Без статьи виноватые

31.01.2020

Ответственны ли рядовые немцы за Холокост и может ли быть виновна вся нация – размышляет наш обозреватель.

Уходящая неделя прошла под знаком памяти о Холокосте и снятии блокады Ленинграда. И в то самое время, когда лидеры разных стран участвовали в траурных мероприятиях по всему миру, а их придворные историки продолжали пересматривать итоги Второй мировой войны с конъюнктурных соображений, в Израиле произошло не самое важное, казалось на первый взгляд, событие: министерство просвещения запустило проект, получивший название «Шомрей зикарон» – «Хранители памяти».

На первом этапе каждый из участвующих в проекте 800 старшеклассников проинтервьюирует одного бывшего узника концлагеря, а потом заучит его историю наизусть, чтобы после ухода того в небытие остался человек, который сможет воспроизвести его историю слово в слово. Так истории прошедших через ад Холокоста будут передаваться не только письменно, но и устно дальше – от поколения к поколению.

Одни видят в этой идее отголосок великой книги Рэя Бредбери «451 градус по Фаренгейту». Другим этот проект, возможно, покажется даже спорным. Кому-то – утопическим. Но для меня несомненно одно: это очень еврейский проект. Потому что именно так – устно – на протяжении тысячелетий у евреев передавалась память о великих днях Исхода из Египта и других ключевых событиях еврейской истории. И с заповеди передавать эту память из уст в уста и начинается недельная глава «Бо», которая будет звучать в синагогах всего мира в эту субботу: «И сказал Г-сподь Моисею: “Иди к фараону, чтобы совершить знамения все эти. И дабы ты рассказывал сыну своему и сыну сына своего о знамениях Моих, которые Я совершил в среде египетской, и познаете, что Я – Б-г!”».

И когда многие тысячи, а затем и миллионы людей рассказывают следующим поколениям свою историю, то постепенно она становится частью народной памяти. И практика изустной передачи, как показывает еврейский опыт, может оказаться даже надежнее письменной, особенно в моменты обрушения цивилизаций – о сколько их было на наших глазах!

И сегодня, пока еще живы бывшие узники концлагерей – а их во всем Израиле живет сегодня всего 800 человек, – необходимо зафиксировать для устной памяти их истории. И сделать это надо как можно скорее, поскольку все они – глубокие старики и, как ни прискорбно это сознавать, вскоре уйдут в мир иной. И вот тогда настанет очередь «Хранителей памяти», затвердивших их рассказы и готовых передать их следующему поколению.

Разумеется, не случайно для этой миссии выбраны дети. Ведь именно их память станет залогом того, что знание о Холокосте продолжит передаваться следующим поколениям. Именно дети являются главными «шомрей зикарон» – хранителями памяти народа – и основой его вечного существования. И не случайно в той же главе «Бо» Моисей отказывается от предложения фараона отпустить только взрослых. «Мы пойдём с сыновьями и дочерями», – категорично отвечает властителю крупнейшей мировой империи еврейский пророк.

И именно после этого – отказа фараона отпустить еврейских детей – его страну и постигают те немыслимые бедствия, вошедшие в историю как казни египетские, опустошившие и разорившие могущественнейшую сверхдержаву того времени. Многие комментаторы Священного Писания трактуют эти казни как расплату за порабощение, притеснение и убийства евреев, которые позволили себе египтяне. И тут неминуемо встает вопрос о справедливости такого наказания и о степени ответственности целого народа за преступления против другого народа.

Вопрос этот, как известно, необычайно остро стоит до сих пор, причем в самых разных аспектах: политическом и историческом, философском и теологическом. Немецкая интеллектуальная элита, к примеру, пытается снять со своего народа вину за уничтожение 6 000 000 евреев рассуждениями, что, дескать, немцы выступали лишь в роли орудия, а разве можно судить молоток за то, что он забивает гвозди?! Да и разве найдётся в уголовном кодексе такая статья?

Но ведь то же самое могли сказать, да и почти наверняка говорили египтяне! Мол, предсказано же было свыше Аврааму, что «пришельцами будут потомки твои в чужой стране и будут рабами», а мы – лишь исполнители. Однако же не было ведь предсказано, что это будут именно египтяне, так что и у них был свободный выбор: брать на себя или нет роль поработителей евреев. И они этот выбор сделали. Да и угнетать тоже можно по-разному! Египтяне с изрядным энтузиазмом усердствовали в выполнении этой своей «миссии», задавшись на определенном этапе целью вообще уничтожить евреев как народ. Как тут не вспомнить слова героя Шварца: «Мы все учились у Дракона, но почему ты оказался первым учеником?!»

Но ответить на этот вопрос трудно и страшно. В равной степени – как трудно признать правду и покаяться. Гораздо проще – пытаться исказить историю и увиливать от её неминуемого суда.

Комментарии