Двуглавый фараон

07.01.2022

Почему Нурсултан Назарбаев закончит свои дни как воевавший с евреями фараон, объясняет наш исторический корреспондент.

Какого-либо издания Библии в Советском Союзе было не достать. Она имелась разве что в запасниках библиотек, да в тех редких семьях, которым удалось на протяжении столетия сохранить привычный образ жизни и имущество, но таких в стране, прошедшей за этот век через многочисленные войны, революции и чистки, почти не было. И уж тем более их не было среди евреев, для которых погромы начала века плавно перетекли в Первую мировую, потом в Гражданскую, а затем в репрессии и, наконец, Холокост.

Поэтому об Исходе из Египта и царях Давиде и Соломоне мы впервые узнавали отнюдь не из книг, а из наивных рассказов наших бабушек. Как и правду о том, что происходило в еврейских местечках в годы войны и как снимал свою кровавую жатву серп сталинских репрессий. Точно так же, к слову, и мои нееврейские друзья узнавали – от своих бабушек и дедушек – правду о революции и коллективизации ещё до того, как появятся в открытой продаже книги Солженицына или Шаламова. Так, по-своему, они выполняли великую заповедь: «И расскажи сыну своему».

Впервые эти слова прозвучали в библейском отрывке «Бо», который будут оглашать в синагогах в ближайшую субботу: «И расскажи сыну своему, что совершил для меня Бог в день, когда я выходил из Египта». И перечитывая на днях эти строки, я не мог отделаться от мысли, что мы живем на том витке истории, когда в мире наблюдаются явное ослабление демократических тенденций и не менее очевидное усиление диктаторов самого разного калибра.

Впрочем, я готов допустить, что на каком-то этапе диктатура при всех её минусах может оказаться куда более успешной и даже полезной для страны, чем демократия. Но проблема в том, что эта польза становится очень уж мнимой величиной после того, как диктатор, окончательно утвердившись в безграничной власти, начинает верить в абсолютную истинность своих решений. И это в итоге всегда оборачивается не только крахом самого диктатора, но и колоссальными бедами для всей страны.

И главный тут вопрос, а где именно находится та точка невозврата, после которой любой диктатор из выразителя сокровенных и невысказанных чаяний «глубинного» народа превращается в разрушителя собственной страны? Ответ на это как раз и содержится в библейской главе «Бо», повествующей о бедах и казнях, обрушившихся на Египет – архетип любой будущей империи.

Уже обрушились на Египет жуткие эпидемии, уже уничтожено градом и дикими зверями всё сельское хозяйство, а всё живое кишит вшами. И всё же египтяне продолжают приветствовать политику своего фараона, не желающего выпускать евреев из рабства. Народ и партия, как говорится, ещё едины. Но дальше до египтян начинает доходить, что они платят за это единство слишком уж непомерную цену. В отличие от того же фараона, продолжающего купаться в роскоши. Однако население привыкло к покорности, а элиты пока ещё поддерживают египетский престол.

Но потом и ближайшее окружение фараона понимает, что он ведёт всех скопом к полной катастрофе – и личной, и государственной. А потерять всё из-за одного дурака на троне элиты не готовы. И тогда они ему кричат: «Дай этим людям уйти! Разве ты еще не видишь, что Египет гибнет?!»

Но в том-то и дело, что фараон не видит. Да и не хочет видеть – ненависть и желание личной мести настолько ослепляют его, что он не замечает ни страданий собственного народа, ни гибели своей страны. И это и есть та самая «точка невозврата» – когда личные «хотелки» он ставит выше интересов народа и государства. После этого уже ни один диктатор не имеет права на власть, его режим утрачивает внутреннюю легитимность, а неизбежное крушение остаётся уже делом времени.

Когда читаешь сегодня новости из некоторых стран, то видишь, как сюжет этот раз за разом оживает на глазах. Потому что можно прекратить издавать книги, можно удалять тексты из интернета и запретить деятельность организаций, занимающихся сохранением и передачей исторической памяти, и объявить писателей-сатириков иностранными агентами. Но невозможно запретить бабушкам рассказывать внукам о том, что они знают и помнят. И весь опыт еврейского народа, сам факт нашего существования сквозь войны, погромы и тысячелетия – лучшее тому доказательство.