Еврей под каждой маской

09.03.2020

На исходе прошлого Пурима мне довелось услышать почти анекдотическую историю. В иерусалимское такси села молодая симпатичная монашка – ничего необычного в этом нет: в Святом городе множество и православных, и католических монастырей, и, как следствие, монахов и монашек тоже предостаточно.

Таксист – молодой израильтянин – завел с пассажиркой весьма откровенный разговор, в ходе которого раскрыл перед ней свою навязчивую сексуальную фантазию: поцеловать монашку.
– Я понимаю, сестра, что вам – нельзя, – сказал он. – Но если бы вы дали себя поцеловать, то исполнили бы мою мечту. А разве исполнить мечту человека – это не богоугодное дело?!
– Богоугодное, сын мой! – согласилась монашка. – Если тебе так хочется, так и быть – целуй!

Такси остановилось, поцелуй случился, после чего таксист и его пассажирка некоторое время ехали молча.
– Я понимаю, что вас сейчас мучают угрызения совести, сестра, – наконец нарушил тишину таксист. – Раскаиваетесь, наверное?
– И да, и нет, сын мой, – прозвучало в ответ. – Кстати, меня зовут Хаим, и я еду на пуримский бал-маскарад.

Я пишу эти строки, когда Израиль уже живет Пуримом, а взрослые и дети готовятся к карнавальным балам, которые год от года проводятся со всё большим размахом, а костюмы участников становятся всё более роскошными. В сущности, некая карнавальность сопровождала еврейство на протяжении всей национальной истории: порой наши ненавистники напяливали на нас уродливые карикатурные маски и натягивают их по сей день, как это было в конце февраля в бельгийском городе Апсте, а порой мы и сами надевали на себя те или иные маски, чтобы выжить в антисемитской среде. Как поётся в песне из фильма «Блуждающие звезды»: «Подумай только – ты король, а должен быть шутом».

Да и традиция устраивать в Пурим карнавалы и надевать маскарадные костюмы, кстати, во многом оттого, что это – Праздник Сокрытия. Ведь все герои этой истории, включая самого Творца, до определенного момента скрывались под различными масками. Но настал момент, когда маски оказались сброшены и все действующие лица обрели свое истинное лицо.

Точно так же вся жизнь евреев в Персии проходила под маской. Мы знаем, что многие евреи достигли в Персии достаточно больших высот, в том числе и при царском дворе, что и иллюстрирует в «Книге Эстер» образ Мордехая, но при этом были уже глубоко ассимилированы в местное общество. Они говорили на фарси или в лучшем случае на арамейском, а иврит был почти забыт и оставался достоянием лишь кучки посвященных. Да и свое еврейство они в Персидской империи старались не афишировать.

Евреи в них проснулись лишь в тот момент, когда они, включая тогдашнего главу иудейской общины Мордехая, осознали, что все их попытки раствориться среди местного населения, сохранив при этом еврейскую самоидентичность «для домашнего пользования», оказались тщетными, а при царском дворце найдется немало завистников, как злодей Аман, которые всегда улучат возможность напомнить царю, что среди его приближенных «затесался» еврей.

Эта трактовка совсем не каноничная, поскольку рисует и евреев, и их вождей в совсем неприглядном свете, но мне она намного больше по душе, поскольку нечто похожее я наблюдал своими глазами в начале 1990-х годов: как евреи, многие годы усиленно маскировавшиеся под кого угодно и даже отрицавшие свою принадлежность к иудейскому племени, вдруг возвращались к своим корням и становились активными деятелями возрождающихся еврейских организаций. Потому что в годы расцвета антисемитского общества «Память» и разгула черносотенных настроений неожиданно осознали: бить всё равно будут не по паспорту.

А нашим родителям до сих пор памятны Пурим 1953 года, выпавший тогда на 5 марта, и случившееся чудо – смерть Сталина, остановившая депортацию советских евреев на Дальний Восток. И эта смерть в великий праздник почти всеми евреями, родившимися до исторического материализма, включая старых коммунистов, была однозначно воспринята как знак Свыше.

Есть что-то мистическое в том, что сегодня основная угроза Израилю снова исходит от Персии, хотя современные иранцы мало имеют отношения к тем персам и вряд ли могут считаться наследниками той великой империи. Но нынешние правители Ирана, подобно персидскому злодею Аману, снова грозят нам смертью, видимо, позабыв, что две с половины тысячи лет назад этого антисемита повесили именно на том дереве, которое он для евреев готовил.

Комментарии