возведены, напомним, в Шхеме и Бейт-Эле. Но Хеврон остаётся священным для всех евреев городом до сих пор.

Хеврон – один из древнейших городов человечества, находящийся на границе двух совсем разных природных зон. Это очень заметно при взгляде из окна машины по дороге из Иерусалима мимо Хеврона на юг: десять минут езды – и зеленые холмы Хевронского нагорья сменяют бескрайние пастбища северного Негева. Вот тут, очевидно, и пас свои стада библейский Авраам: поднимался в горы летом и спускался в низину зимой, как это делали бедуины до недавних времён.

Отсюда, с высоты Хевронского нагорья, Авраам смотрел на Содом и Гоморру, которым суждены было погибнуть. Здесь же «торговался» со Всевышним, пытаясь спасти жителей этих городов, как это описано в нынешней библейской главе «Ваера», которую иудеи всего мира читают как раз на этой неделе.

Впрочем, место, откуда возносил свои молитвы и чаяния Авраам, в библейском тексте точно не указано, но арабы сохранили по этому вопросу устойчивую традицию, которая кажется весьма убедительной. Рядом с еврейским поселением Маале-Хевер к востоку от Хеврона есть Макам Наби Якин – святилище, с которого вполне можно рассмотреть в дымке южный конец Мертвого моря, где и стояли погибшие города, над которыми эта гора возносилась больше чем на тысячу метров. Там арабы даже показывают след ноги Авраама, отпечатавшийся в камне во время разговора с Б-гом.

После разрушения Содома Авраам, согласно библейскому тексту, покинул на время Хеврон и двинулся дальше на юг: «И поселился он между Кадешем и Шуром, и проживал он в стране Граре». И мы четко понимаем, что такое «страна Грар» – область, через которую идет одноименная долина. Сейчас это место между городом Нетивот и границей с сектором Газа по понятным причинам довольно редко посещается туристами, кроме как весной, когда вся долина покрывается фантастическим ковром цветов. Но если оказаться там в другое время года, то станет ясен контраст между зеленью долины и сплошной «желтизной» вокруг.

Такую свежесть долине даёт множество родников, бьющих там с библейских времён и доныне. Таким образом, эта долина испокон веков была оазисом среди полупустыни западного Негева. И люди, как обнаружили археологи, жили там с очень, очень древних времен. Именно в этой долине поселился Авраам. Сейчас там по большей части тихо, гуляют немногочисленные туристы, а на окрестных полях трудятся фермеры. Но Авраам и его сын Ицхак очень любили эту теперь мало кому известную долину и возвращались в нее снова и снова. Особенно, когда в стране Израиля начинались голод и засуха.

Кто были в те времена основные жители долины? Библейский текст ответа не даёт, лишь обозначая, что этим местом правил в то время Авимелех, который так или иначе постоянно упоминается в истории на протяжении всей жизни Авраама, Ицхака и Яакова. А значит, может являться не личным именем, а названием народа, жившего в этой долине во времена праотцов, с представителями которого еврейским патриархам надо было постоянно взаимодействовать. Отсюда и частота употребления слова «Авимелех» в библейском тексте.

Эта долина в библейском тексте называется также «страной филистимлян», что звучит явным анахронизмом – ведь филистимляне, известные египтянам как «народы моря», нахлынули на Ближний Восток около 1200 г. до н.э., а тут речь идет о событиях, происходивших на 800 лет раньше!

Однако недавно в историю «страны Грар» внесли свою ясность археологи, которые обнаружили во время раскопок в долине признаки явной связи с Минойской культурой на Крите. В таком случае древние жители долины были колонистами с Крита и родней грекам!

Еще вопрос, ответ на который мы не находим в библейском тексте, – это точное место рождения Ицхака. Из нынешней недельной главы известно лишь, что перед его рождением Авраам с семьей оставили прекрасную долину Грар. Но мы также знаем, что изгнание наложницы Агарь с младенцем, описываемое в этой же главе, произошло в окрестностях Беэр-Шевы, как сказано: «И заблудилась она в пустыне Беэр-Шевы». А значит, и Ицхак мог родиться именно там.

Примечательно, что на месте Беэр-Шевы тогда находился не город и даже не поселение, а снова оазис – на пересечении караванных путей. И в этом оазисе произошла знаменитая первая встреча между Авраамом и царём авимелехов, в результате которой и был заключён этот странный союзный договор между евреями и жителями Грара, подобного которому не заключал никто из последующих патриархов, пророков и царей. Это еще раз подчеркивает важность долины, значимость её властителей и необходимость свободного доступа к ней в засушливых климатических условиях.

Да и само название – Беэр-Шева – осталось как напоминание об этом загадочном союзе, хотя вряд ли это осознают нынешние жители административной, промышленной и научной столицы юга Израиля. Беэр-Шева – это просто игра слов. С одной стороны – «колодец клятвы», а с другой – «колодец семи». Именно в эту игру играл Авраам, когда вдруг привёл на заключение союзного договора семь овец. Зачем тебе семь овец, удивился Авимелех. Чтобы ты больше не забыл, чей это колодец и чей оазис. Отныне он называется Беэр-Шева и он мой! Так и запомнили.

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...