Ох, рано сдаёт охрана

01.10.2021

Почему теория Дарвина не противоречит иудаизму, а напротив, легко вписывается в него, объясняет наш колумнист.

Помнится, в седьмом классе мне поручили для общешкольного мероприятия сделать доклад о важности охраны окружающей среды. Я с увлечением приступил к делу, перечитал кучу имевшейся на тот момент литературы и сосредоточился в докладе на том, что может стать с человечеством, если оно эту самую среду охранять не будет.

Представ перед полным залом, я стал рисовать апокалиптические картины, как из-за высокого уровня загрязнения воздуха люди уже через пятьдесят лет будут вынуждены ходить в масках, а из-за глобального изменения климата начнут гибнуть урожай на полях, рыба в море и барашки в поле. В таких благоприятных для себя условиях начнут развиваться новые вирусы и бактерии, а человека начнут поражать самые разные болезни. В том числе и те, о которых люди до этого просто не знали.

Признаюсь, я и сам не очень верил в эти свои слова. Главным для меня, пацана, было – произвести эффект, напугать аудиторию, и, похоже, мне тогда это удалось. Полвека с того моего доклада еще не прошло, но оглядываясь назад, я понимаю, что большинство тех страшных предсказаний, увы, сбылись, хотя и до сих пор сомневаюсь, что техногенный фактор в них оказался решающим.

Тот давний доклад мне невольно вспомнился, когда я перечитывал самую первую главу Пятикнижия, которую будут торжественно оглашать в синагогах всего мира в эту субботу. Признаюсь, не многие отрывки при перечитывании каждый раз вгоняют меня в такой священный трепет, как этот. Только очень недалекий и плохо знакомый с языком оригинала человек может воспринимать этот текст как примитивный и мало чем отличающийся от онтологических мифов и сказок других древних народов.

Но образованный читатель не может быть не заворожен той величественной картиной сотворения Вселенной, которая открывается ему с каждым новым словом этого отрывка. Как открывается история развития по заранее заложенной программе нашего материального мира, в которой легко возникают ассоциации и с теорией Большого взрыва, и образованием «темного» и «светлого» вида праматерии, и формированием звезд и планетных систем. И уже затем идёт история нашей матушки-Земли и зарождения жизни с точным воспроизведением теории эволюции – вот только с иным движущим началом, чем считал Дарвин.

А при желании в этом тексте можно легко найти и упоминание о динозаврах – о змее, ходящем на двух ногах, – и именно эту идею о людях и динозаврах, как о двух конкурировавших разумных расах, положил Гарри Гаррисон в основу своего гениального фантастического романа «Запад Эдема».

Да и от имени первого человека веет «экологией»: на иврите «адама» – это земля, а Адам – «взятый из земли» дословно. Не знаю, отсюда ли берет свое начало бытующее у многих народов представление о земле как праматери человечества: вспомним хотя бы расхожее в русском фольклоре выражение «мать сыра земля».

Но одновременно в имени Адам отражена двойственность нашей природы: заключенное в нём слово «дам», означающее на иврите «кровь», напоминает о нашем материальном животном начале, а прибавление к нему первой буквы алфавита «алеф» напоминает о высшем единстве с Творцом и природой. Как и главное поведение, которое получает человек – «возделывать и охранять» этот сад! И если с «возделывать» всё более-менее понятно, то с «охранять» возникает вопрос. От кого это Адам должен охранять райский сад? Неужто от леопарда? Лично у меня нет иного ответа на этот вопрос, кроме как: «От самого себя!» Ибо вся история человечества свидетельствует о том, что люди сами являются причиной всех катаклизмов, которые происходят в нашем мире. И исключительно потому, что вместо сотрудничества с Небесами бросают им вызов и нарушают те базисные ценности, которые были даны им для их блага.

И история Всемирного потопа явный тому пример. Гигантская экологическая катастрофа, приведшая к глобальному изменению окружающего человека мира и заставившая немногих выживших приспосабливаться к резко ухудшимся условиям обитания, стала следствием того, что люди дали слишком большую волю своим животным страстям.

И глядя через окно на сегодняшний день, читая статьи о «радикализации климата», грозящих нам бедствиях и о сотворенном человеком и вырвавшемся на свободу вирусе – уж не знаю, верить ли этим материалам, – я вновь думаю, что мы наступаем на те же грабли. Мы так и не научились охранять мир от самих себя.

«Где ты?» – спрашивает Б-г у Адама сразу после «грехопадения». Но зачем Он спрашивает? Разве Он не знает? Основоположник любавичского хасидизма рабби Шнеур-Залман настаивал, что этот вопрос обращен не столько к Адаму, сколько к его потомкам, к каждому из нас. Где мы? На какой ступени развития находимся? Что творим с собой и с миром? И от этих вопросов, как и от Б-га, никуда не спрятаться. И никакие уловки и отговорки здесь не помогут. Тем и отличается человек от животного – он ведает, что творит, и должен быть готов отвечать за это.

Комментарии